Все новости

Житель Филиппин готовится в 33-й раз дать распять себя на кресте в Страстную пятницу

Рубен Энадж также пронесет на расстояние в 1,7 км деревянный крест весом в 37 кг, в пути одетые в костюмы римских центурионов местные жители будут бить его плетьми

СИНГАПУР, 15 апреля. /ТАСС/. 58-летний филиппинский плотник Рубен Энадж готовится в 33-й раз добровольно позволить распять себя на кресте. Как сообщает в понедельник Филиппинское агентство новостей, он намерен повторить библейские страдания Христа в Страстную Пятницу.

"Посвятив свою жизнь Богу, я каждый год прохожу через ритуал распятия", - рассказывает Энадж. По его словам, к подобному решению его побудил произошедший с ним случай. "В 1985 году мне поручили покрасить вывеску на крыше трехэтажного здания. В какой-то момент я поскользнулся и начал падать на землю. Перед ударом я успел выкрикнуть "Мой бог!", а когда поднялся, на мне не было ни царапины", - объясняет он. Плотник поверил, что в этой истории был след божественного провидения.

В католическую Страстную пятницу, которая в этом году выпадает на 19 апреля, Энадж наденет "терновый венец", сделанный из колючей проволоки. Выйдя из своего дома в провинции Пампанга на севере Филиппин, плотник взвалит на себя деревянный крест весом в 37 кг и понесет его в одиночку примерно 1,7 км. В пути его сопроводят одетые в костюмы римских центурионов местные жители, которые будут бить его плетьми. Добравшись до места распятия, Энадж позволит пригвоздить свои ладони к кресту. Спустя несколько минут филиппинца освободят и отнесут в медицинскую палатку.

"Благодаря моей вере я быстро восстанавливаюсь от полученных ран", - утверждает плотник.

Распятие Энаджа вызывает постоянную критику со стороны католической церкви Филиппин. "Мы не одобряем эту практику. По-настоящему великим остается лишь распятие Иисуса Христа, искупившего грехи человечества", - подчеркивает преподобный отец Рамирез из церкви Манилы. Но несмотря на противодействие духовенства, ежегодный ритуал состоится вновь. После него, если верить Энаджу, на его ладонях не остается даже шрамов.