21 ноября, 18:22

Эксперт назвал маловероятным переход Турции к наземной операции в Сирии и Ираке

По мнению научного сотрудника сектора Турции Института востоковедения РАН Амура Гаджиева, операция "Коготь-меч" была актом возмездия за взрыв в Стамбуле в "ограниченном, показательном ключе"

МОСКВА, 21 ноября. /ТАСС/. Начало проведения Турцией наземной военной операции в Сирии и Ираке после воздушной операции турецких ВВС "Коготь-меч" меловероятно, Анкара в своих действиях будет учитывать позицию стран Запада и участников астанинского процесса. Такое мнение в беседе с ТАСС в понедельник выразил директор Центра изучения современной Турции, научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН Амур Гаджиев.

"Сейчас, учитывая жесткое противодействие со стороны США и Ирана, учитывая, что на днях состоится очередной раунд переговоров в астанинском формате (Россия, Иран, Турция), мне кажется, наземной операции не будет. По крайней мере, дождутся итогов и будет выработана какая-то альтернатива, потому что в случае с масштабной, полноценной военной операцией ситуация сильно усложнится, и тогда возникнет вероятность раскола Сирии. И привлечение прокурдских сил к диалогу станет гораздо менее возможным, если не невозможным вообще. Поэтому здесь, мне кажется, Турция будет все это учитывать и агрессивно действовать не будет", - сказал он.

По словам аналитика, обстрелы приграничных турецких районов с сирийской территории, осуществленные в ответ на воздушную операцию Турции на севере Ирака и Сирии, повышают вероятность наземной операции, но прогнозировать ее сложно, так как внешнеполитический фон остался прежним.

Акт возмездия

По словам эксперта, воздушная операция Анкары в Сирии и Ираке стала актом возмездия за совершенный 13 ноября теракт в Стамбуле на улице Истикляль, к которому, по версии следствия, причастны запрещенная в Турции Рабочая партия Курдистана и ее сирийское ответвление. Он также отметил, что в турецком обществе начали возникать опасения по поводу того, что будет возвращена ситуация 2015-2016 годов, когда прокурдские боевики совершали теракты на территории Турции, поэтому Анкаре надо было отреагировать на инцидент.

Хотя при этом эксперт обратил внимание, что в турецком обществе наряду с призывами к возмездию звучат и голоса тех, кто призывает к нормализации отношений с Дамаском и началу переговоров с президентом Сирии Башаром Асадом.

Влияние позиций других стран

Аналитик также отметил, что во внешнеполитическом плане Анкара оглядывалась и на позицию Запада, и на позицию участников астанинского процесса - России и Ирана. "По сравнению с ситуацией в мае и июне США нарастили свое физическое военное присутствие близ Кобани. Сообщалось, что девушка, обвиняемая в теракте, прошла соответствующую подготовку в Кобани, и даже в прессе звучало, что подготовку оказывали инструкторы из США. С другой стороны, позиция Ирана сохранилась, который изначально занял жесткую позицию по возможной операции Турции в Сирии. Однако позиция других региональных игроков в условиях нормализации отношений с Саудовской Аравией, ОАЭ, с Израилем как-то смягчилась, и стало понятно, что в отношении очередной турецкой военной операции их позиция не будет столь жесткой, как была ранее", - добавил он.

Таким образом, продолжил аналитик, в Анкаре было принято решение отреагировать на теракт 13 ноября, но не в виде очередной масштабной военной кампании по примеру трех предыдущих операций, а ограничившись только атаками военной авиации. "Более того, учитывая жесткое противодействие со стороны США и Ирана, мы видим, что турецкие вооруженные силы прилагали усилия с тем, чтобы не нарушать военное воздушное пространство Сирии, тем самым не оказаться в зоне контроля западной коалиции, - указал он. - То есть возмездие было совершено, но в ограниченном, показательном ключе. И это был, с одной стороны, ответ за запросы в обществе, а с другой стороны, с учетом упомянутых международных аспектов".

Комментируя утверждения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что Анкара провела воздушную операцию в связи с "отказом России" выполнить обещания по отводу курдских формирований от границы республики, Гаджиев отметил, что Анкара таким образом лишь создает фон для получения каких-то дополнительных преимуществ по отношению к другим переговорщикам на предстоящей международной встрече по Сирии в Астане, чтобы продавить свою позицию.

Турецкая воздушная операция "Коготь-меч" была проведена с задействованием свыше 50 самолетов и 20 беспилотников. Поддержку авиации с земли оказывала артиллерия. Удары наносились по местам базирования запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана и ее сирийского ответвления ("Силы народной самообороны"). Минобороны Турции сообщило, что операция была успешно проведена на севере Ирака в районах Кандиль, Асос, Хакурк, а также в районах Арап-Пынары, Телль-Рифат, Джизре и Дерик на севере Сирии.