Все новости

Купальники из рыбацких сетей и пластиковых бутылок. Как россиянка делает бизнес из мусора

Ольга Колкова
© Александр Щербак/ТАСС
Как начать бизнес с нуля с заботой об экологии и пройти путь от идеи до первого тиража за полгода? Ольга Колкова летом запустила бренд купальников из пластика и хочет открыть производство в Москве

"Искусство в массы". Первый проект

Я с детства понимала, чем хочу заниматься. Мы жили в поселке Набережный в Орловской области. В начале 90-х там не было ткани, красивой одежды, но был журнал Burda, один на все село. Все мое детство прошло с кусочком мыла в руках. 

Примерно семь-восемь лет назад я переехала в Петербург и запустила свой первый проект — вещи с картинами художников. Сама шила свитшоты, футболки, платья. На одном из маркетов ко мне подошла сотрудница Русского музея и спросила, знаю ли я, что нарушаю авторские права. Оказалось, что помимо авторских прав художников есть права музейного фонда. Я испугалась, но они предложили мне сотрудничество. Так мы начали продавать вещи в Русском музее, а потом и в Эрмитаже. 

Ольга Колкова Александр Щербак/ТАСС
Описание
Ольга Колкова
© Александр Щербак/ТАСС

Я переехала в Москву, начала работать с Третьяковкой на Крымском валу. Дальше был Пушкинский арт-музей, Artplay, Манеж. Это была история об "искусстве в массы".

Постепенно проект стал превращаться в обычный бизнес, который приносит деньги, но идеи, ради которой я все это начинала, в нем уже не было. Мне стало неинтересно. Я закрыла шоурумы и интернет-магазин.

Настал период, когда я не занималась ничем, растила ребенка. Думала, что буду делать дальше.

От рая к мусорке и обратно

Я не люблю зиму. Поэтому как только у меня появилась возможность куда-то уезжать на несколько месяцев и вести дела удаленно, я ей воспользовалась. На Бали была раз пять-шесть, и это самое мое любимое место в Азии. 

Мои подписчики писали: "Ты все время говоришь о том, что Бали сказочный, а он такой грязный, помойка!" Я думаю: "Господи, о чем они? Он великолепен!" 

Этой зимой ко мне в первый раз приехала сестра. Мне захотелось ей показать весь остров. И тогда я наконец поняла, о чем говорят подписчики. Оказалось, что на пляже Нуса-Дуа, возле которого я жила последние несколько зим, риф задерживал не только большие волны, но и пластиковый мусор.

Пластиковые отходы на пляже в Бали EPA-EFE/MADE NAGI
Описание
Пластиковые отходы на пляже в Бали
© EPA-EFE/MADE NAGI

Мы приехали на пляж Джибаран, самый большой на Бали. Идти по нему босиком невозможно — пляж покрыт мусором. Пластик лежит там давно, он перемешан с органикой, неприятно пахнет. В море не зайти, там кусочки целлофана, крышки от бутылок.

Мы вернулись в дом, который снимали, я уложила сына, сестра тоже легла спать. А я села читать. 

Сначала я думала, что пластик — это проблема Бали, что остров не может себе позволить построить пластикоперерабатывающий завод. Потом решила, что дело в потоке туристов. Я заблуждалась.

Пластик — это проблема всего мира. У нас ситуация не лучше

Я сидела и читала, читала, читала. Полезла на англоязычные сайты, хотя у меня очень плохой английский. Стала думать, чем я могу помочь, если весь мой опыт связан с фэшн-индустрией.

Поняла, что хочу делать одежду из переработанного пластика, создать цикличное производство, чтобы после утилизации готового изделия снова получать ткань. 

Мысль делать купальники была у меня и раньше. Когда я закончила свой первый проект, сделала большую карту желаний, и там был пункт о том, что я хочу создать бренд купальников. Все сошлось.

Словения — Италия — Бали — Россия

Я стала искать этичные и экологичные фабрики. Моя история о том, что нужно стучаться во все двери. Кто-нибудь да ответит. 

