Все новости

Меняя судьбы: как предприниматель разработал первые в РФ инвалидные коляски-вездеходы

Основатель первой в России компании по производству инвалидных колясок "Обсервер" Роман Аранин в интервью ТАСС рассказал, как его личная трагедия дала начало бизнесу по производству инвалидных колясок, а также можно ли на них без страха спускаться по ступенькам и посещать общественные пляжи

Выпускник Харьковского высшего военного авиационного училища летчиков им. С.И. Грицаева Роман Аранин в 1990-е переехал в Калининград и открыл сеть магазинов сантехники и обоев, которые работают по сей день, а параллельно увлекался экстремальными видами спорта — виндсерфингом и полетами на параплане.

"Началось все в 2004 году с неудачной подготовки к полету. Плохо рассчитал мощность мотора. Начал падать на высоковольтные провода, пытаясь уйти от них, нажал много газа, купол развернуло в обратную сторону за счет поворотного момента винта, и я упал с высоты около 30 метров. Очнулся, лежу на земле, рама двигателя переломила шею, бензин из него вытекает по спине. Я понимаю, что кроме того, что сломал позвоночник, могу еще и загореться. Но потом подбежали какие-то люди. Истории с инвалидными колясками, с производством или с покупкой, как правило, начинаются с плохой подготовки к полету", — вспоминает Аранин.

На реабилитацию ушло $350 тыс. и пять лет, за которые Роман вновь научился разговаривать и частично управлять руками и пальцами.

"Выживаемость с переломом четвертого шейного позвонка в России — 5%. К тому же под таких, как я, не существовало колясок — тело вообще не держит никак. Государство выдало мне электроколяску, с ней я поехал на море в Светлогорск, у нас там крутой спуск. Было под 25 градусов. Я был неопытный пользователь коляски, резко отпустил джойстик, вертикально сидел. Коляска осталась на месте, а я пошел в асфальт носом. Ощущения незабываемые. К счастью, со мной как раз был мой институтский друг Борис, который сейчас главный инженер "Обсервер". После этой истории мы начали думать, что с этим делать", — рассказал предприниматель.

Ремонт колясок

Друзья увидели, что на тот момент инвалиды чаще всего обращались в Фонд социального страхования с мелкими поломками своих колясок, как правило, китайского производства. Обычно вопрос решался покупкой новой коляски. Реальность была проста — приобрести комплектующие было сложно, а тот же "мотор-редуктор привезти в Россию было почти невозможно".

"Мы поняли, что эту нишу нужно занимать, так как, начав сотрудничать с нашей мастерской, фонд мог бы экономить деньги и за счет этого помогать большему количеству нуждающихся. С одной стороны, это очень плохо, что мастерских не было, а с другой стороны, если посмотреть под другим углом, получается замечательная бизнес-возможность", — рассуждает Аранин.

Деньги на мастерскую одолжили однокурсники друзей по летному училищу, "суммарно 10 тыс. евро", на которые в том же году запустили компанию "Обсервер". Параллельно Борис с Романом подмечали недостатки китайских колясок и учитывали их в своих планах по разработке собственных моделей колясок.

"По статистике, на 2014 год государство закупало 10 тыс. электроколясок на всю Россию через Фонд социального страхования и выдавало их инвалидам, и абсолютно все эти коляски были импортные. Умножаем на стоимость, немецкая — 200 тыс. рублей, китайская — 70 тыс. рублей. Умножаем на 70 тыс. рублей — получается 700 млн рублей. Вы заплатили налоги, мы заплатили налоги — и это все ушло китайцам. И мы подумали, что пора начать разрабатывать отечественные модели", — говорит основатель компании.

А вот уже в 2014 году предприниматели подали и защитили проект в Фонде региональных социальных программ "Наше будущее", учрежденном Вагитом Алекперовым (президент российской нефтяной компании "Лукойл", второй по объему нефтедобычи в России). Полученный заем 5 млн рублей позволил уже не делать коляски в гараже, а запустить полноценную мастерскую в Калининграде и также организовать большой склад с запчастями, российскими, китайскими и американскими, которые выбирали и о поставках которых договаривались весь первый год работы. После этого Борис и Роман уже официально смогли договориться о работе с Фондом социального страхования, который компенсировал ремонт колясок инвалидам, чтобы они могли обращаться в "Обсервер", а с полученными после ремонта документами возмещать эти средства.

