Все новости
Органы чувств:
Органы чувств:
Органы чувств:
Органы чувств:
Органы чувств:

Органы чувств: как инклюзивные бренды меняют эстетический ландшафт города

Команда парфюмерного бренда Pure sense
© Личный архив Екатерины Зинченко
Добрые дела вне границ, политики и санкций. Это своим ежедневным трудом доказывают российские социальные предприниматели, которые вопреки всем сложностям продолжают развивать доступную среду и инклюзивные проекты. В интервью ТАСС они рассказали о том, как создавался первый в мире бренд ароматов от незрячих российских парфюмеров и мобильное приложение, субтитрирующее спектакли для глухих

Искусство без границ

Сергей Бидный руководит московским театром неслышащих актеров "Недослов", которому скоро исполнится 20 лет. Его артисты играют спектакли на жестовом языке, при этом в зале есть переводчик, который озвучивает действие. Тем не менее большинство зрителей по-прежнему слышащие люди, а глухими театр остается невостребован.

"Слышащие для себя находят в нашем театре совершенно неожиданное проявление искусства — "не такого, как везде". Нашим актерам отсутствие слуха дает особую выразительную пластику и энергию. Это сродни заряду энергии в студенческих спектаклях. Вот эта энергия молодых людей отличается от энергии актеров в обычных стационарных театрах. А глухие, поскольку они немного подростки в любом возрасте и энергоотдача у них совершенно другая — они более наивные, более открытые, светлые. Многие зрители говорят о том, что они разочаровались в обычном театре, а у нас они нашли тот театр, который на самом деле любят, честный, настоящий. То есть со слышащими мы разобрались, а вот глухие не понимают, зачем им идти, они не очень привыкли тратить деньги на досуг, они не информированы и мало читают, потому что знают мало слов. Большинству из них театр сложен для восприятия. Это все привело к тому, что я начал думать о том, как сделать театр массовым", — объясняет Сергей.

Так, в конце 2020 года Сергей вместе с исполнительным директором Ассоциации деятелей инклюзивного искусства РФ (АСДИИСК) Варварой Коровиной решили создать мобильное приложение, обеспечивающее доступную среду для людей с инвалидностью.

Варвара Коровина и Сергей Бидный Личный архив Сергея Бидного
Описание
Варвара Коровина и Сергей Бидный
© Личный архив Сергея Бидного

"В процессе обсуждения мы поняли, что в основном решается проблема физической доступности в театре для инвалидов-колясочников — установка пандусов. А для глухих людей (в России, по данным Всероссийского общества глухих 2019 года, около 13 млн людей имеют проблемы со слухом, 300 тыс. из них — глухие — прим. ТАСС) ничего не предусмотрено. Глухие выпадают из спектра общественного внимания, поскольку внешне не скажешь, что у него есть инвалидность, и многие считают: да, глухой — проблема, но в целом — это окей", — объясняет сооснователь проекта.

Сергей с Варварой решили сделать культурную жизнь доступной для всех. Начали проводить исследования, собирать фокус-группы. В интервью выявляли потребности глухих, зачем им ходить в театр, какой у них есть опыт. Выяснилось, что в театрах они в основном были разово, во времена обучения в интернатах для глухих.

"В школьные времена они ходили в обычный театр, на детский спектакль, как правило, постановки по произведениям Пушкина и Лермонтова. Они смотрели и, естественно, ничего не понимали, потому что не слышали, где-то им пытались переводить, и тогда если они смотрели на переводчика, то не смотрели на сцену. Из-за этого опыта они не понимали ценности театра в своем большинстве. Они не социализированы, плюс плохое базовое образование, из-за чего книги они почти не читают, и процент грамотных глухих очень мал", — объясняет Сергей.

Тем не менее он считает, что театр — важный инструмент самопознания, культурный багаж, который помогает слышащим людям, и очень несправедливо, что глухим он недоступен не только из-за отсутствия инструментов, но и нежелания худруков театров интегрировать их в свои спектакли.

"Нет инструмента, который устроил бы всех: и чтобы глухим было удобно, и чтобы зрителям это не мешало. Наши худруки часто говорят о том, что бегущая строка с субтитрами отвлекает, а если ставить дополнительно переводчика, то это будет мешать другим зрителям. Так или иначе слышащим будет мешать эта опция для глухих", — говорит Бидный.

Технологичное решение

Поэтому они с Варварой решили сделать театр доступным для глухих с помощью мобильного приложения, переводящего спектакли с помощью субтитров, которое при этом не нарушало бы художественной целостности театрального действа. 

