Все новости

Беременный надеждами роддом

Как живет перинатальный центр КЧР накануне открытия нового корпуса
Палата новорожденных в Республиканском перинатальном центре Александр Рюмин/ТАСС
Описание
Палата новорожденных в Республиканском перинатальном центре
© Александр Рюмин/ТАСС

Республиканский перинатальный центр Карачаево-Черкесии в начале 2018 года получит новый корпус. Там разместятся современные лаборатории, новое гинекологическое отделение, учебные кабинеты для студентов, расширятся существующие отделения. Центр живет в своеобразном ожидании чудесных превращений: пациентки ждут малышей, врачи и медсестры — нового здания, которое удалось построить, несмотря на дефицит бюджета.

Уже сейчас беременные могут заблаговременно узнать о генетических рисках для ребенка, в тяжелых случаях врачи запрашивают онлайн-консультации у столичных коллег. Правда, родовспоможение на Кавказе имеет свой колорит: совместные роды нередко проводятся не с мужем, а с мамой, и некоторым женщинам нельзя, чтобы к ним прикасались чужие мужчины, пусть и врачи.

Маленькая и нежная реанимация

Андрюше больше трех месяцев, но он весит меньше любого здорового новорожденного и все еще не умеет дышать — это за него делает аппарат искусственной вентиляции легких. От поступающего воздуха грудь малыша поднимается и опускается, и кажется, что это он дышит с механическим хрипом.

В это отделение привозят всех "тяжелых" детей, которые рождаются в республике: в районных больницах нет условий для ухода за недоношенными, травмированными или больными детьми. Чтобы не тревожить малышей лишний раз, оборудование для УЗИ, рентгена и другой диагностики позволяет проводить обследование прямо в кроватке или кювезе — специальном боксе, где поддерживается нужная влажность и температура.

"Драйва и адреналина здесь не меньше, чем у взрослых реаниматологов, — рассказывает завотделением реанимации и интенсивной терапии Елена Кузнецова. — Но все маленькое, нежное — видимо, потому одни женщины и работают. Беда с кадрами ужасная, хотя и в медуниверситете рассказываем о том, какая работа интересная, и зовем. Пару лет назад было так, что нас осталось вообще двое. Но в прошлом году пришли три девочки. Молодые, умницы, заинтересованные. И красивые — выйдут замуж, уйдут в декрет. И все, снова вдвоем будем".

Некоторые малыши при рождении не могут самостоятельно питаться и дышать, а некоторые — даже удерживать тепло (оказывается, это тоже умение, за которое отвечает один из отделов мозга). Современные технологии позволяют выхаживать младенцев от 500 граммов. Самый маленький пациент, которого за последние годы спасли врачи перинатального центра, весил при рождении всего 470 граммов.

Консультации с Петербургом и Москвой

На кушетке в кабинете УЗИ — женщина лет 35, ее случай обсуждают главный врач, врачи ультразвуковой диагностики и еще несколько докторов разных специальностей. Случай сложный: пациентка не один раз пыталась забеременеть с помощью ЭКО, и наконец это удалось. Теперь два плода находятся в одной оболочке и делят все питательные вещества. Но у одного из них — отклонения в развитии, не совместимые с жизнью.

Сейчас состояние близнецов не вызывает у врачей из КЧР опасений, но они решили проконсультироваться с более опытными коллегами — как лучше действовать в дальнейшем.

"Мы никогда не подавали это как телемедицину, но работаем так давно, — говорит главврач перинатального центра Евгения Пономарева. — Созваниваемся по скайпу, передаем снимки. Сотрудничаем со Ставрополем, с Москвой, очень тесные связи с Санкт-Петербургским педиатрическим университетом. Если ребенок "тяжелый", мы можем и три раза в сутки связываться. В этом году впервые провели несколько уникальных для КЧР операций — ребенку, который родился с дефектом брюшной стенки, ребенку с огромной опухолью брюшной полости".

С помощью обычного ноутбука и скайпа черкесские медики связываются с московскими коллегами из столичного Центра акушерства и перинатологии имени В.И. Кулакова, которым заранее отправлены нужные данные. Во время сеанса показывают результаты УЗИ.

С помощью этой несложной системы стороны обсуждают варианты дальнейших действий. Их два: оставить оба плода или, пока не поздно, убрать один из них. При неудачном развитии событий и тот, и другой сценарий может завершиться гибелью обоих близнецов. Решить, что делать, в этом случае должна пациентка. Женщина просит время подумать. В итоге пациентка и врачи договариваются сохранять беременность под постоянным контролем медиков до тех пор, пока здоровый ребенок не станет жизнеспособным.

Генетический охват

Зарема Абайханова — единственный на всю Карачаево-Черкесию генетик. "В нашей республике живут разные люди, — говорит она. — Разных религий, с разными менталитетами. Некоторым женщинам нельзя даже, чтобы к ним прикасались чужие мужчины, пусть и врачи. Но даже эти мамочки приходят на перинатальную диагностику, у нас сейчас охват 99%. И зря думают, что этому мешает религия или национальный менталитет".

