Все новости
Чем полезна и вредна ранняя специализация школьника

Чем полезна и вредна ранняя специализация школьника

Учащиеся на уроке в физико-математическом лицее №239
© ИТАР-ТАСС/ Юрий Белинский
На Западе старшеклассник сам выбирает предметы для изучения в выпускных классах. Российские школы готовятся к подобной системе, и главное - не допустить провалов в образовании

Школьник узкого профиля

Перед старшеклассниками и их родителями неизбежно встает проблема выбора будущей профессии. Во многих странах признают, что всему на свете школьника не научить, поэтому зарубежные педагоги считают, что  последние годы учебы в школе следует посвятить углубленному изучению тех дисциплин, с которыми, скорее всего, будет связано ближайшее будущее выпускника или выпускницы.

Предоставляя школьнику-старшекласснику возможность выбрать специализацию, мы просто открываем дверь естественному движению. Ведь даже если есть жесткий учебный план, дети, достигнув определенного возраста, понимают, что им действительно интересно и пригодится в будущем.
Исак Фрумин
Доктор педагогических наук, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ

И все же существуют риски ранней специализации, особенно понимаемой прямолинейно. Во-первых, увлечения молодых людей имеют свойство меняться: иногда так кардинально, что сам юноша, вчера интересовавшийся биологией, удивляется, насколько сильно его сегодня захватила история. Кроме того, уже очевидно, что и лингвисту нужна математическая база: все больше наук и сфер деятельности развиваются на стыке областей знаний. Поэтому перед российской школой возникает непростая задача – соблюсти баланс между свободой выбора предметов (с уменьшением их числа) и необходимостью избежать серьезных пробелов в образовании следующих поколений выпускников. 

Если ребенок в состоянии выбрать специализацию в незрелом возрасте – хорошо. Но не всегда просто определить, к чему лежит душа. Возможность выбора важна, но важно и то, чтобы можно было изменить профиль, если решение окажется неверным. Специализация не должна быть западней.
Анатолий Александров
Ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана

В Германии, например, уже после четвертого класса, последнего в начальной школе, учеников ставят перед выбором (выбор обусловлен академическими способностями ребенка и желанием семьи): обучение в гимназии, где можно будет подготовиться к поступлению в высшее учебное заведение, в основной школе, в которой преподаются те же предметы, что и в гимназии, но в медленном темпе и с добавлением некоторых профессионально-ориентированных курсов, после которой можно продолжить обучение в профессиональном училище, или же в средней школе, по окончании которой можно продолжить обучение в профессиональном учебном заведении более высокого уровня. «Для Германии, Голландии и вообще севера Европы раннее выстраивание индивидуальных образовательных траекторий до недавнего времени было особенно характерным, но сейчас эта практика уходит», – отмечает Исак Фрумин.

Заместитель директора Научно-исследовательского института столичного образования (НИИСО) Эммануил Баграмян объясняет, что в вопросе специализации школьника важен индивидуальный подход. В российских школах должна быть система психологического сопровождения – наподобие применяемой в частных британских школах –, задача которой – помощь в выявлении способностей, которые могут указать на будущую профессию ученика.

Интересно, что эта задача вовсе не решается легко, если способности у ребенка на высоте. Наоборот, если он без особенных усилий справляется со всеми школьными предметами, что для способных детей не редкость, то родителям часто  кажется, что отпрыск может быть успешен во всем. В итоге не исключено, что уже во время учебы в высшей школе студент обнаружит, что, скажем, углубленное изучение точных наук ему не дается.

Однако и с детьми, чьи способности можно охарактеризовать как средние, не проще. Такого ребенка, что называется, не видно, и вычленить его явные интересы получается далеко не сразу. Единственное верное решение – предоставить ему возможность искать себя как можно дольше. Главное, чтоб было где искать. Лучший способ избежать рисков неверного выбора пути – максимальное разнообразие образовательной среды: важны не только уроки, но также широкий спектр факультативных занятий.

Как ни странно, эксперты отмечают, что проще всего решить вопрос специализации с детьми, которые в обучении проявляют себя слабо. Нет другого пути, кроме как сосредоточиться на дисциплинах, которые даются лучше всего, и целенаправленно ими заниматься.