"Мы хотели сделать приложение, которое бы выводило субтитры спектакля на экране смартфона. Мы предполагали крепить гаджет специальным держателем на уровне глаз. Это сродни субтитрам на экране телевизора, когда мы смотрим что-то на иностранном языке. Это не очень легко сперва, но со временем приобретаешь привычку. Мы заливаем на свой сервер полностью субтитрированный спектакль, уже адаптированный, с ремарками, указанием того, какой персонаж говорит, чтобы это было максимально понятно даже далекому от театра и текста произведения зрителю", — объясняет Сергей.

На удаленке нашли разработчиков из Питера. Они приступили к работе в сентябре 2021 года. На разработку, командировки, организацию съемок, перевод спектакля ушло около 1 млн рублей. Кроме того, Варвара и Сергей стали призерами акселератора "Начни Иначе" от Росбанка и Impact Hub Moscow, где им выделили 150 тыс. рублей, которые пошли на разработку и оплату текущих расходов, на содержание серверов и аккаунтов. На эту работу ушло полгода.

В конце 2021 года пилотная версия приложения "Театр+" стала доступна на платформе iOs и Android. Установив его на мобильный телефон, можно увидеть на своем гаджете параллельный субтитрированный перевод спектакля.

"Первый тест приложения прошел в воронежском Театре драмы. Спектакль "Метель" по повести Пушкина посмотрел глухой зритель и понял его сюжет. И получил удовольствие от происходящего на сцене, от игры актеров. Он не читал до этого произведение. Для чистоты эксперимента мы попросили его рассказать, что он понял, и он понял весь сюжет, практически, кроме одной вещи. Есть такой момент, где героиня обвенчалась в церкви с незнакомцем, а потом не могла встречаться с другими мужчинами и выйти замуж, потому что она уже обвенчана. Он не знал, почему так. Вот этого культурного бэкграунда у глухих, как правило, нет. Поэтому мы придумали, что в этом приложении должно быть либретто, как в опере, рассказывающее о таких нюансах", — отмечает Сергей.

Основатели приложения отмечают, что для театра подключение к технологии стоит около полумиллиона рублей. Сложность в том, что нужна штатная единица — оператор, который будет во время спектакля синхронизировать субтитры с происходящим на сцене. А это систематические расходы, которые не окупятся наплывом глухих в театр. Поэтому Сергей и Варвара сейчас проводят переговоры с разработчиками, которые работают с нейросетями, чтобы в перспективе автоматизировать процесс субтитрирования. Но это потребует порядка 10 млн рублей дополнительных инвестиций.

"Мы поняли, что к этой социальной инициативе нужно привлекать государство. Подали заявку на грант в Российский фонд культуры (РФК) на пилотную версию проекта, провели переговоры с МХТ им. Чехова, с РАМТом и с Театром кукол Образцова. И мы надеемся, что этот проект, в случае поддержания нас грантодателем, станет флагманом, на который мы сможем ссылаться и двигаться дальше. В наших планах ежегодно подключать к приложению по 50 российских театров в крупных городах, где много глухих", — говорит Сергей.

Также директор театра "Недослов" отмечает, что нужна работа с глухим сообществом. Поэтому сейчас он привлекает в проект амбассадоров из числа слабослышащих образованных глухих людей, чтобы они стали для них проводниками в культуру. Один из них — руководитель инклюзивного направления в музее "ГЭС-2" Влад Колесников.

"Доступность театра для глухих людей сотрет некоторые барьеры между глухими и слышащими. Я получаю колоссальное удовольствие, когда я вижу, как в зале сидят и слышащие, и глухие люди, и смеются, и плачут в одном и том же месте. И в этот момент они понимают, что граница эта стирается. То, что меня действительно вдохновляет, — это возможность обогатить мир и с помощью новых коммуникаций. И разрушить барьеры, которые мы сами строим", — говорит Сергей.

Три состояния духа

Идея создания первого в мире парфюмерного бренда Pure sense, ароматы которого создаются слепыми, пришла Екатерине Зинченко три года назад, когда она после учебы в Италии поехала в Лондон устраиваться на работу в благотворительный фонд.

"Мне хотелось создать что-то одновременно утилитарное и красивое, что будет добавлять пользы и радости в быт человека, при этом я много размышляла на тему благотворительности, ее форм и смысла. И тогда родилась идея проекта Pure sense на пересечении нескольких важных векторов: любви к парфюмерии, стремления создавать что-то полезное и желания влиять на качество жизни людей. Мой первый опыт времяпровождения без зрения случился в Петербурге пару лет назад, в проекте "Мир наощупь". Экскурсия в тотальной темноте длится час, за который вы успеваете побывать в разных симуляторах пространств (гостиная дома, улица, парк и т.д.) и попробовать жить, полагаясь на кинестетические ощущения и слух. Больше всего меня впечатлило пространство "рынок", где можно было трогать фасолевые бобы, подобно Амели, и по запаху определять фрукты и специи. Именно тогда я впервые обратила внимание, как усилилось обоняние в отсутствие зрения", — говорит Екатерина.