Роман отмечает, что в начале пути руководствовался своим опытом из предыдущего бизнеса, но сейчас для начинающих предпринимателей есть акселератор. Это программа Корпорации МСП, которая занимается развитием малого и среднего предпринимательства для компаний, реализующих проекты в сфере социального предпринимательства, у которых есть запрос на трансформацию социальной миссии в качественный бизнес-проект, на оптимизацию продукта, настройку каналов продаж, на расширение рынков сбыта и масштабирование своего бизнеса.

"Программа Корпорации МСП помогает социальным предпринимателям получить экспертный взгляд на свой бизнес, возможность масштабировать бизнес, разбор передовых методик управления проектами и, конечно, прямой доступ к актуальным мерам поддержки, в том числе и финансовой", — говорит бизнесмен.

Разработка коляски-вездехода

В конце 2015 года предприниматели решили запустить массовое производство колясок-вездеходов. Детали для них брали отовсюду: весь каркас коляски — трубы, подлокотники, спицы — из России, вилки на передние колеса заказывали в Китае, а джойстики, помогающие управлять коляской, и подушки для спинки коляски — из Америки.

"Мы начали снимать пилотные модели в Светлогорске. Там фотограф загнал нас на лестницу, а коляска случайно для меня самого взяла и поехала по ступенькам. Там сверху на базу было установлено две дуги и моторчик и под подлокотником есть гироскоп, он постоянно отслеживает положение вместе с сиденьем в пространстве. Когда коляска пошла вниз, сиденье автоматически ушло назад, но я остался в том же горизонтальном положении, в котором и был. Это немного нервно сперва, потому что она идет под сумасшедшим углом, а ты не понимаешь, что все под контролем. Мы успели снять процесс спуска на видео, выложили в соцсети, и оно набрало 250 тыс. просмотров", — рассказал Аранин.

Это стало поворотным моментом в истории компании. Роман не только смог улучшить качество своей жизни, создав коляску для себя, с помощью которой решал бытовые задачи и стал активно проводить время с детьми, но и подарить определенную свободу передвижения инвалидам, которые были заложниками своих домов без лифтов.

"Благодаря вездеходу у нас пошли первые продажи — на русском рынке ничего подобного не было. Нами стали интересоваться и за границей. Один из первых заказов меня поразил: родственники одного парня из Аргентины после нашего видео на YouTube написали, что для сына, у которого даже голова не движется, надо разработать коляску, которая будет чем-то управляться. Мы сделали управление дыханием. Получается, четыре команды: сильный выдох — вперед, сильный вдох — назад, слабый выдох — направо, слабый вдох — налево. И он так управляет коляской уже несколько лет. Недавно ко мне на Facebook добавилась девушка. Я начинаю смотреть ее ленту и понимаю, что это его жена. Она прислала от него письмо с его первыми впечатлениями от нашей коляски. До этого 35-летнего парня всю жизнь катали, а сейчас он может сделать это сам. Это были сильные эмоции. Я продолжал листать ленту: свадьба, он в этой моей коляске, с трубочкой, в костюме, красивая женщина рядом. Проходит еще какое-то время, и я вижу, что у них рождается ребенок, и я понимаю, что наша трубочка и то, что он в нее дул, к этому ребенку имеют прямое отношение", — смеется Роман.

К тому же новая высокотехнологическая коляска, по словам Аранина, открывала для инвалидов с травмой шейных позвонков новые возможности для досуга. С ней можно не только преодолевать ступеньки, но и ездить по дюнам и лесным тропам.

Неограниченные возможности

Многие модели Аранин делал, отталкиваясь от своих потребностей, а на практике получается, что это удобно всем. Например, так разрабатывалась функция вертикализации, когда тело устает от длительного сидения и можно менять позу.

"На первой коляске, которую мы сделали, я сам ездил три года. Больше ни в одной фирме в мире генеральный директор не ездит и не испытывает свою коляску круглосуточно. На третий год у меня подлокотник отломился. Сели с инженерами, посмотрели, пластину сделали в два раза толще, и там те вырезы треугольные, которые были, на лазерной резке мы их просто убрали, и я продолжаю ее использовать. И мы бесконечно будем совершенствовать эти коляски, чтобы инвалиды сами голосовали за нас и говорили, что хотят коляску "Обсервер". Потому что все учтено, гарантия, бесплатный и быстрый ремонт, потому что 65% наших комплектующих — российские", — поделился основатель компании.

Несмотря на признание в России и за рубежом, Роман отмечает, что со своей высокотехнологичной разработкой "Обсервер" мог охватывать только 10% от возможного рынка. 5% из них — инвалиды, которые имеют деньги и не задумываются, просто покупают, и другие 5% — это благотворительные фонды, которые покупают финальному пользователю. 90% — это закупки Фонда социального страхования, который покупал заграничные коляски по 8 тыс. евро потому, что они были сертифицированы.