Если работает психологическая служба, если мы с первого класса ведем ребенка, предоставляя ему разнообразные возможности и в рамках учебного плана, и в дополнительном (внеклассном, внешкольном) образовании, риски минимизируются.
Эммануил Баграмян
Заместитель директора Научно-исследовательского института столичного образования (НИИСО)

Британская профориентация

В Великобритании школьники выбирают между высшим и профессиональным образованием по окончании одиннадцатого года обучения, в возрасте 16-17 лет, когда они сдают экзамен GCSE (General Certificate of Secondary Education). За два года до этого – то есть, после девятого года обучения – они получают возможность самостоятельно формировать часть своей учебной программы.

До девятого класса включительно, то есть до 13-14 лет, все британские школьники изучают одни и те же основные дисциплины: английский язык и литературу, математику, естественные науки (этот курс включает физику, химию и биологию), историю, географию, иностранные языки (один иностранный язык обязательный, и еще один - на выбор, причем у иностранцев он обычно заменяется на дополнительный английский), информатику и музыку. Кроме того, к числу обязательных предметов относятся основы религии (или этики), физкультура, а также курсы Art, Design & Technology и Personal, Social and Health Education (PHSE).

Разумеется, хорошие школы стараются вывести академический кругозор за рамки обязательной программы – в нашей школе, например, мы выходим за пределы стандартной программы посредством факультативных занятий. Кроме того, в школе есть несколько академических обществ, в которых ученики и приглашенные лекторы (близкое расположение к Лондону позволяет нам приглашать высококвалифицированных специалистов) могут обсудить темы, значительно выходящие за рамки школьной программы и экзаменационных требований.
Кэмерон Пайк
Глава старших классов в британском Далвич колледже (Dulwich College)

После девятого года обучения обязательными предметами в Великобритании остаются английский язык, математика и естественные науки. Остальные – по выбору. При этом к уже знакомым предметам британские частные школы добавляют и такие необычные для нас предметы, как, например, основы предпринимательства. После сдачи экзаменов GCSE кто-то оставляет школу, чтобы сразу начать работать или получить профессиональное образование; тем же, кто собирается поступить в высшее учебное заведение, предстоит провести в школе еще два года – готовясь к сдаче экзаменов A-level, которые являются одновременно выпускными (для школы) и вступительными (для университетов). По этой программе школьники обычно изучают 4 предмета (сильные студенты могут выбрать и до 7-8 предметов для изучения, а в tutorial colleges, наоборот, можно учить всего 3, так как это минимальное количество предметов, с которым можно поступить в университет), которые выбирают сами.

Лучшие британские школы стремятся к тому, чтобы выбор, который делают их воспитанники, был осознанным. Доктор Кэмерон Пайк из Далвич колледжа рассказывает, что представляет собой отделение профориентирования в его школе. Это отдельное здание с библиотекой и комнатами для интервью. Оно открыто каждый день, учеников принимают советник по профориентированию и консультант по вопросам поступления в университет. Официально программа профориентирования начинается на одиннадцатом году обучения. Начиная с одиннадцатого класса советники по профориентации встречаются с каждым учеником индивидуально – и, как правило, не один раз. Ученики посещают различные компании, фирмы, чтобы лучше понять интересующий их род деятельности. Дважды в год в школе проходят встречи, на которые приглашаются несколько десятков представителей разных профессий. Среди учеников проводят персонализированное электронное исследование – тест Cambridge Profile and Preview (coa.co.uk). Результаты теста служат основой для шестинедельного курса подготовки к выбору будущей профессии в одиннадцатом классе. В течение двенадцатого, завершающего года обучения, учащиеся британских частных школ посещают семинары по профориентации и, кроме того, знакомятся с университетскими программами, используя, например, интернет-ресурс Morrisby Course Finder (morrisby.com).

Британская система А-level позволяет студентам выбрать специализацию достаточно рано, и, таким образом, увеличить глубину знаний по выбранным дисциплинам – это особенно важно, если мы говорим об изучении таких сложных предметов, как высшая математика или, скажем, китайский язык. Впрочем, у ранней специализации есть и минусы. Ученики могут слишком рано отказаться от отдельных предметов, не успев их освоить на приемлемом, с точки зрения требований современного мира, уровне. Например, мне всегда жаль, когда после девятого класса ученики отказываются от иностранного языка. И понятно, что выбор учебных дисциплин в старших классах в значительной степени может определить дальнейшее направление образования.
Кэмерон Пайк
Глава старших классов в британском Далвич колледже (Dulwich College)

Российский стандарт   

В России ранний выбор направления обучения в старших классах школы пока представляется сложной задачей – если, конечно, подходить к делу ответственно, руководствуясь принципом «не навреди». Проблема профориентации школьников на сегодняшний день решается родителями, путем выбора специализированной школы, гимназии или лицея, где могут формировать собственные учебные программы. «Хотя большая часть учебного плана фиксирована, сейчас у школ есть пространство для маневра: доля факультативных занятий в общем объеме может составлять примерно одну треть», – замечает Эммануил Баграмян из НИИСО. Действительно, в лучших школах факультативные занятия играют достаточно важную роль и де-факто являются обязательными.