Опыт общения с незрячим гидом, ведущим экскурсию, стал первым. Ее покорила открытость и оптимизм новой знакомой, и она стала задумываться о том, что большая часть информации поступает к нам через зрительный канал, в то время как сенсорный мир дарит не менее богатые ощущения. Это вдохновило ее пройти на курс при Грасском парфюмерном университете с целью открыть компанию, где будут творить незрячие люди.

"В России, где, по самой оптимистичной статистике, около 300 тыс. незрячих, из них трудоустроены всего 2%, хотя более 80% получают высшее образование. Тогда я стала задумываться, что они могли бы создать в парфюмерной индустрии что-то за гранью нашего повседневного восприятия. Этот опыт в перспективе привел меня к идее проекта Pure sense", — вспоминает основательница проекта.

Екатерина Зинченко и Ольга Шелковникова Личный архив Екатерины Зинченко
Описание
Екатерина Зинченко и Ольга Шелковникова
© Личный архив Екатерины Зинченко

В процессе обучения она познакомилась со своим будущим технологом Александрой Глюк и начала собирать команду. Потом кинула в сообществах слепых в "ВКонтакте" клич о поиске незрячих людей, которые хотят стать парфюмерами. Им предлагали бесплатное обучение с нуля. На встречу пришло шесть человек, и трое из них остались в команде — Мария Ушакова, Анастасия Вислобокова и Александр Яшин. 

Для обучения незрячих парфюмеров сняли лабораторию на Маяковской. В течение девяти месяцев ребята учились различать парфюмерные компоненты и их сочетаемость, составлять формулы ароматов. В процессе ольфакторного теста выяснилось, что они распознавали запахи лучше, чем выпускники парфюмерной школы и даже сама Екатерина. Они угадывали десять из десяти парфюмерных компонентов. В то время как она во время учебы набирала 7,5 балла, и это был лучший результат в группе.

Парфюмерный стартап

"Парфюмер всегда начинает с идеи. Размышляя над концепцией ароматов Pure sense, я в течение месяца задавала своим знакомым вопрос: "Каких состояний, на ваш взгляд, больше всего не хватает современному человеку? А каких не хватает лично вам?" Интересно, что большинство людей называли одни и те же состояния — спокойствия, радости, свободы, гармонии, уверенности, вдохновения… И тогда я дала собранный список своим ребятам, попросив их выбрать состояние, которое им больше всего откликается, и придумать для него ольфакторный ряд (картинку-ассоциацию, воспоминание)", — говорит основательница бренда.

Так, в июле 2020 года Pure sense выпустили три аромата-состояния: Inspiration ("вдохновение"), Freedom ("свобода") и Serenity ("умиротворение").

"Я искренне верю в то, что за каждым великим человеком есть продюсер, тот, кто в него поверил, кто создал для него творческую среду, в которой он смог бы проявлять свой талант. Сейчас я, по сути, продюсер современных парфюмерных художников. Я старалась дать им простор для творчества и полную свободу в выборе компонентов для ароматов. Например, Александр, автор Serenity, абсолютно удивительный. Он не видит с рождения, говорит на восьми языках, ведет активную жизнь — преподает русский язык и литературу китайцам, путешествует по регионам России, изучает культуру, песни, быт, кухню. Он стал автором самого гурманского нашего аромата, напоминающего уютный сливочный кокон с нотами сухофруктов, корочек помело, бергамота, марципана и бобов тонка", — рассказывает Екатерина.

Екатерина Зинченко с Александром Личный архив Екатерины Зинченко
Описание
Екатерина Зинченко с Александром
© Личный архив Екатерины Зинченко

Создательница аромата Inspiration Анастасия оканчивает институт в этом году, учится на психолога. Фанат искусства, она очень любит литературу, ходит в театр. Она создала нежный и трепетный аромат-вдохновение с нотами белого чая с жасмином, листьев шершавой мяты и лимонной мелиссы, шалфея, можжевельника и фруктового табака.

"Наш третий парфюмер Мария Ушакова работает в одной IT-компании. Она четкая, очень прямолинейная. Она любит минимализм, это ее жизненная философия. Ей нравится, когда мало вещей, когда все очень просто, естественно. Она создала мой любимый Freedom — аромат свободы, звенящей зеленой свежести, свежескошенной травы и клевера, кипариса и ревеня, кедра и гальбанума", — рассказывает Екатерина.

