Все новости

"Здесь всегда лето": как живет школа крупнейшего математика ХХ века

ТАСС побывал в школе имени Андрея Колмогорова и узнал, кто учится в ней сейчас, сохранились ли традиции отца-основателя и как альма-матер математической элиты страны может развиваться дальше
В школе-интернате имени А.Н. Колмогорова Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова Максим Григорьев/ТАСС
В школе-интернате имени А.Н. Колмогорова Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
© Максим Григорьев/ТАСС

На западе Москвы вот уже больше полувека стоит ничем не примечательное по нынешним меркам здание. Школа из трех корпусов: один учебный и два общежития. Эти стены помнят отучившихся в них нынешних академиков, чиновников, бизнесменов списка Forbes, прославленных ученых, членов-корреспондентов Российской академии наук.

Это и есть там самая, основанная академиками Андреем Колмогоровым и Исааком Кикоиным, физико-математическая школа-интернат №18 при МГУ, а с 1988 года — специализированный учебно-научный центр — школа-интернат имени А.Н. Колмогорова МГУ. Или, как ласково называют школу сами учащиеся и выпускники, СУНЦ.

"В школе есть "старики", а есть "супера". "Старики" — те, кто старше на год. "Супера" — старше на два года, то есть это уже выпускники. А еще есть "ежи" — 11 "Е", 11 "Ж" и 11 "И" классы. Это те, кто учатся только один год и ускоренно проходят все, что мы проходим за два года", — рассказывает Лера. Сама она "новичок" — учится в школе им. Колмогорова первый год.

"Родители очень переживали, что я хочу быть журналистом, — говорит она. — Но после восьми лет обучения в обычной школе выяснилось, что пишу я плохо, а хорошо идет у меня только физика". Как и многие студенты школы (здесь учащиеся не школьники, а именно студенты), о самой школе Лера узнала от родителя, который сам хотел поступать в СУНЦ. "Тогда имя академика Колмогорова было известно всем. И школа была очень престижна", — отмечает она.

Школу я застал еще при Колмогорове. Впечатление было, как будто попал на другую планету
Николай Сальников
выпускник 1977 года, с 2015 года замдиректора школы им. Колмогорова по развитию

Лера из Москвы, она одна из тех 50–60 учащихся, кто не живет в интернате, а приезжает в СУНЦ каждое утро из дома. Большая часть учеников, а всего в СУНЦе их примерно 360, живут здесь же — в общежитии на территории школы.

Сейчас, как и при академике Колмогорове, будущих студентов школы отбирают из всех регионов страны. Только из существующих раньше трех этапов поступления ушло устное собеседование со старшеклассниками, нынешние абитуриенты школы Колмогорова проходят два этапа отбора — письменный экзамен и Летнюю школу. Выездные экзамены проводятся в 50 городах. Ежегодно в СУНЦ хотят поступить порядка двух тысяч школьников, из них отбираются лучшие для участия в Летней школе.

© Максим Григорьев/ТАСС

Летняя школа сейчас длится две недели. И для многих детей именно она становится настоящим испытанием: нужно жить в комнате по четыре-пять человек, находить общий язык с такими же юными дарованиями, как и ты, успевать делать задания и главное — понять, сможешь ли прожить так еще два года вдали от родительского дома.

"Школу я застал еще при Колмогорове. Впечатление было, как будто попал на другую планету, — рассказывает выпускник СУНЦа, а с 2015 года и замдиректора школы по развитию Николай Сальников. — Колмогоров принимал непосредственное участие в организации экзаменов и Летней школы. И мне повезло — моим научным руководителем был лично Колмогоров. Это было очень интересно. До этого я знал, что есть великий академик, а тут вот он, разговаривает прямо с тобой".

