Все новости

Ради чего люди учатся помогать реставраторам

Их профессии никак не связаны с архитектурой и искусством, но они учатся обращаться с деревом, камнем и железом, чтобы помогать восстанавливать старинные здания
Филипп Рябинин ведет занятие в Школе волонтеров  Михаил Почуев/ТАСС
Филипп Рябинин ведет занятие в Школе волонтеров
© Михаил Почуев/ТАСС

В России много заброшенных памятников истории и культуры — и если не пытаться это исправить, их можно утратить безвозвратно. Но есть люди, готовые тратить время, силы и деньги на то, чтобы помочь сохранить нашу историю. Их гораздо больше, чем нам кажется, — просто до недавнего времени они не знали, как это сделать. Теперь такая возможность есть у каждого. Рассказываем о Школе волонтеров, организованной Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры (ВООПИК).  

"Курс молодого бойца"

В просторной аудитории пахнет деревом. На стенах — часы с боем и советские агитационные плакаты. На одном из них написано: "Десять пальцев — это роскошь" — что как бы призывает быть внимательнее к технике безопасности. Еще здесь есть несколько старинных шкафов. Много разных инструментов и бутылочек с растворителями. И большой ящик с опилками. "Они съедают пыль и вообще всю дрянь, — объясняет Филипп Рябинин. — Использовали растворители и смывки — аккуратно с опилками все это подмели, запечатали в пакет…"

Филипп Львович — реставратор Колледжа архитектуры, дизайна и реинжиниринга №26. Три десятка человек полтора часа слушают его рассказы о смывках, лиственнице ("Она не гниет, не поддается воздействию влаги, ее только сжечь можно!"), тайниках ("Это моя слабость, обожаю, их легко в секретере сделать…") и том, как правильно искать золотые монеты на чердаках старинных домов. Для большинства слушателей это в новинку. Их профессии никак не связаны со старинными стульями и антикварными шкафами. Но каждую субботу они приходят в колледж на занятия Школы волонтеров и обучаются азам реставрации. Колледж — партнер ВООПИК в этом проекте: ведь учителями должны быть настоящие мастера.

Создатели школы предупреждают: на реставраторов здесь не учат. На это ушло бы 10–12 лет. "Это что-то вроде курса молодого бойца, который за короткое время учится основам, — объясняет Павел Шишмарёв, координатор волонтерского движения общества, профессиональный реставратор с двадцатилетним опытом. — Наш проект прежде всего популяризационный. Его задача — вовлечь как можно больше людей в сферу, которая для всех нас важна. Ведь это — наша история".

ВООПИК существует с 60-х годов прошлого века, и в период расцвета в его рядах было около 10 млн человек по всей стране, которые помогли отреставрировать несколько тысяч памятников. И хотя общество никогда не прекращало работу, прежней массовостью оно похвастаться уже не может. В этом году здесь решили попробовать это исправить — и создали Школу волонтеров. На первый этап к ним пришли 300 добровольцев. Их обучили "базе": провели несколько лекций и мастер-классов, показав, как надо работать с деревом, камнем и железом. Это что-то вроде "пула" волонтеров, которые при желании смогут участвовать в восстановлении различных памятников. А 30 лучших остались на второй этап. Теперь их учат не только обращаться с инструментами и растворителями, но и организовывать других людей. В этом проекту помогает еще один партнер — "Мосволонтер". Предполагается, что выпускники школы будут как работать руками сами, так и руководить волонтерскими командами.         

"Больно смотреть, как разваливаются памятники"

"Это наша мастерская, мы здесь занимаемся лепкой, гипсом, — говорит нам молодой человек в белом халате. — Давайте я вам расскажу, что мы тут делаем, чтобы вы не зря сюда зашли…"

Вообще-то в комнатку с гипсовыми фигурами мы зашли по ошибке — заблудились, переходя из одного кабинета в другой. Но здесь, кажется, рассуждают так: увидел человека — расскажи ему о реставрации. "Если бы мы его не прервали, он бы нам лекцию прочитал, — смеется Вика. — Мне нравится, что здесь люди так увлечены своим делом. К тому же редко бывает, чтобы лекции были не только интересными, но и бесплатными". 

Виктория и Кирилл — пара, им чуть за 20. Они любят путешествовать и учиться, волонтерством занимались, но не много, а сюда пришли, потому что "никто не знает, что пригодится в жизни". Особенно их притягивают старинные деревянные постройки. Дерево любит и Валерия. Она мечтает поехать в Кижи: "Мне нравятся деревянные церкви, разбросанные у нас по Северу. Это очень русская тема. Я очень много езжу, люблю архитектуру, в том числе западную. И для меня лично "соль" русского зодчества — это деревянные постройки. И они очень сильно нуждаются в заботе".

Валерия — экономист, много ездила волонтерить в детские дома. Всегда любила искусство, но в сторону "культурного" волонтерства даже не смотрела: не знала, как к нему подступиться. И случайно услышала об этом проекте.

В волонтерство каждый приходит за чем-то своим. Кому-то "больно смотреть, как разваливаются памятники" (например, одна пара из Калининграда специально приезжала в Москву на базовый курс, чтобы получить какие-то навыки и придумать, как помочь сохранить местные достопримечательности). Кто-то всегда мечтал поработать руками. Кого-то привлекает общение, кого-то — возможность научиться новому.

Организаторы говорят, что к ним пришло гораздо больше, чем они ожидали. Потому что, как выяснилось, запрос на то, чтобы работать с памятниками культуры, есть у многих. Но многие студенты Школы волонтеров годами просто не знали, с чего начать.    

"Люди сразу видят результат"

"На первом этапе нам давали доски, и мы их очищали. Вот как сейчас лектор рассказывал: выделяется маленький участок, берешь растворитель, шпатель, — рассказывает Валерия. — Самое легкое — это дерево. Тяжелее всего было с металлом: к нему волонтеров вообще обычно не подпускают. А когда мы работали с камнем, то расчищали настоящие вазоны, снятые с одной из сталинских высоток. Брали молоточки, что-то делали…" Валерия признается: то, что студентов допустили к реальным архитектурным достопримечательностям, впечатлило ее больше всего. Пусть даже их вклад был небольшим.

Организаторы подтверждают: многих волонтеров привлекает возможность приложить руку к чему-то "настоящему". Желающие после школы смогут отправиться восстанавливать какие-то объекты. Некоторые из них находятся в Москве, и достаточно будет по возможности приезжать в выходные дни на несколько часов. А некоторые — в регионах России (кроме того, у ВООПИК есть проект по обмену волонтерами с Францией). На такие работы надо будет потратить не только отпуск, но и деньги: оплачивают дорогу и проживание волонтеры самостоятельно.

Почему люди готовы тратить деньги не на отдых у моря, а на то, чтобы не дать развалиться старинным постройкам? "Ну, пока большинство людей между волонтерством и турецким пляжем выбирают пляж, — говорит Дмитрий Тузов, руководитель отделения реставрации и деревообработки колледжа. — Но в нашей виртуальной жизни многим не хватает ощущения, что они делают что-то реальное, настоящее. Люди сразу видят результат, даже если они просто убирают мусор. Для меня это точно лучше, чем лежать на песке". Павел Шишмарёв добавляет: нам слишком часто приходится сомневаться в том, правильно ли мы поступаем. "А тут даже внутреннего вопроса не возникает, — говорит он. — Это абсолютно точно — добро". Сам Павел много лет помогает реставрировать Донской монастырь. И часть волонтеров, с которыми он сегодня работает, скоро отправятся туда же.

Бэлла Волкова