В России я не нашла фабрик, которые делали бы волокно из переработанного пластика, поэтому стала искать за рубежом. Первая наша фабрика находится в Словении. Она работает со многими видами пластика и нейлона, а не только с бутылками. 

Дайверы добровольческой инициативы "Здоровые моря" вылавливают в океане пластик и старые рыбацкие сети, в которых запутываются морские животные, и привозят на эту фабрику.

Сначала пластик и нейлоновые сети сортируют по цвету, потом измельчают, очищают под воздействием высокой температуры. В результате образуется гранулянт. Из гранул вытягивают волокно ECONYL, по сути — синтетическую нитку. На этом этапе волокно из переработанного пластика ничем не отличается от обычного нейлона.

Клиенты могут принести обратно в шоурум наше изделие, когда оно им надоест. Мы отправим его на фабрику в Словении на повторную переработку, а клиент получит скидку 20%. Почему-то обычно ответственность за утилизацию перекладывается на покупателя. Это неправильно.

Из Словении сырье отправляется в Италию, где из него делают износостойкую, не растягивающуюся при намокании и стирках ткань. Она устойчива к хлору и соленой воде, не выцветает на солнце. Когда сшили первые пробные изделия, я еще была на Бали, так что обо всем этом знаю не только по техническим характеристикам, но и по опыту.

Пошив купальников происходит на Бали, но я очень хочу открыть свое производство в Москве.

Я горжусь всеми фабриками, с которыми я сотрудничаю. Там работают безумные люди, которые делают безумные вещи.

Не просто купальники

Дизайнер — я. Чтобы понять, какие купальники носят обычные женщины, я проводила опросы в своем блоге. Мне хотелось, чтобы они хорошо сидели на разных фигурах и были функциональными. 

Мои купальники стоят от 8 до 10 тысяч рублей. Это сегмент полулюкс. Изначально я планировала, что цена будет в два раза меньше, но не учла внутренние налоги стран-производителей. Из-за них купальники стали дороже. На оплату налогов я потратила весь бюджет, который закладывала на рекламу.

Сейчас у нас есть шесть моделей купальников, каждая в трех-четырех цветах. Первая партия — около 700 изделий, на данный момент мы продали и подарили около трети купальников.

На весь процесс производства ушло где-то 2,5 миллиона рублей. Но по-хорошему, чтобы осталась возможность оплатить рекламу и продвижение и нанять команду, на открытие такого бизнеса нужно миллиона четыре.

Нынешняя коллекция не окупилась. Тираж слишком большой для нового маленького бренда. Но я другого и не ожидала.

Есть бегун на короткую дистанцию, а есть марафонец. Меня не интересует сиюминутная прибыль, меня интересует создание бренда

Я за устойчивую моду, поэтому новая коллекция будет появляться раз в год. Лучше меньше, но качественнее.

Пока что наше общество абсолютно не готово к одежде из пластика. Люди не понимают, что любая синтетика сделана из той же нефти. 

Дальше — больше

В данный момент у меня есть несколько основных задач. Я очень хочу оптимизировать процесс производства, то есть отказаться от пошива на Бали. Меньше проблем с логистикой и документами, экологичнее, времени на производство будет уходить меньше, а цена станет ниже. 

Я запустила проект на "Бумстартере", предлагаю купить купальники и сувениры почти по себестоимости, чтобы поскорее собрать деньги, но сбор, к сожалению, идет очень медленно. Чтобы открыть свое производство, мне нужно полтора миллиона рублей, сейчас собрали около 450 тысяч. 

Чтобы проект развивался, нужно производить что-то кроме купальников. Хочу производить еще и спортивную одежду в сегменте до 6–7 тысяч рублей. Причем размерный ряд должен включать размеры XL, 2XL, потому что у многих брендов таких размеров просто нет. 

Нельзя сказать "этот мусор — их, а этот мусор — наш", мы живем на одной планете. Мне очень хочется перерабатывать в России, но пока это невозможно. У нас здесь поле непаханое возможностей. Просто нужно найти свою нишу.

Те, кто строят сейчас в России фэшн-бренды на экологичности, — первооткрыватели. Конечно, им тяжело. Но через год-два это должно дать плоды.

Алена Фокеева