Главная задача медико-генетической консультации состоит в том, чтобы как можно раньше выявить тяжелые наследственные заболевания у плода. "Есть заболевания, которые приведут к тому, что ребенок станет инвалидом. И на основании данных обследования женщина сама принимает решение, сохранять ли беременность. Синдром Дауна, например, не является прямым показанием для прерывания беременности, а вот синдром Эдвардса — это уже комплекс тяжелых нарушений, и мы честно предупреждаем, что если сохранить плод, то он может погибнуть на более позднем сроке, ребенок может умереть совсем маленьким", — объясняет генетик.

На наличие генетических заболеваний обследуют и новорожденных. Если генетики находят какие-то отклонения, то ребенок передается на попечение узких специалистов и проводится его дообследование.

"Генетические заболевания не лечатся. Например, при фенилкетонурии в организме накапливается аминокислота фенилаланин, которая токсична для головного мозга. Самое грозное последствие фенилкетонурии — умственная отсталость. Но в тяжелой форме она протекает, если не заниматься ребенком. А если мы выявляем ее на первом месяце жизни и начинаем давать лечебное питание, то дети сохранны: коммуникабельны, социально адаптированы, посещают обычные школы. Надо просто исключить белки животного и растительного происхождения", — говорит Абайханова.

Зарема Абайханова мечтает о том, чтобы у нее появился коллега. "Очень помощь нужна. Даже не столько потому, что работы много… А доходит до того, что в отпуск уходишь — и не отдыхаешь, все равно думаешь: как тут все, все ли в порядке. Знаю, что главврач ездит на встречи с выпускниками, на уровне министерства здравоохранения тоже, думаю, что-то решается", — говорит она.

Совместные с мамой роды

В перинатальном центре три блока для беременных: отделение патологии беременности для самых сложных случаев, операционные и палаты интенсивной терапии для женщин, которые не могут родить без хирургического вмешательства, обычные родовые палаты.

Бывает, что акушеры перинатального центра принимают более 15 родов практически подряд, но в среднем за сутки здесь восемь-девять рожениц. Если речь идет о родах без осложнений и операций, то при схватках женщину переводят в индивидуальный зал. Для нее здесь есть кровать, специальное кресло для родов, для малыша — реанимационный стол с источником тепла, где его сразу же могут обследовать и при необходимости оказать помощь.

В центре есть все для совместных родов, но пользуются этой возможностью редко: для допуска в родильный зал нужно пройти полное обследование, а это требует времени. Рожать пациентки предпочитают не с мужем, а с мамой или сестрой.

В Черкесск приезжают роженицы не только из районов республики, но и из других регионов страны. Дело в том, что в карачаевских традициях заложено "приехать к маме на роды" примерно за два месяца и остаться с ней около двух месяцев после появления ребенка. В этот период мама заботится о роженице и учит ее обращаться с малышом.

Этому учат и в послеродовом отделении. С момента родов мамы постоянно находятся рядом с детьми: в центре организовано совместное пребывание мамы и ребенка. Исключение составляют "тяжелые" дети — те, кто после появления на свет нуждается в наблюдении медицинского персонала или в интенсивной терапии.

Тесновато и дороговато

"Строительство нового корпуса, надеемся, завершится в этом — начале следующего года, — говорит главврач перинатального центра Евгения Пономарева. — В связи с тем, что растет число обслуживаемых женщин, тесновато в женской консультации, нет лекционного зала — и на занятия школы будущих мам приходится идти в другой корпус, а это неудобно".

Предполагается, что в новое здание переедут администрация центра и гинекологическое отделение, благодаря чему новые площади получат женская консультация и отделение патологии новорожденных.

"Будут бактериологические лаборатории и лаборатории для проведения ПЦР-исследований (метод диагностики инфекций — прим. ТАСС). Будет проводиться весь инфекционный скрининг. Раньше нам приходилось обходиться без этого либо заключать договора со сторонними организациями, и расходы были очень значительные", — объясняет Пономарева.

Важно для клиники и то, что деньги были выделены на новое оборудование. В центре появится лапароскопический стенд — оборудование, которое позволит проводить через небольшие проколы различные операции, в том числе процедуры, необходимые для подготовки к ЭКО. Тогда весь курс подготовки к ЭКО можно будет пройти в Черкесске. Сейчас для лапароскопических процедур приходится ездить в другой город.

Мамин запах как лекарство

В отделении реанимации и интенсивной терапии рассчитывают, что после перераспределения площадей удастся обустроить несколько палат, чтобы женщины оставались рядом с детьми, учились ухаживать за малышами и помогали им выздоравливать.

В реанимации очень тихо: слышно, как попискивают аппараты, "дышит" маленький Андрюша, трещат лампы и почти бесшумно ходят врачи и медсестры. Свет в палатах стараются не зажигать, чтобы не тревожить маленьких пациентов. Спрашиваем: не включают ли малышам для настроения какую-то музыку — детские песенки, например, или, учитывая национальный колорит, лезгинку. "Лезгинку или что-то подобное им уж точно нельзя — дети волнуются, как будто хотят потанцевать", — поясняет завотделением Елена Кузнецова.

Самое главное для малышей, отмечает врач, — мамина забота и ласка: женщины могут приходить в удобное время, хоть несколько раз в день. На ночь детям советуют оставлять какую-то свою вещь, потому что ребенок легче засыпает, чувствуя мамин запах. А кроме того, уверяют неонатологи, малыши красивее всего улыбаются именно мамам.

Карина Сапунова