"Если у тебя нет сертификата от Росздравнадзора, который подтверждает, что эта коляска является медицинским изделием, то государство не имеет права ее покупать. А на тот момент они уже пошли по миру: в Австралию продали две, в Новую Зеландию — пять, в Бразилию — одну, в Аргентину — одну, а на всю Россию — только 25. Вездеходы приносили нам до 50 млн рублей в год при стоимости одной коляски от 300 тыс. рублей. Это те самые 10% российского рынка плюс 5–7% зарубежных заказов. Чтобы расшириться, надо было добавить в модельный ряд массовые коляски", — объясняет Роман.

В 2016 году Роман с командой инженеров взялся за разработку неавтоматизированной модели коляски наподобие китайских, что государство закупало для инвалидов. Сертификат на нее получали два года, и обошлось это в 2,5 млн рублей на одну модель. А вот для получения сертификата для вездехода испытательного оборудования в России не было. Предприниматель отправил властям коммерческие предложения закупить это оборудование и поставить на заводе "Обсервер", но пока движения истории нет, и он решил расширять производство за счет массовых колясок.

Строительство фабрики

В 2018 году Аранин с командой технического отдела из 12 человек занял часть помещения своего строительного магазина, и к этому моменту оно уже не позволяло производить и хранить больше колясок. Поэтому было принято решение строить полноценную фабрику.

С проектом фабрики команда Аранина подала заявку на участие в конкурсе социальных проектов, и Фонд развития промышленности Калининградской области выделил 80 млн на строительство. Еще 25 млн рублей ушло на станки и 20 млн рублей — на комплектующие.

"В 2018 году мы фактически по этой территории близ Берлинской дороги с губернатором Калининградской области зимой вместе ходили, я говорю: "Антон, мне нравится вот это поле, чтобы люди, которые будут заезжать из Европы по Берлинской трассе, их впечатление от России начиналось с нашего красивого английского газона и нашей футуристичной фабрики". Наша идея понравилась, и губернатор выделил "Обсервер" 4,5 гектара земли для строительства. Земля была в сельхозназначении, и на ее перевод в промышленный статус ушло два года. В этот же момент Минпромторг компенсировал на два года 50% зарплаты всего производственного персонала. 50% комплектующих мы покупали в России, и это была очень ощутимая помощь, мы бы, наверное, без этого не стартовали", — отмечает предприниматель.

Тогда же появилось много сюжетов в СМИ о грандиозной задумке Аранина, и на него вышла одна из самых именитых дизайнеров интерьеров в Москве Дарья Колесова. Она так впечатлилась фильмом и идеей предпринимателя, что предложила бесплатно сделать для него дизайн-проект красивого промышленного предприятия.

Торжественное открытие провели с министром труда и соцзащиты Костяковым в октябре 2020 года. С тех пор отгрузили 140 колясок на сумму примерно 16 млн рублей. В январе все коляски отправили, в апреле пришли первые полмиллиона. Это, конечно, бешеное замораживание денег. Аранин рассчитывает в 2021 году выйти на производство 700 массовых колясок в год, на следующий год ставит планку 1,5 тыс.

Пандемия

В начале пандемии переезд "Обсервер" был в самом разгаре, они только заканчивали отделку нового помещения. Производство не прекращало работу, его оптимизировали так, чтобы те, кто мог работать дома, выполняли свои задачи там, обеспечили всем необходимым. Те же сотрудники, чей фронт работ требовал присутствия, работали с производства.

На тот момент сбыта не было, склад оказался забит, но продаж с марта по июнь не было, поэтому проблем с зарубежными комплектующими не возникло. Сейчас продажи практически полностью восстановились, "Обсервер" участвует в аукционах по закупкам массовых колясок для инвалидов от Фонда социального страхования и переживает теперь, чтобы держать марку и оперативно поставлять свою продукцию в регионы.

"Мне кажется, все прочувствовали с пандемией, что нельзя такой стране, как наша, на 100% зависеть от импорта в любой сфере. Китай может встать, нам могут объявить какие-нибудь сумасшедшие очередные глупые санкции и так далее. Я думаю, что через год-два мы не будем практически зависеть от импортных комплектующих. В каких-то мелочах типа разъемов, может, и будем, но основные вещи типа мотор-редуктора, рамы, пластика будем делать сами", — говорит предприниматель.

Сейчас локализация производства компании — 65%. Для сравнения: локализация автомобилей завода Kia — 15%. Из импортных деталей у колясок "Обсервер" — английские джойстики и мотор-редукторы.

