Все новости

"Ни мира, ни войны": как в СССР строились отношения между церковью и властью

Патриарх Пимен (второй слева) во время праздничной литургии в Богоявленском соборе, посвященной 1000-летию Крещения Руси
© Александр Коньков/ТАСС
Как Совет по делам религии в Советском Союзе не только отстаивал сохранение церквей, но и провел празднование 1000-летия Крещения Руси, несмотря на контроль и давление КГБ — в нашем материале

Константин Харчев возглавлял Совет по делам религий при Совете Министров СССР с 1984 по 1989 год. В беседе с ТАСС он рассказал о праздновании 1000-летия крещения Руси в СССР, о скептицизме священников того времени, о машинах церковных иерархов, возвращении храмов и монастырей, а также о своей отставке.

Совет собрали во время войны

В 1943 году в СССР создают Совет по делам религии, который регулировал Народный комиссариат военных дел (НКВД). По словам Харчева, причины создания совета были политическими: нужно было мобилизовать все ресурсы страны на борьбу с врагом, а также противостоять гитлеровской религиозной политике — нацисты открывали на оккупированных территориях православные церкви. Нужно было им что-то противопоставить, уточнил он.

Константин Харчев Дмитрий Волин
Описание
Константин Харчев
© Дмитрий Волин

Кроме Совета по делам религии был создан Совет по делам религиозных культов, который возглавлял Иван Полянский. Это организация курировала, в частности, мусульман и иудеев. Позднее советы были объединены.

При Хрущеве совет, по словам Харчева, стал "закручивать гайки" в религиозной жизни страны. При этом делалось это без какой бы то ни было правовой базы.

Долгое время он был единственной легальной площадкой коммуникации власти и церкви. "Епископ юридически не имел возможности общаться напрямую с чиновником", — уточнил Харчев. "До встречи членов Синода с Горбачевым, которая произошла в 1988 году, члены Политбюро с церковными иерархами официально не встречались. А вот к концу 80-х годов членов совета часто просили познакомить с тем или иным высокопоставленным иерархом.

Противостояние на всех уровнях

В перестройку коллеги Харчева провели ревизию юридических основ, на которых строились отношения государства и церкви. Выяснилось, что законов в этой сфере не существовало, а все отношения регулировались ведомственными нормами. Правила доходили до мелочей: например, было разрешено звонить в колокола только две минуты и в строго отведенное время. Также был запрет на ношение религиозной одежды вне церковных учреждений, уточнил Харчев.

Совет начал пересматривать эти нормы. Разумеется, эта работа наталкивалась на противодействие со стороны тех, кто занимался антирелигиозной пропагандой. "Разворот госполитики в сторону религии лишал их хлеба", — отметил Харчев.

Впрочем, и в самой церкви далеко не все приветствовали работу совета. Один из примеров — отмена обязательной регистрации паспортных данных при крещении. Дело в том, что утечка таких сведений на работу или в школу грозила христианам проблемами. Поэтому некоторые священники соглашались крестить людей "без регистрации", но делалось это вовсе не бесплатно. Соответственно, отмена требования о предъявлении паспорта лишала таких клириков одного из источников дохода.

Кроме этого, возвращение церквей и монастырей заставляло действующие приходы выделять деньги на восстановление. Следовательно, доходы работающих приходов падали. "Не все этому были рады", — отметил Харчев.

"Силовая линия" ЦК

Как отмечал Харчев, во время работы в совете ему приходилось противостоять "силовой линии" ЦК КПСС. По его словам, ряд сотрудников высшего эшелона советской власти пытались надавить на совет. Однако в стране шла перестройка, и подобные шаги удавалось предотвращать.

"Многое нам удалось сделать за достаточно короткий период, а именно: регистрация почти двух тысяч религиозных организаций, передача им культовых зданий и имущества, упорядочивание нормативной основы, отмена устаревших и одиозных циркуляров, открытие монастырей — Данилова, Толгского, Оптиной пустыни, церковных школ", — отметил Харчев. При том что к 1985 году количество храмов по всей стране составляло всего около 7 тыс.

Член Политбюро ЦК КПСС Александр Яковлев знакомится с достопримечательностями Оптиной пустыни, 1987 год Николай Малышев/ТАСС
Описание
Член Политбюро ЦК КПСС Александр Яковлев знакомится с достопримечательностями Оптиной пустыни, 1987 год
© Николай Малышев/ТАСС

Он подчеркнул, что возвращения храмов удалось добиться после появления соответствующих решений ЦК КПСС. "А вот руководство Политбюро в лице секретарей особой поддержки в этом деле нам не оказывало", — добавил он.

"Ходатайства вернуть храм приходили от прихожан. В Совете по делам религий один раз в месяц, по субботам, был организован прием верующих со всех концов Советского Союза. Это было паломничество", — поделился Харчев.

По его словам, большую помощь в возвращении национализированного после революции имущества оказал Александр Яковлев, который в то время возглавлял идеологический отдел ЦК.

Экс-глава совета уточнил, что в самом ЦК боролись два направления: перестроечное и консервативное. Такое противоборство шло и на среднем, и на низшем уровнях.

