Все новости

От детей к хипстерам: как перепрофилировать производство одежды в кризис

Руководитель компании Booboo Kids Дмитрий Александров рассказал ТАСС, как с закройщика на фабрике вырос до генерального директора бренда детской одежды, зачем вести бизнес в особой экономической зоне и как перепрофилировать производство в условиях пандемии
Дмитрий Александров Моргунов Евгений/ТАСС
Описание
Дмитрий Александров
© Моргунов Евгений/ТАСС

В 2014 году закройщик Дмитрий Александров работал на фабрике "Балтшвей", занимавшейся пошивом меховой продукции. К этому времени спрос на меховые изделия падал и дела у компании шли неважно. Тогда с директором компании они проанализировали спрос и поняли, что рынок одежды высокого качества для новорожденных растет. Дмитрий решил съездить в соседнюю Польшу, чтобы посмотреть, какие там есть ткани.

"Я на своей машине поехал в польский город Лодзь, где есть целая улица трикотажа — там огромное количество фабрик, которые делают ткани для детской одежды высочайшего качества: тонкий и мягкий, подходящий под требования для детской одежды. Расцветок и рисунков тоже было много, потому что они используют очень дорогое красильное оборудование. Ни российское, ни китайское сырье, которым тогда был переполнен рынок, даже в сравнение не шло с пенье (самая качественная разновидность трикотажа, с длиной волокон пряжи не более 8 мм, благодаря чему ткань получается эластичной и мягкой — прим. ТАСС), который предлагали поляки. Вернувшись с образцами, бизнес-планом и примерной линейкой одежды, которую мы разработали с модельером, я пошел к собственникам фабрики с предложением инвестировать в новый проект Booboo Kids", — вспоминает предприниматель.

Часть необходимого оборудования и сотрудников уже была, но инвестиции для открытия новой компании требовались немалые — около 6 млн рублей на ткани, специальные машинки, автоматизированную программу для создания лекал и аренду, но собственники фабрики охотно вложились в новый проект.

"Мы закупили ткани в Польше, оборудовали цех 750 кв. м на окраине Калининграда под новое производство и сшили пробную партию боди и комбинезонов для малышей до года. Я нанял менеджера по продажам, с которым мы все это отсняли и упаковали в презентацию. Коллекция очень удачно попала в нишу качественной детской одежды для новорожденных из европейского сырья. Подобного продукта на российском рынке было немного, и мы уже к концу 2014 года нашли дистрибьютора в Москве, закупавшего у нас продукции на 3 млн рублей, которую мы партиями отшивали и отправляли в столицу каждый месяц", — рассказывает предприниматель.

Таким образом, год компания завершила с оборотом 8,8 млн рублей. А в 2014–2015 годах уже стала выходить на сетевые магазины детской одежды в Калининграде – "Ладошки", "Остров детства", "Сказка" и другие. Количество реализуемой одежды к этому времени достигло 25 тыс. единиц в месяц.

Особая экономическая зона

Еще до открытия компании, в 2006 году Калиниград причислили к особой экономической зоне (ОЭЗ). Изначально это было направлено на создание новых возможностей для развития региона и развитие конкурентоспособного собственного производства продукции и услуг. Для этого компаниям, имеющим статус резидентов экономической зоны Калининграда, предоставлялись налоговые и таможенные льготы. Также новый статус расширял возможности для привлечения зарубежного и российского капитала для развития области и, впоследствии, улучшения жизненного уровня населения. Но в 2016 году, когда в Калининграде поменялись условия для закупки сырья как для особой экономической зоны, у компании Александрова начались первые сложности.

"При новых условиях на любой продукт, который содержит иностранное сырье в составе, нужно делать квоту и оплачивать либо при ввозе сюда, либо уже потом готовую продукцию при вывозе в Россию. Также при вывозе нужно заплатить таможенные пошлины и НДС, которые закладываются в финальную стоимость. У нас как получается: то, что из польского сырья, мы продаем на Калининград дешевле, чем на Россию, потому что туда просто добавляются эти 10% НДС и таможенная пошлина", - говорит Дмитрий.

Поэтому Booboo Kids поменяли стратегию работы с регионами и стали отправлять товар только большими партиями, чтобы не растаможивать его отдельно на каждое юрлицо, чтобы сохранить издержки и при этом продолжили работать с польскими тканями.

"Переходить на русские и узбекские ткани мы не хотели. Плотность их тканей — 180, а у польской, которую мы используем, плотность 150–160, она более мягкая и приятная, идеально подходит для детской одежды. Есть сертификат, в котором указано, что одежда для новорожденных — это 100-процентный хлопок обязательно, для детей чуть постарше можно использовать до 5% примесей — эластана либо полиэстера. Много производств в России и Узбекистане немножко врут, указывая 100% хлопка в составе, поэтому у них не покупаем", — объясняет Александров.

