Все новости

Уход как творчество: как косметолог из Самары создала авторскую бьюти-методику

Косметолог Надежда Попова рассказала в интервью ТАСС о том, как комбинирует в одной процедуре массаж и уход для лица, а также каким образом эстетическая косметология помогает реабилитации после COVID-19
Надежда Попова Альберт Дзень
Описание
Надежда Попова
© Альберт Дзень

Косметолог из Самары Надежда Попова рассказала в интервью ТАСС о том, как комбинирует в одной процедуре массаж и уход для лица, а также каким образом эстетическая косметология помогает реабилитации после COVID-19.

Первые шаги в сфере массажа жительница Самары Надежда Попова начала делать еще 15 лет назад — тогда она прошла курсы в крупном обучающем центре, где за год освоила наиболее популярные техники массажа: спортивный, лечебный, расслабляющий. Позже она решила расширить спектр своих услуг и обучиться косметологии.

"В найме я не работала никогда. Сначала я получила статус ИП и занималась массажами в собственном кабинете. Клиенты в то время набирались в основном по сарафанному радио и группе социальной сети "ВКонтакте", которую вела моя дочь. В месяц мне это приносило в среднем 40–50 тыс. рублей. Потом мне стало интересно расширяться, и в 2013 году я окончила полугодовые курсы эстетической косметологии в учебном центре "Радонеж", где обучалась массажу и освоила медицинские и эстетические методики работы с лицом", — вспоминает Надежда.

Новые навыки органично вписались в процедуры массажного кабинета Надежды, и клиенты стали заказывать уход за лицом как дополнительную услугу. Надежда делала чистки, токовую, ультразвуковую, а также азототерапию лица, что помогло увеличить средний чек на 30%.

"Я сразу стала работать на дорогой израильской косметике. Клиенты видели эффект и понимали, что с их кожей работает профессиональная косметика. Она обходилась мне в среднем в 30 тыс. рублей в месяц, но я не хотела снижать планку. Один тюбик может стоить 8 тыс. рублей. Аналогичные процедуры в салонах красоты стоили как минимум на треть дороже, потому что в эту цену закладывались зарплаты администрации, бухгалтера, уборщицы, охраны. К тому же, на мой взгляд, когда работаешь с клиентами напрямую, у них возникает большее доверие", — отмечает Надежда.

Плюс ко всему уходовые процедуры для лица обеспечивали регулярность посещений. Многие из них — очищение, увлажнение, пилинги — делаются курсами или требуют регулярности. Это обеспечивало стабильную запись на две недели вперед.

"Свое дело помогает мне полностью обеспечивать себя и двоих детей в одиночку, дать им образование. Старшая дочь окончила медицинский университет на стоматолога. Сейчас воспитываю младшего сына", — признается Надежда.

Творчество в косметологии

Предпринимательница отмечает, что в косметологии, как и в массаже, нельзя стоять на месте. Нужно ходить на семинары, конференции, и потому она постоянно осваивает новые методы и технологии.

Так, в 2010 году она прошла обучение и добавила инъекционные услуги — мезотерапию (неинвазивный нехирургический метод, микроинъекции фармацевтических и гомеопатических препаратов, экстрактов растений, витаминов — прим. ТАСС), биоревитализацию (метод профилактики и коррекции косметических недостатков кожи путем насыщения ее глубоких слоев гиалуроновой кислотой — прим. ТАСС), дермапен (метод фракционной микроигольчатой терапии — прим. ТАСС).

Они позволяют доставлять активные вещества в подкожно-жировую клетчатку, где работают наиболее эффективно в зависимости от задач — омолаживают, увлажняют, оказывают лифтинг-эффект.

Так, к 2020 году благодаря регулярному обучению новым процедурам выручка специалиста достигла 70 тыс. рублей в месяц.

Надежда отмечает, что с клиентами ей повезло. Многие из них ходят к ней на процедуры годами и всей семьей. "Среди девушек 20–30 лет популярны процедуры косметологических чисток и увлажняющих уходов. Дамы постарше чаще интересуются лифтингом и инъекционными процедурами. Но если ко мне приходит женщина от 60 лет и она пренебрегала уходом раньше, а сейчас хочет подтянуть нижнюю часть лица массажем, я честно говорю, что это улучшит тонус кожи, но не даст эффекта, как круговая подтяжка или контурная пластика", — говорит она.

При этом косметолог признается, что нормально относится к бодипозитиву в том случае, если это "здоровый подход, когда женщина принимает свой возраст, но при этом продолжает за собой ухаживать, без фанатизма и желания повернуть время вспять".

"Кому-то это идет, помогает выглядеть гармонично, стареть естественно, но уход никто не отменял. Можно не красить волосы и не делать антивозрастные инъекции, но при этом ухаживать за волосами, лицом и телом. Тогда это в большинстве случаев красиво. Сегодняшние 40-летние выглядят моложе, чем 40-летние во времена наших мам, в том числе из-за того, что новое поколение больше внимания уделяет уходу за собой и более осознанно относится к поддержанию своей красоты", — считает специалист.