Ранний старт в науку

"Колмогоров давно планировал открыть школу. Еще лет в 40 он написал жизненный план, там было записано: в 60 лет оставить научную деятельность и заняться реформой школьной математики. Он хотел, чтобы уже из школ приходили молодые люди, готовые воспринять научные концепции и активно включаться в научные исследования", — рассказывает выпускница школы Колмогорова 1979 года, член совета Клуба выпускников СУНЦ МГУ Лариса Галамага.

Так, в 1963 году один из крупнейших признанных ученых ХХ века, основоположник современных теорий вероятностей, турбулентности, сложности алгоритмов, дифференциальных уравнений и множества других теорий и новаторских работ выступает одним из инициаторов создания школы-интерната при МГУ и начинает совершенствовать всю систему математического образования в школах СССР. А в Москве, Ленинграде, Новосибирске и Киеве открываются специализированные школы-интернаты.

© Максим Григорьев/ТАСС

"Он считал, что в математике ученый может получить более качественный результат в абсолютно новой области до 25 лет, поэтому ученых для современной математики нужно готовить намного раньше, — продолжает Лариса Галамага. — Он создал систему, которая мотивировала детей к изучению математики, был редактором математического раздела журнала для юношества "Квант", на который были подписаны все обычные школы и математические кружки".

По задумке Колмогорова, поступая в школу, старшеклассники учились мыслить и говорить на совершенно новом для них языке науки: здесь они попадали не к учителям, а к профессорско-преподавательскому составу, проводили исследования, им прививалось естественно-научное мировоззрение, они обучались в кругу единомышленников, каждый ребенок попадал в окружение таких же одаренных детей, как и он сам.

Кроме знаний мы стараемся развивать три базовые техники мышления, которые опираются на умение анализировать, умение реализовывать собственные идеи и умение выстраивать стратегии
Марина Сергеева
заведующая кафедрой биологии школы Колмогорова

"Такое окружение давало возможность развиваться в новом темпе и проявлять разные грани своих способностей, — отмечает Галамага. — Поэтому среди выпускников так много не только выдающихся ученых, деятелей культуры, но и успешных управленцев, бизнесменов, людей, которые не только обладают высоким интеллектом, но и умеют устанавливать доверительные отношения с людьми".

Одним из новаторств Колмогорова была культурная и творческая среда, в которую он погружал учащихся школы. Экскурсии, спектакли, выставки, в школу приезжали известные барды и деятели культуры того времени. Во-первых, так личность детей формировалась гармонично. Во-вторых, приехав из провинции, так они узнавали столицу и культурную среду, перед тем, как начать жизнь в большом городе.

Со времен Колмогорова в школе произошло немало изменений: например, кроме физико-математического отделения появились кафедры информатики, химии и биологии. Спустя год после смерти Колмогорова, в 1988 году, открытые школы-интернаты оказались в подвешенном состоянии. Будучи федеральными, они не вписывались в образовательные структуры своих городов. Встал вопрос о закрытии. Тогда директора московского и новосибирского интернатов придумали план сохранения школ — сделать их университетскими. Добиться того, чтобы школа стала факультетом МГУ, было непросто, но такое решение удалось пролоббировать.

Однако по-прежнему, согласно идее основателей, в СУНЦе работают профессора и преподаватели естественных и гуманитарных факультетов МГУ, старшеклассники проводят научные исследования, пишут экспериментальную курсовую работу, участвуют в международных конкурсах и, конечно, развивают научный стиль мышления, которому в школе уделяют особое внимание.

© Максим Григорьев/ТАСС

"Мышление детей сильно меняется в связи с техникой и интернетом. И мы стараемся это учитывать, — рассказала заведующая кафедрой биологии школы Колмогорова Марина Сергеева. — У современных даже очень одаренных детей часто не хватает системного мышления — из-за огромного потока информации и его хаотичного освоения. Поэтому кроме знаний мы стараемся развивать три базовые техники мышления, которые опираются на умение анализировать, умение реализовывать собственные идеи и выстраивать стратегии, когда вы опираетесь на свои ценности развития и можете ставить задачи на много лет вперед".