В теории российская система гарантирует широкий набор базовых знаний, и в этом ее безусловное достоинство. На практике школьных знаний зачастую не хватает, чтобы поступить в сильный вуз. Выпускнику приходится заниматься дополнительно (с репетиторами или на курсах), зачастую в ущерб тем предметам, которые он не считает приоритетными. То есть специализация, пусть и неявная, и у нас имеет место, просто эта процедура не формализована.

После введения ЕГЭ ребята и так специализируются на четырех предметах – двух обязательных и тех, которые они выбирают для того, чтобы поступить в университет. На все остальное многие плюют, и мы получаем, к сожалению, однобокую личность, которую мало что интересует.
Анатолий Александров
Ректор МГТУ им. Н.Э. Баумана

Жесткую структуру образовательного плана, которая сложилась в России, должно изменить введение новых федеральных образовательных стандартов. Исак Фрумин из НИУ ВШЭ объясняет, что мы идем к модели, которую используют сегодня в большинстве стран. В десятом классе ядро обязательных предметов займет примерно 60% расписания, остальное – по выбору. В число обязательных попали следующие дисциплины –  русский язык и литература, иностранный язык, математика, история, физическая культура и ОБЖ. При этом определены шесть предметных областей, каждая из которых должна быть представлена в индивидуальном учебном плане хотя бы одним предметом. Это филология, иностранные языки, общественные науки, математика и информатика, естественные науки, а также физическая культура, экология и ОБЖ (последние три предмета объединены в один блок). Кроме того, школьникам будут доступны дополнительные курсы – астрономия, психология, искусствоведение и другие.

В отношении «необязательных» предметов будет так: из каждой предметной области в индивидуальном учебном плане должен быть хотя бы один предмет. Например, в области естествознания три школьных предмета – физика, химия и биология. Любой ученик независимо от профиля должен будет взять хотя бы один из них.

Всего предусмотрено четыре профиля – естественнонаучный, гуманитарный, социально-экономический и универсальный. От выбранного профиля будет зависеть глубина освоения изучаемых предметов. Предусмотрено два уровня освоения – базовый и углубленный. Например, в филологическом профиле математика представлена как обязательный предмет, но это будет, скорее всего, базовый курс, а вот в физико-математическом или инженерном профиле она будет изучаться углубленно. Два уровня освоения предметов также должно послужить тонкой настройке образовательных программ в рамках одного профиля. «Хороший пример – медицинские специальности. Медицинский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова – это наука. Будущему ученому нужно обязательно изучать химию углубленно. А вот тем, кто собирается поступить в один из медицинских вузов, чтобы стать врачом, нужно просто иметь о ней представление: углубленная химия им не пригодится, зато им необходимо углубленное изучение биологии», – объясняет  Эммануил Баграмян из НИИСО.

Индивидуальные образовательные траектории, которые являются доминирующей практикой за рубежом, крайне важны для того, чтобы сохранить у ребенка интерес к обучению. Я думаю, мы будем двигаться в этом направлении. Никакие апелляции к традиционным ценностям в этом вопросе не сработают.
Исак Фрумин
Доктор педагогических наук, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ

Повсеместный переход на новые стандарты начальной школы уже начался, однако очередь старшей школы придет нескоро – только в 2020 году. Впрочем, в Москве есть несколько десятков школ, которые уже работают с новым образовательным стандартом для старшей школы.

Директор образовательной компании «Альбион» Валентин Щукин, отмечая,  что такой подход работает в Европе и Америке, предупреждает о возможных ошибках в ходе его реализации в России. «Это может быть правильной формой, но важно, чтобы было и содержание – чтобы не вышло как с ЕГЭ, который только сейчас начинает работать в нормальном режиме, – рассуждает он. – В лучших британских школах, например, те несколько курсов, которые школьники выбирают в старших классах, ведут без преувеличения блестяще образованные в лучших университетах преподаватели. Нужно понимать, что для сильных учебных заведений ранняя школьная специализация – это преимущество, а для слабых школ она может стать большой проблемой. Точнее – создать жизненные проблемы для недообразованных выпускников». 

Олег Владимиров