При этом Надежда подчеркивает, что для нее косметология — своего рода творчество. Все процедуры она делает с учетом индивидуальных потребностей клиента, и каждый раз это "что-то новое и особенное". Отсюда появилась ее авторская техника, в которой она совмещает косметологические процедуры с массажем.

"Я владею многими техниками как по лицу, так и по телу. В основном все техники у меня смешанные. Я комбинирую процедуры — делаю массаж лица, потом уходовые процедуры, пока у клиента на лице маска, делаю массаж рук и стоп. Клиенты, таким образом, кроме ухода получают и релакс, которого сейчас всем не хватает. Кроме того, в массаже я комбинирую техники: гавайскую, марокканскую, французскую, испанскую, тайскую, вьетнамскую и классическую", — объясняет Надежда.

Локдаун и самозанятость

Пандемия коронавируса не снизила доход Надежды. Напротив, она отметила повышенный спрос на уходовые процедуры. Женщины, по ее словам, стали больше заботиться о здоровье и красоте кожи.

Более того, осенью 2020 года она оценила преимущества работы в режиме самозанятости (специальный налоговый режим, по которому зарегистрировавшийся в приложении "Мой налог" может легально платить со своего дохода по льготной ставке: 4% — при работе с физическими лицами, 6% — с юридическими лицами — прим. ТАСС) и решила зарегистрироваться в приложении "Мой налог" следом за коллегой, которая помогла в нем разобраться.

Зимой 2020 года Надежда обратилась к услугам фриланс-менеджера для ведения канала в социальной сети обмена фото- и видеоматериалами Instagram, где стала показывать, как делает процедуры, публиковать полезную информацию по уходу, конкурсы и бонусы для клиентов, благодаря которым они могли получить дополнительные процедуры в подарок.

"Мне режим самозанятой нравится, я чувствую себя защищенной. Люди изначально боялись, что самозанятые не могут получить больничных и кредитов, а потом раскроются еще какие-то подводные камни. Но уже сейчас, год спустя, ясно, что все работает прозрачно и удобно", — говорит Надежда.

Кредит для самозанятых

Продолжая открывать новые возможности для самозанятых, Надежда узнала о поддержке Корпорации МСП (входит в структуру ВЭБ.РФ) и ее дочернего банка — в частности, о программе МСП Банка по выдаче кредитов по льготной ставке для самозанятых.

"Я поняла, что одними руками плюс-минус больше не заработаешь, и решила взять кредит на развитие бизнеса, пройти обучение и купить новое оборудование для электроэпиляции. Все оказалось достаточно просто, нужна была электронная подпись, но представители МСП Банка мне все пошагово объяснили. Так я получила 950 тыс. рублей", — рассказывает она.

Канадский аппарат стоил 750 тыс. рублей, обучение работе на нем — еще 100 тыс. рублей. Надежда посчитала, что при стоимости процедуры 30 рублей в минуту и двух — пяти процедурах в день он себя окупит за полгода.

"Я изучила множество отзывов, компаний и остановилась на канадском производителе. Это был лидер рынка, который давал на аппарат гарантию три года, проводил обучение. Договорилась, внесла предоплату. Где-то через полтора месяца они меня пригласили на обучение в Москву, которое обошлось мне в 100 тыс. рублей. Я обучалась не только электроэпиляции, но и термоэпиляции, удалению папиллом на этом же аппарате. Еще я приобрела расходные материалы, сухожаровой шкаф для стерилизации пинцетов, сняла дополнительный кабинет и купила для него кушетку", — делится косметолог.

Таким образом, благодаря кредиту у нее появились новые процедуры, что принесло дополнительный доход. Сейчас выручка специалиста составляет 80–90 тыс. рублей в месяц.

"В мае 2021 года я запустила новую процедуру. Клиенты уже довольны, это совсем не та электроэпиляция, как в советские времена, которая была болезненной и оставляла ожоги и раны. На моем аппарате игла тончайшая, она подстраивается под структуру волоса. При попадании в волосяной фолликул подается импульс тока на кончик иглы. Спустя две-три недели после первой процедуры просыпается спящий волосяной фолликул. Тот волос, который мы убрали, он уже не вырастает. По времени это пять-шесть процедур", — рассказывает Надежда.

Кроме того, в пандемию косметолог отметила, как часто к ней стали обращаться клиенты с проблемой выпадения волос после COVID-19, записываясь на мезотерапию. Сам процесс выпадения волос, по данным экспертов в области терапии и профилактической медицины, начинается только через месяц или два после перенесенного заболевания и может являться следствием как приема некоторых препаратов от коронавируса, так и самой инфекции.

"Во время болезни происходят различные метаболические нарушения, стресс, что напрямую влияет на клетки волосяных фолликулов. Процесс восстановления как раз ускоряет мезотерапия, которая доставляет питательные вещества непосредственно в кожу головы", — говорит специалист.

В ближайших планах Надежды — расширять базу клиентов за счет направления электроэпиляции и в перспективе начать обучать других мастеров, организовав свой курс.

Беседовала Анна Садова