"Я всю свою карьеру в авиации отлетал на самолетах, сделанных на 100% в Советском Союзе, и что-то мне кажется, что это обидно, что мы не можем инвалидную коляску сделать. Мы уже сделали свой прототип, опытный экземпляр джойстика на замену английскому. Ну пока он носится, как дикий бизон, поэтому дорабатываем. Но я думаю, что через год уже джойстики тоже будут наши. Мы рассчитываем, что выйдем на локализацию 90%. Останутся покрышки, потому что дешевле китайцев их никто не делает, и, может быть, останется еще диск заднего колеса. Думаем, как сделать самим", — признается Роман.

В 2020 году "Обсервер" произвел около 600 колясок, а выручка в 2020 году составила около 80 млн рублей, и Аранин надеется, что в 2021 году будет больше благодаря продаже адаптационного оборудования для колясочников — подъемных платформ и лифтов. В планах Аранина — адаптировать российские пляжи по всей России для колясочников.

"В Калининграде сейчас насчитывается восемь адаптированных пляжей для инвалидов-колясочников. То есть практически в каждом приморском городе, а теперь еще и два пляжа в самом Калининграде, на озерах, адаптировано полностью под инвалидные коляски. В Крыму всего пара пляжей оборудовано, на Черноморском побережье Кавказа два оборудовано, это все тоже делали мы. На Байкале, на острове Русский, на озере Севан — это все наша работа, итого 25 пляжей уже сделали, восемь из них — здесь. Потихоньку осваиваем и культурные заведения — Третьяковская галерея уже купила у компании четыре лестницы-трансформера", — рассказывает Аранин.

Реабилитационный центр

Сейчас в компании работает около 40 человек, среди них порядка восьми — инвалиды. При этом Аранин подчеркивает, что не планирует делать "резервацию для инвалидов". Он хочет, чтобы на фабрике работало чуть больше людей с ограниченными возможностями, чем в обычной жизни, но не большинство, чтобы люди без инвалидности чувствовали себя так же органично.

"Массаж, физиотерапия и реабилитационный центр — хорошо, но они не возвращают человека в обычную жизнь, а мы увидели, что мы вот взяли тогда трех или четырех колясочников в эту свою мастерскую, и у ребят жизнь изменилась полностью. Я горжусь своими ребятами и не хочу, чтобы они реализовывались только за счет льгот. Пример одного из моих сотрудников, Глеба: в свои 24 года он жил с мамой вдвоем на инвалидную пенсию в съемном доме. В техникуме он отучился на оператора станка ЧПУ фрезерного. Если раньше пресс-форму мы заказывали где-то там в Германии за бешеные деньги и ждали потом еще два-три месяца, то теперь благодаря ему мы ее делаем здесь в пять раз дешевле, по времени это у нас занимает ну четыре-пять дней, пока станок работает. Он получает зарплату плюс к пенсии. Купил дом, машину, встречается с девушками. Все, жизнь поменялась, когда он начал работать и жить самостоятельно", — говорит Роман.

Отсюда у Аранина появилась идея реабилитационного центра для инвалидов на территории завода. Там после несчастного случая люди смогут возвращаться к нормальной активной жизни уже за полгода.

"В моем случае для возвращения к нормальной жизни потребовалось пять лет, поэтому я бы хотел смягчить самый жесткий этап для инвалидов, когда они в шоке или отчаянии и не понимают, что с ними произошло, родственники не знают, что делать с этим бездвижным телом. Как раз на этом этапе обычно семьи и распадаются. Мы будем подхватывать еще на этапе реанимации, чтобы не допустить пролежней от того, что он не переворачивался несколько дней. Потом будем переводить в один из семи оборудованных коттеджей позади фабрики. За три месяца реабилитации он на наших ребят посмотрит, убедится, что жизнь не закончилась и можно все поменять. А дальше он уже решает сам — хочет быть офис-менеджером, бухгалтером, оператором робота-сварщика… Мы его обучаем, и он получает новую специальность, а дальше уже сможет менять свою жизнь так, как захочет", — делится Роман.

Кроме того, на территории есть площадь для строительства еще одного здания, прямо позади фабрики, такого же по конструкции и масштабу. В зависимости от того, что будет более успешным — производство колясок или реабилитационный центр, компания будет строить отдельный склад или же большой реабилитационный центр с бассейном, для чего планирует воспользоваться кредитом МСП Банка с льготной ставкой 7,7% (дочерний банк Корпорации МСП, которая занимается развитием малого и среднего предпринимательства — прим. ТАСС).

Беседу вела Анна Садова

Теги