Компания не стала уступать в качестве, но решила сократить помещение, в котором работали, до 475 кв. м, чтобы сэкономить на аренде почти вдвое. Также в компании решили расширить ассортимент детской одеждой до 152 см, добавили футболки и спортивные костюмы. Александров с менеджерами по продажам стали искать новые мелкие магазины для реализации своего товара в Калининграде. Все это помогло закрыть год с оборотом 12 млн рублей. В 2017 и 2018 годах выручка компании сократилась до 9 млн рублей.

Проблемы развития

По словам Дмитрия разнообразить линейку одежды и создать уникальные фасоны, которые бы отличали их от конкурентов сложно из-за кадровых проблем.

"Найти в Калининграде хорошего модельера-конструктора очень сложно. Мы пытались посотрудничать с местным образовательным учреждением одним, оттуда пара человек приходили. Но в течение года учить их, как правильно делать лекала, у нас нет ресурса. Поэтому, как только у нас ушла последний модельер, это был 2018 год, я сам углубился в моделирование и теперь лекала делаю сам. На швею тоже никто не хочет учиться. У нас швеи все предпенсионного возраста. Несколько человек должны были уйти, но повышение пенсионного возраста было, поэтому еще работают. И если они уйдут, то из вариантов, кого брать, это либо также предпенсионный возраст, либо мигрантов. Молодые швеи не хотят работать сменами по 11 часов 2/2. Им проще работать на корпоративные или частные заказы", — рассказывает Дмитрий.

Из-за этого, по его словам, за годы работы ассортимент Booboo Kids практически не менялся. Добавляли новые расцветки, а вот фасоны и модели остались практически теми же, что восемь лет назад. Также предприниматель отмечает сложность работы с иностранным сырьем в России, цена на которое растет пропорционально курсу евро, его длительная доставка из Калининградской области в силу прохождения нескольких границ и нежелание покупателей в России ждать товар.

Пандемия

В пандемию Booboo Kids, как и многие швейные производства, перешли на пошив масок. Заказов на одежду не было всю весну 2020 года, и компания начала производить средства защиты. Пять сотрудников работали в цехе с соблюдением необходимой дистанции. Несколько человек, кто был ближе к возрасту 60 лет, работали из дома, и Дмитрий привозил им все необходимое для работы.

"Наш московский дистрибьютор отказался от сотрудничества, и продукция зависла, мы до сих пор не можем выбить. Там уже даже ликвидировано предприятие, и видимо, пропал наш товар. Там очень большая сумма зависла. Потом ушли заказчики из Калининграда, Мурманска, Екатеринбурга. Второе — то, что из-за пандемии спрос упал, мелкие фирмы, которые у нас закупались, либо совсем закрылись, либо перешли на более дешевую продукцию. С начала этого года полностью подкосило то, что отказалась от нас одна крупная калининградская сеть, "Сказка". И еще одна просто перепрофилировалась на коляски. Я понял, что нужно искать какое-то антикризисное решение, потому что иначе мы просто не выплывем. И мы стали шить худи", — рассказывает предприниматель.

Александров решил запустить производство промоодежды. Сам спроектировал лекала на программе для моделирования, закупил турецкий футер и стал искать новых клиентов. Контракты удалось заключить с Музеем Мирового океана (им они шьют еще футболки и шоперы), "Пивным двором", другие небольшие магазины заказывают униформу для сотрудников и сувенирную одежду.

"Продажа худи и футболок помогла нам пережить самые тяжелые времена с апреля по сентябрь 2020 года. Благодаря этому ходу наша выручка в среднем по месяцу за прошлый год была 400 тыс. рублей. В два раза ниже, чем в хорошие времена. Потом я узнал о программе льготных кредитов от МСП Банка (дочерний банк Корпорации МСП, которая занимается развитием малого и среднего предпринимательства — прим. ТАСС) и взял 370 тыс. рублей на зарплаты. Это оказалось существенной поддержкой в кризис, благодаря ей мы сумели сохранить всех сотрудников", — делится директор компании.

Кроме того, предприниматель задумывается о том, чтобы снова обратиться за кредитом в МСП Банка уже для открытия шоурума в центре города, где будет представлена детская одежда бренда, где можно будет купить ее с минимальной наценкой. Благодаря стремительному росту внутреннего туризма, случившемуся из-за закрытия границ, предприниматель надеется, что это также поможет сохранить производство.

Также Корпорация МСП в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) представит свою стратегию развития, куда будут включены различные меры поддержки малого и среднего бизнеса. Все они сформированы при помощи диалога с предпринимательским сообществом. На сессии обсудят, как работать в новых экономических реалиях и какие меры поддержки продолжит оказывать государство.

Анна Садова