Со своими парфюмерами Екатерина договорилась работать по системе royalty (вид лицензионного вознаграждения за использование патентов, авторских прав, франшиз и других видов собственности) — они получают 15% с продаж.

Выход на рынок

Следующие полтора года в Великобритании собирали формулы, заказывали стекло, выбирали коробки и упаковку для ароматов. В проект бывший куратор художественных выставок инвестировала 4 млн рублей.

Начала она с минимальной партии из 5600 флаконов, которые произвели на контрактном производстве на заводе Brocard в Дедовске. Там происходила только "сборка", а все сырье, формулы и флаконы доставлялись из Великобритании. Сложности возникли с упаковкой со шрифтом Брайля (рельефно-точечный тактильный шрифт, предназначенный для письма и чтения незрячими и плохо видящим людям), которую заказали в России, переделывали пять раз.

"Я делала Pure sense на собственные средства, и поэтому наш запуск не был таким масштабным. Я ребят не ограничивала ни в чем в плане компонентов. Это достаточно расточительно, но, поскольку у меня не было опыта в создании бизнеса, я решила вложиться в максимальное качество продукта и упаковки. Сейчас я бы по-другому распределила ресурсы. Молодому предпринимателю я рекомендую хотя бы половину бюджета вкладывать в маркетинг", — говорит создательница бренда.

В начале 2021 года она получила партию и начала с командой из 11 человек, в которую входили PR-специалист, технолог, администратор, SMM-специалист и таргетолог. Сама Екатерина писала тексты, рассказывала о проекте, общалась с партнерами.

"Наш путь начался с поддержки различных шоурумов и салонов красоты, с владельцами которых я договаривалась напрямую. Продажи в салонах для нас не сработали, их клиенты крайне вяло покупали наш парфюм. Тогда мы переключились на амбассадорство. Среди популярных девушек, которые рассказали о нашем парфюме, были певицы IOWA, Сати Казанова, Сюзанна Варнина и ведущая Яна Чурикова. После того как мы начали активно вести соцсети, получили много положительной обратной связи от тех, кто приобретал парфюм, — практически все люди говорили, что ароматы вообще ни на что не похожи, это целые парфюмерные повести, которых они раньше не встречали", — отмечает Екатерина.

Органы чувств

Основательница бренда убеждена, что аромат — это не просто часть образа, а инструмент самопознания и может влиять на человека, за мгновение "телепортировать" в какое-то место или состояние.

"Ароматы-состояния удивительным образом отражают то, что происходит у вас внутри. Например, одна девушка рассказывала, что она обожала Inspiration и Serenity, но не понимала Freedom, пока не развелась. После развода у нее случилась трансформация, и она полюбила этот аромат, который стал для нее символом свободы. Кто-то говорил, что Serenity — "вино из одуванчиков" — пойманное и закупоренное в бутылки лето", — рассказала Екатерина.

Через два месяца после запуска бренда Pure sense впервые представили свой проект на международном парфюмерном салоне VAST. Там Екатерина познакомилась с парфюмерным экспертом косметической сети "Рив Гош" Романом Романенко. Они стали первой федеральной сетью, которые начали с ними работать.

Кроме того, сейчас бренд представлен в ТЦ "Цветной", "Л'Этуаль" в ТЦ "Европейский" и "Атриум", магазинах Foam, Leform и других. В планах бренда — создание новых ароматов-состояний. А пока парфюмеры заняты созданием корпоративных ароматов для государственного музея и крупного банка, которые выйдут уже весной 2022 года. Такие корпоративные заказы стоят от 600 тыс. рублей.

Кризис и миссия

В текущей геополитической ситуации случился коллапс с поставками из Европы у многих российских представителей косметической индустрии. В первые дни после объявления военной спецоперации России на Украине Екатерина, бизнес которой был завязан на французском сырье, думала закрывать компанию, но неожиданно обнаружила, что кроме прямых поставок из парфюмерной столицы мира есть и альтернативные возможности поставок европейского сырья через другие страны без больших финансовых потерь.

"На мой взгляд, бизнес уже не может изолироваться от происходящего вокруг и от своего влияния на эти события. Сейчас это очень сложно — мы ощущаем на себе это из-за разницы в курсе валют. Но в социальном предпринимательстве для меня главное то, что оно улучшает жизнь и за него нужно побороться. Цены на зарубежный парфюм будут расти, поставки — сокращаться. Поэтому нам бы очень помогла поддержка государства и инвесторов, чтобы вывести проект на всероссийский масштаб — создать больше возможностей для развития талантливых незрячих людей и сделать так, чтобы жители России видели, что российский парфюмерный бренд может быть не менее качественным, чем мировые звезды нишевой парфюмерии", — надеется Екатерина.

Анна Садова