Все новости

"Да будет свет!". Как компания из Смоленска стала поставлять лампы в страну сыра и часов

Сейчас Bellight производит 30 млн штук ламп, в дальнейшем руководство компании планирует этот показатель удвоить
Андрей Боровик  Анна Иванцова/ТАСС
Описание
Андрей Боровик
© Анна Иванцова/ТАСС

Сооснователь смоленской компании по производству источников света Bellight Андрей Боровик рассказал ТАСС о том, как основать свое производство после работы с Китаем, какие лампочки сегодня в тренде и какие последствия пандемия принесла его бизнесу. 

Искра рождает пламя

Андрей Боровик родился и вырос в Смоленске. К своему родному городу, по его словам, "очень привязан" – все этапы взрослого трудового пути вплоть до решения стать предпринимателем прошли здесь же. Но по его же собственному признанию, в бизнес все-таки пришел "не благодаря, а вопреки".

"Восемь лет назад мы вместе с двумя партнерами по нынешнему бизнесу работали на ламповом заводе "Искра". Когда-то в прошлом это был самый крупный завод по производству ламп накаливания на территории Советского Союза. В свое время мы открывали представительство завода в Смоленске, занимаясь дистрибуцией продукции в РФ и странах СНГ. Потом собственники завода условия работы сильно поменяли, и мы поняли, что нам теперь невыгодно работать наемными сотрудниками. Встал вопрос, что делать. И, конечно же, имея более чем 15-летний опыт работы в этой сфере, решили заняться аналогичной деятельностью, но уже в другом статусе", - вспоминает Андрей.

Так, в 2012 году трое основателей зарегистрировали компанию и переехали "в крохотный офис на двадцати квадратах". Вложения в запуск бизнеса составили порядка 1 млн рублей, а само предприятие изначально занималось дистрибуцией – под эти нужды предприниматели арендовали большой склад в 500 кв. метров.

"Первые два года мы платили себе минимальную зарплату, я получал что-то в районе 20 тыс. рублей, по сути, в несколько раз меньше, чем в найме. Было тяжело, но понятно, что такие условия – это обязательная плата за первые шаги в бизнесе. Но нам, к слову, было проще выйти на сбыт. Первая база клиентов набралась из людей, которые знали нас, как профессионалов, по работе с "Искрой". Сначала мы начали поставлять продукцию Брестского электролампового завода", - поясняет предприниматель.

"Лампочка Ильича" не в тренде

Помимо маленькой зарплаты, самым сложным испытанием в психологическом плане для Андрея стала боязнь - "не вытянуть бизнес финансово". Так, до запуска собственного производства компания допустила несколько дорогостоящих ошибок, которые могли привести "к полному сворачиванию деятельности".

"Мы почти сразу поняли, что ассортиментный ряд отечественных заводов, состоящий в основном из традиционных ламп накаливания или так называемой "Лампочки Ильича" – это очень небольшой кусок рынка. А в тренде светодиодные лампы, большая часть которых поставляется из Китая. Не стали исключением и мы – стали работать с китайцами, благо тогда, в 2012 году, они сами были очень заинтересованы в российском рынке. Поэтому договориться получилось относительно быстро – за полгода. Но большая часть уже оплаченной продукции стала приходить бракованной, что привело к непростым разговорам с нашими клиентами. Была даже вероятность полной потери контрактов. В итоге мы понесли большие убытки, надо было вернуть бракованный товар обратно и заменить его на нормальный", - отмечает Андрей.

Выводы предприниматели сделали – следующие партии товара в Гуанчжоу до отправки проверялись их представителем на месте, а оплату производилась только постфактум, на что китайские коллеги "скрипя сердце" все-таки согласились. Но в дальнейшем это натолкнуло предпринимателей на мысли о собственном производстве, и позволило бизнесу уже "прочно закрепиться" в сегменте промышленного и уличного освещения, оставив дистрибуцию партнерам. Совокупный объем вложенных средств в бизнес составил порядка 30 млн рублей.

Помимо Смоленска, представительства компании предприниматели открыли в Екатеринбурге, Самаре, Ростове и в таких странах как как Беларусь, Польша и Литва.

Работа с большим бизнесом

"В 2013 году мы стали работать с крупным бизнесом – компанией Леруа Мерлен (Leroy Merlin — французская компания, один из крупнейших европейских DIY-ритейлеров – прим. ТАСС). Начали с простеньких поставок – тех же бытовых ламп накаливания. Как молодая компания, мы дали очень низкие цены, но вкупе с хорошим сервисом на уровне больших компаний. Думаю, это и подкупило заказчика. Нам предложили поставлять уже светодиодные лампы, и мы вышли на хороший объем", - говорит предприниматель.