Куда развивается СУНЦ?

В школе и сейчас многое напоминает о Колмогорове — входящих в здание встречает скульптура великого математика. Мы сидим в кабинете директора, и даже здесь есть напоминания об истории школы, ее создателе и творческом вдохновителе — на стенах висят фотографии первых учеников, а также Колмогорова, читающего им лекции. Здесь же — портреты основателя школы, сделанные его же учеником Дмитрием Гордеевым, который, отучившись на мехмате МГУ, решил уйти в живопись.

"Это было 30 лет назад, весной 1988 года, я сам приехал в школу сдавать вступительный экзамен, — вспоминает нынешний директор школы Кирилл Семенов. — Было ощущение "ух как круто!". Если бы не эта школа, я бы не смог учиться на мехмате. Просто так из обычной средней школы прийти на мехмат и выдержать все крайне сложно".

Семенов стал директором Колмогоровской школы после непростого периода смены директоров в 2015 году. "Из нового — за это время открыли экологический класс, который сейчас стал частью кафедры биологии, ввели дистанционный курс обучения для седьмых-девятых классов", — перечисляет он.

Финансирование — больной вопрос, который мы никак не можем, но очень хотели бы решить, потому что наша школа висит тяжелым финансовым бременем на университете. Если есть деньги, многих проблем нет
Кирилл Семенов
Директор школы-интерната им. А.Н. Колмогорова МГУ

На вопрос о том, какова дальнейшая стратегия развития прославленной школы, Семенов отвечает, что видит себя прежде всего в качестве администратора, а не идеолога. "Моя задача — чтобы все работало по возможности гладко и без сбоев, чтобы весь трудовой коллектив работал комфортно и детям чтобы было хорошо, — говорит он. — Нужно собрать хороших учителей и не мешать им работать. Есть ректор МГУ, и правильно было бы сказать, что он школу и возглавляет. И источником идей по большому счету является Московской государственный университет".

Педагоги школы отмечают, что при таком подходе нет общей творческой стратегии развития СУНЦа, которая была при Колмогорове, зато у преподавателей есть возможность выступать со своими идеями и предложениями, которые поддерживаются директором.

Перенимать опыт школы, которая готовит известных ученых и академиков, приезжают из других стран. По принципу СУНЦа уже действуют школы для одаренных детей в Белоруссии, Португалии, Южной Корее, Испании. "Есть программы обмена с Чехией, Словакией, Финляндией, сотрудничество с Таиландом, — говорит Кирилл Семенов. — Недавно приезжала в гости принцесса Таиланда, они извлекают положительный опыт, построили школу по образу и подобию нашей, теперь команда Таиланда обыгрывает сборную России на школьной международной олимпиаде".

Директор школы-интерната имени А.Н. Колмогорова СУНЦ МГУ Кирилл Семенов  Максим Григорьев/ТАСС
Директор школы-интерната имени А.Н. Колмогорова СУНЦ МГУ Кирилл Семенов
© Максим Григорьев/ТАСС

При этом, как ни банально, главной проблемой школы Колмогорова сейчас является финансирование.

"Чтобы как-то привести в порядок финансовые дела, родители вносят в месяц порядка 7 тыс. рублей, — рассказывает директор. — Рядом с нами находится кадетская школа, государство выделяет им средства по 400 тыс. рублей в год на ребенка. Наш федеральный норматив меньше — 110 тыс. на ребенка в год. Остальную финансовую нагрузку несет университет, мы об этом писали, в том числе и президенту. Финансирование — больной вопрос, который мы никак не можем, но очень хотели бы решить, потому что наша школа висит тяжелым финансовым бременем на университете. Если есть деньги, многих проблем нет".

Часть расходов берет на себя Клуб выпускников СУНЦа. Например, оплату поездок учащихся на международные научно-образовательные конференции, которые не оплачиваются государством (международная научно-техническая ярмарка Intel ISEF, международная конференция молодых ученых ICYS), где ученики представляют проектные работы.

