Все новости

Глава Верховного суда считает, что частное обвинение не дает эффективной судебной защиты

Вячеслав Лебедев отметил, что процедура частного обвинения не позволяет обеспечить защиту жертв по делам о нанесении побоев, связанных с домашним насилием, поскольку на жертву ложится бремя сбора доказательств

МОСКВА, 13 апреля. /ТАСС/. Институт частного обвинения не дает возможности для эффективной судебной защиты прав граждан. Об этом заявил председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев в опубликованной в "Российской газете" статье, где он обосновал внесенный Верховным судом в Госдуму законопроект об отмене частного обвинения в России.

"Процедура частного обвинения <…> в настоящее время не обеспечивает эффективную защиту прав и законных интересов потерпевших, а, наоборот, препятствует эффективной судебной защите", - констатировал Лебедев. Он напомнил, что процедура частного обвинения рассматривалась по аналогии с гражданским иском, когда уголовное дело возбуждается по заявлению потерпевшего в суд, куда он представляет доказательства и выступает частным обвинителем.

"В настоящее время концепция уголовного иска, которая в XIX веке стала основанием для возрождения института частного обвинения, утратила свою актуальность в связи с тем, что действующее законодательство проводит четкое разграничение между гражданским и уголовным судопроизводством", - подчеркнул Лебедев. Если в гражданском судопроизводстве бремя доказывания в равной мере возлагается на истца и ответчика, то в уголовном процессе, где закреплен принцип презумпции невиновности, бремя доказывания полностью лежит на стороне обвинения, а неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Лебедев отметил, что процедура частного обвинения, в том числе, не позволяет в полной мере обеспечить защиту жертв по делам об умышленном причинении легкого вреда здоровью и нанесении побоев, связанных с домашним насилием, поскольку на жертву домашнего насилия ложится бремя сбора доказательств в соответствии со стандартом доказывания, применяемым в уголовном разбирательстве. Это, по мнению Лебедева, создает "объективные трудности в случаях, когда насилие происходит в сфере личных отношений в отсутствие свидетелей и порой не оставляет видимых следов".

Это сложная задача даже для квалифицированных сотрудников правоохранительных органов, отметил председатель Верховного суда. Из-за сложностей в составлении заявлений в порядке частного обвинения в 2020 году суды возвратили без рассмотрения или отказали в приеме 50% заявлений, а из тех, которые были приняты к рассмотрению, менее 13% привели к осуждению обвиняемого. Так, по делам о побоях были прекращены дела в отношении 1 725 лиц, или 51%, по заявлениям о причинении легкого вреда здоровью - в отношении 2 831 лица, или 61%, по заявлениям о клевете - в отношении 491 лица, или 55% обвиняемых.

Лебедев напомнил, что о несовершенстве института частного обвинения говорилось еще в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона 1903 года: "Судебная практика выяснила совершенную несостоятельность существующего у нас порядка Ч. обвинения (частного обвинения - прим. ТАСС). Предоставленный собственным силам, Ч. обвинитель в большинстве случаев не в состоянии справиться со своей задачей, в особенности в общих судебных установлениях, где против него выступают профессиональные юристы - защитники подсудимых. Порядок Ч. обвинения <…> в громадном большинстве случаев является фактически отказом потерпевшему в правосудии".

Право на примирение

Перевод оставшихся трех статей (о побоях, легком вреде здоровью и клевете) из разряда дел частного обвинения в разряд частно-публичных сохранит порядок, при котором возбуждаться такие дела могут только по заявлению потерпевшего.

В то же время Лебедев считает необоснованным возможность прекращения дел по этим преступлениям лишь по решению потерпевшего, как это предусматривает порядок частного обвинения. Наличие или отсутствие в действиях гражданина состава преступления определяет суд, а не потерпевший, отметил Лебедев. Особенностью преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения, является то, что они посягают на нематериальные блага (свободу, честь, достоинство и т. д.), но большинство преступлений против личности, включая преступления, посягающие на нематериальные блага (нарушение неприкосновенности частной жизни, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и т. д.), отнесены к делам частно-публичного и публичного обвинения, отметил глава Верховного суда.

По Конституции, отметил он, защита права граждан на личную неприкосновенность, защита их чести и доброго имени являются обязанностью государства, и преступления, посягающие на эти права, "не могут рассматриваться исключительно как частное дело потерпевших".

"При этом мнение потерпевшего, безусловно, подлежит учету при возбуждении и прекращении уголовных дел об умышленном причинении легкого вреда здоровью, нанесении побоев и клевете, что может быть обеспечено в процедуре частно-публичного обвинения", - отметил Лебедев. Статья 76 УК РФ позволяет прекращать дела о преступлениях небольшой и средней тяжести в связи с примирением сторон, если лицо, впервые совершившее такое преступление, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред. В 2020 году по этому основанию судами прекращены уголовные дела в отношении 102,5 тыс. лиц, или 17% обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести, привел статистику Лебедев.

Он напомнил, что, прекращая уголовное преследование, суд обязан установить, что примирение является добровольным, причиненный потерпевшему вред заглажен, а также учесть данные о потерпевшем, изменении степени общественной опасности лица, совершившего преступление. "Тем самым обеспечивается более эффективная защита прав потерпевших, чем в процедуре частного обвинения, предусматривающей обязательное прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон", - заметил Лебедев.

Теги