Харчев подчеркнул, что многие сотрудники КГБ на самом высоком уровне делали все возможное, чтобы упорядочить отношения церкви и государства. "Да, по важным вопросам у нас были и серьезные разногласия с КГБ. Однако валить на работников КГБ всю ответственность за непростые отношения церкви и государства, конечно, не стоит", — добавил он. Ведь многое удалось сделать именно при поддержке руководителя пятого Управления КГБ генерала армии Филиппа Бобкова.

При этом некоторые вопросы находили активную поддержку у всех интересантов. Так произошло, например, по поводу издания в Стокгольме 60 тыс. экземпляров трехтомной "Толковой Библии" под редакцией А.П. Лопухина. Разумеется, без КГБ эти книги было невозможно ввезти в СССР.

Примечательно, что лидер страны Горбачев занимал практически позицию "ни мира ни войны". "Колебался он все время, как маятник. Ни разу меня даже не принял, хотя я просил. Он боялся религиозного вопроса, и только в последний момент решился. Даже на 1000-летие не пошел", — отметил Харчев.

1000-летия Крещения

В начале 1982 года Патриарх Пимен (Извеков) и Священный синод Русской православной церкви официально обратились к руководству страны с просьбой разрешить отметить 1000-летие Крещения Руси. При этом изначально предполагалось, что это будет сугубо церковный праздник. Разрешение было получено, и в мае 1983 года ЦК передал для проведения этого празднования церкви Данилов монастырь, где начался ремонт.

Спустя некоторое время масштаб празднования начал увеличиваться. По словам Харчева, это было сделано для улучшения имиджа страны за рубежом. Из-за падения цен на нефть страна нуждалась в западных кредитах. Разворот к христианам различных конфессий, иудеям и мусульманам, а также развитие веротерпимости могли оказаться очень полезными аргументами при переговорах с кредиторами. Этой же цели служил и закон о свободе совести, уверен Харчев.

По его словам, когда Совет разрабатывал план празднований, предполагалось начать с крестного хода от Патриарших палат в Кремле. Этот вариант не поддержали, и было принято решение провести торжественные мероприятия в традиционном для того времени формате заседания.

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР Константин Харчев, Патриарх Московский и Всея Руси Пимен, митрополит Киевский и Галицкий Филарет, митрополит Минский и Белорусский Филарет и митрополит Ростовский и Новгородский Владимир во время поместного Собора к 1000-летию введения христианства на Руси Александр Коньков, Александр Сенцов/ТАСС
Описание
Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР Константин Харчев, Патриарх Московский и Всея Руси Пимен, митрополит Киевский и Галицкий Филарет, митрополит Минский и Белорусский Филарет и митрополит Ростовский и Новгородский Владимир во время поместного Собора к 1000-летию введения христианства на Руси
© Александр Коньков, Александр Сенцов/ТАСС

Примечательно, что государство не выделяло деньги церкви. Например, банкет в "Праге" и гостиницы были оплачены священниками.

Однако концерт в Большом театре организовало Министерство культуры. От правительства на нем присутствовал Николай Талызин — первый зампред Совмина. В последний момент решила приехать супруга Горбачева Раиса Максимовна.

Харчев подчеркнул, что 1000-летие Крещения Руси было действительно народным праздником, который отмечался не только в столице СССР. Торжества были в Киеве и Минске, других городах.

Правительственный "ЗИЛ" для патриарха

Отдельного упоминания заслуживает история с машинами патриарха. В середине 80-х у Пимена была "Волга" "и какой-то кабриолет". Как уточнил Харчев, на "Волгах" тогда ездили министры. В то время как для партийных лидеров были предусмотрены лимузины "ЗИЛ". Во второй половине 80-х патриарх уже болел. "Как-то я заметил, что он с трудом садится в машину. Она же узкая. Стало неловко. Решили поменять транспорт", — отметил Харчев.

Однако такой шаг нужно было предварительно обговорить с самим Пименом. "Как-то сидели в Елоховском храме. Праздновали какой-то юбилей. Подошел к нему, рассказал о планах поменять ему машину. Он посмотрел на меня, но промолчал", — отметил Харчев.

Спустя некоторое время к Харчеву подошел один из священников и передал икону в дар от патриарха. Харчев спросил тогда у него, как Пимен отнесся к идее о новой машине. Оказалось, что Пимен был доволен.

Буквально через неделю для предстоятеля подобрали "ЗИЛ". Это была бывшая машина председателя КГБ, с которой предварительно сняли все спецоборудование. Свою первую поездку на "новеньком" "ЗИЛе" Пимен совершил вместе с Харчевым.

Отставка

Отставке Харчева предшествовало "письмо митрополитов", направленное против него.

Как заявил экс-глава совета, Пимен письма не читал, так как сильно болел. Письмо подписали четыре митрополита, в том числе и будущий Патриарх Алексий (Ридигер). При этом Алексий, по словам Харчева, сперва не хотел подписывать это письмо. Также свои автографы поставили  митрополиты — Киевский Филарет (Денисенко), Минский Филарет (Вахромеев), управделами Патриархии митрополит Одесский Сергий (Петров).

"Горбачев подписал приказ о моем увольнении и, скорее всего, даже не разбирался, в чем дело. Мне потом говорили, что одновременно он подписал 200 документов, и вообще его больше интересовали другие дела", — заключил Харчев.

Дмитрий Волин