При этом Андрей признается, что в большей части тендеров и закупок компания не участвует, отдавая в этом вопросе "пальму первенства" своим дистрибьюторам. Если их партнеры не участвуют - тогда компания заявляется сама. Но их главная цель – развиваться именно как российский производитель, которого будут знать далеко за пределами России.

Лампочки в Швейцарии, а производство в Смоленске

Андрей признается, что в каждом своем отпуске обращает внимание на лампы и освещение в гостиницах. Так, по его словам, он наблюдает новые тренды, а где-то просто анализирует "насколько внимательно к вопросам освещения относится руководство отеля".

"Вот, например, совершенно не ожидал, что наши лампы будут в отелях Швейцарии. Было очень приятно осознавать, что нам доверяют не только на родине, но и в стране, где все работает, как часы. Для нас это уровень", - делится достижением предприниматель.

Компания присматривается к рынкам Африки. По словам предпринимателя, такие страны, как Алжир и Марокко, заинтересованы в лампах для освещения улиц и небольших промышленных помещений.

"Пока мы нашли там несколько клиентов, которым осуществили несколько пробных поставок. Рынок для нас интересный еще и в том плане, что там нет пошлин на российский товар. Еще с Ираном сделали пробную сделку, возможно в дальнейшем будет плотно работать", - говорит Андрей.

А вот переезжать "поближе к Москве" в компании не видят смысла.

"До Москвы всего 380 километров – это очень близко, а уровень зарплат нужных нам специалистов в Смоленске кратно ниже. Кроме того, мы находимся близко и к границам Европы, что с точки зрения логистики тоже удобно. А еще у нас тише и спокойнее – нет такой суеты, как в златоглавой. Так что – со всех сторон выгода", - отмечает предприниматель.

Два в одном

Сегодня завод компании рассчитан на производство 30 млн штук ламп, в дальнейшем планируется этот показатель удвоить. А вот долгосрочная стратегия "движется в сторону светильников".

"Рынок тех же светодиодных ламп растет в объемах, но с каждым годом в цене падает на 15-20%. Очень скоро такие лампы будут стоить, как лампы накаливания. Следовательно, и заработок будет очень небольшой. Сегодня для себя мы видим тренд в сторону производства крупных светильников для сферы ЖКХ. Это уже производительное устройство – стоит он дороже. Для нас это более интересный продукт", - поясняет предприниматель.

По словам Андрея, в России пока неплохо идут светодиодные лампы, а вот в Казахстане на них спрос не такой хороший, в отличие от промышленной натриевой лампы для уличного освещения. Основные значимые клиенты в этой сфере занимаются ритейлом.  За прошлый год оборот по всей группе компаний, включая представительства в странах Европы, составил €21 млн. В нынешнем году "рассчитывать приходится" совсем на другие показатели.

Пандемия, ограничения и резервы 

Бизнес Андрея в числе многих столкнулся с последствиями наложенных ограничений во время пандемии коронавируса. 

"За 2,5 месяца наш ежемесячный оборот продукции упал на 60%, а по некоторым позициям на все 80%. Честно говоря, это нам в каком-то роде помогло. Ведь заказов не было. А наши дистрибьюторы продавали то, что хранилось на складах. Также нам повезло, что почти все комплектующие у нас были, так что приостановка работы с Китаем на нас никак не повлияла. Мы полностью не работали порядка 2 недель. Но потом вошли в список предприятий города, которым работать разрешили", - рассказывает предприниматель.

Сразу после разрешения компания зафиксировала определенный график смен, чтобы избежать лишнего скопления людей.

"У нас были резервы, которые помогли нам пережить спад. Но если бы ограничения продлились дольше, то я не знаю, смогли бы мы выжить или нет – пришлось бы сокращать людей. Убыток за это время составил порядка 12 млн рублей, туда вошли и валютные колебания на различные комплектующие. Надеюсь, что второй волны вируса не случится. Мы сократили всем премии, но сохранили всех сотрудников", - отмечает Андрей.

Компания в период пандемии получила не только убытки, но и поддержку. 

"При поддержке корпорации МСП (корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства – прим.) мы брали льготный кредит на 30 млн рублей по ставке 8,5%. Во время коронавируса нам снизили ставку на 1%. Кроме того, мы видим, что власти Смоленска в нас заинтересованы. Так, мы плотно работаем с командой губернатора Смоленской области в лице заместителя губернатора Алексея Стрельцова – у нас есть проект по строительству производственного комплекса, рассчитанное на 3 тыс. рабочих мест. Там 4 стадии запуска, при этом запуск каждой стадии уже себя окупает. Сам проект уже одобрен и подписано соглашение о сотрудничестве с Администрацией области в рамках его реализации. Сегодня мы пытаемся оформить заявку на привлечение частичного госфинансирования проекта. Надеюсь, что последствия пандемии этому не помешают. В такое время, тем более, мне кажется, власти и бизнес должны сильно сплотиться", - заключает Андрей.

Юлия Ермилова