"На протяжении долгих лет выпускники помогали школе, восполняя недостатки госфинансирования, — говорит Лариса Галамага. — Это были программы питания школьников, ремонта зданий школы, закупка мебели, постельного белья, оплата командировок и проведения Летних школ. Постепенно мы добивались передачи этих расходов на государственное попечение. Сейчас среди таких программ остается, к примеру, оплата услуг интернет-провайдера и трафика для школы. СУНЦ — это, наверное, уникальный случай в России, обычно все государственные школы обеспечены государственным интернетом. Инструменты у государства есть, и сообщество выпускников ищет возможности привлечь их для помощи школе".

© Максим Григорьев/ТАСС

В ближайшее время, по словам директора, грядут долгожданные изменения. СУНЦ давно ждет новое здание — бытовые условия жизни детей улучшатся, появится новый пищеблок и новый учебный корпус. "Сейчас идет проектирование. Количество воспитанников увеличится на 50% — до 540 человек, — говорит Семенов. — У нас будут новые классы по робототехнике. Мы планируем в этом году открыть инженерный класс, встроенный в физико-математическое направление. Соответствовать изменениям тяжело, но мы будем стараться".

"Дом на целых два года"

Конкуренция среди желающих поступить в СУНЦ немаленькая. Примерно десять человек на место.

"Я о школе узнала от одноклассницы, — рассказала поступившая на физмат Саша. — И захотелось пройти первый тур. Школа дает больше возможностей, в каком-то смысле она дает даже гарантии того, что у тебя может получиться чуть больше. Кроме того, СУНЦ — особое место, которое собирает разных людей со всех уголков России. И когда мы видим встречи выпускников — понимаем, что это скорее встречи семьи".

Многие учащиеся школы Колмогорова с недетской рассудительностью уже определились с планами на будущее.

"В СУНЦ я поступила с уверенностью, что буду заниматься наукой, — говорит Катя, которая учится на отделении биологии. — Но мой научный руководитель всю жизнь занимается насекомыми, и у него личная жизнь не сложилась. Я поняла, что если уходить в науку, то с головой, а я все-таки хочу построить в будущем семью".

А я, конечно, пойду в науку. У всех получилось поднимать науку и одновременно иметь семью и детей, и у меня получится. Надо просто стремиться
Лера
ученица школы им. Колмогорова, 10 класс

Учащиеся соглашаются, что в СУНЦе у них гораздо больше свободы и меньше контроля по сравнению с обычной школой. Спасает только чувство собственной ответственности. "Здесь есть возможность, как у студентов, не учиться до сессии, — отмечает Лера. — Но очень многие дети стараются быть умными, потому что родители отправили нас сюда, чтобы учиться".

© Максим Григорьев/ТАСС

Однако школа Колмогорова — это еще не университет, а скорее последний этап детства.

"Это не студенческая жизнь. Это скорее лагерь, здесь всегда лето, — говорит Лера. — Где есть еда, постельное белье, всегда хорошая компания, где ты можешь зайти в любую комнату и поиграть в настольные игры. У тебя есть дом на целых два года. Когда уходишь из СУНЦа, ты остро понимаешь, что детство начинает заканчиваться и дальше — другой этап".

Многие планируют поступать в МГУ: там их ждут преподаватели, которые помогли им сделать первый шаг в науку. Многие, но не все. "Не все наши выпускники идут в МГУ, хотя мы к этому всячески призываем, — говорит Семенов. — В 2017 году туда поступили 50%. Все остальные, получается, выучены МГУ до надлежащего качества, чтобы поступить в вузы, которые не затратили ни копейки на их обучение". Так или иначе большинство нынешних старшеклассников уже видят свое будущее и спланировали стратегию своего развития в жизни, во многом следуя тем техникам мышления, которым они научились в школе Колмогорова.

Дарья Бурлакова

Теги