Все новости

15 ослепительно красивых детских книг под любую елку

Лиза Биргер — о том, какие книги лучше всего подарить детям на Новый год

Пока до Нового года еще остается неделя, не поздно придумать подарок, который гарантированно сделает праздник лучше. Из книг, вышедших под конец года, мы выбрали 15, поражающих воображение: визуальные путешествия, виртуальные миры и удивительные приключения.

1. Джоан Роулинг "Икабог"

Перевод с английского Сергея Магомета

СПб.: Азбука-Аттикус

По признанию Джоан Роулинг, сказку "Икабог" она придумывала для своих детей, пока писала "Гарри Поттера", а завершив сагу про мальчика-волшебника, отложила и "Икабога", чтобы заняться книгами для взрослых. На самом деле, и сам "Икабог", хоть и закончен пятнадцать лет назад и обращен к читателям-младшеклассникам, — это та взрослая Роулинг, к которой мы сегодня вынуждены привыкать, где политический контекст и подтекст значат не меньше сюжета, а история о чудовище-Икабоге оказывается заодно историей о цене процветания жителей страны Корникопия (cornucopia в переводе с латыни — рог изобилия). Особенность издания — в том, что рисунки к нему рисовали дети, став коллективным соавтором Роулинг. Этот яркий мир мы в каком-то смысле придумали сами.

 

2. Элен Малле, Варвара Помидор "Мона Оляля"

Перевод с французского Михаила Хачатурова 

СПБ.: Бумкнига

Невероятной красоты графическая история о девочке, живущей в городе букв, где можно до бесконечности "лебедежировать буквами, медвежонглировать буквами и тиграть словами". Однажды папа, разозлившись на Мону, всосал все буквы пылесосом, и в мире кончился цвет. И теперь папе и Моне придется искать буквы и слова, чтобы заново дать предметам названия. Эту книгу хорошо читать родителям вместе с детьми, чтобы найти точку соприкосновения, ведь слова даны нам ровно для того, чтобы договариваться друг с другом и уметь описать красоту этого земного мира.

 

3. Китти Краутер "Ночные сказки"

Перевод со шведского Ксении Коваленко

М.: Albus Corvus

В 2010 году бельгийский иллюстратор Китти Краутер получила премию Астрид Линдгрен, Нобелевку в мире детской литературы. Но ее карандашным, нарочито наивным рисункам потребовалось еще десять лет, чтобы дойти до русского читателя. В России принято считать холодную красоту главным достоинством книжки-картинки. У Китти Краутер она другая — теплая красота выдуманного леса, в бесконечных просторах которого невозможно заблудиться, зато можно почувствовать свое родство с населяющими его волшебными жителями.

 

4. Торбен Кульманн "Эйнштейн. Фантастическое путешествие мышонка через пространство и время"

Перевод с немецкого Нины Фрейман

СПб.: Поляндрия

Четвертая в замечательной серии книг-приключений маленького мышонка-изобретателя, который раз за разом отправляется в путешествие с великими героями прошлого: в небо — с Линдбергом, в космос — с Армстронгом, в подводное царство — с Эдисоном, а теперь с помощью Эйнштейна мечтает отправиться в прошлое, чтобы успеть на большой праздник сыра. В этих книгах исторический контекст и желание просветить ребенка никогда не затмевают, собственно, главного: приключений, яркого сюжета и невероятной красоты исторических картин.

 

5. Михаил Яснов "Большая книга зверей"

Художник Карина Кино

СПб.: Поляндрия

Знакомые с детства стихи Михаила Яснова — Чучело-мяучело на стене сидело, Крысуня поучает Кисуню красиво лежать, у котенка Мурзика в животике музыка — здесь сопровождены невероятно теплыми иллюстрациями Карины Кино. Такая книга имеет все шансы стать единственно любимой, той самой, что будет перечитываться каждый зимний вечер и запомнится на всю жизнь. Потому что именно поэт Михаил Яснов придумал для нас такое, его же словами, чудетство, где всегда будет хорошо детям и куда всегда могут вернуться родители.

 

6. Таня дель Рио, Уилл Стейли "Уоррен XIII и Шепчущий лес"

Перевод с английского Любови Сумм

М.: Розовый жираф

Уилл Стейли, один из самых успешных книжных дизайнеров Америки, придумал Уоррена для души — историю мальчика, хозяина старинного отеля со множеством секретов, который в одиночку пытается вытянуть семейный бизнес в обстановке, напоминающей одновременно викторианскую готику и волшебную сказку. Приключения Уоррена и написаны так, что от них не оторваться, и нарисованы так, что графика придает движения каждой странице, сокровище, а не книга.

 

7. Рене Госсини, Моррис "Счастливчик Люк. Дорога по прерии" 

Перевод с французского Надежды Бунтман

М.: Мелик-Пашаев

Торжество приключений, неполиткорректности и веселых картинок в классическом французском комиксе о бесстрашном ковбое, который стреляет быстрее всех, одной левой справляется с толпой бандитов и затем уходит в закат. Рене Госсини известен читателям как автор "Малыша Николя", и его видение мира нам знакомо и понятно: это огромная детская площадка, где чем глупее ведут себя злодеи, тем веселее героям. "Счастливчик Люк" — прямой билет в мир детского чтения до гаджетов и мультсериалов, когда все прочитанное становилось поводом для немедленной игры.

 

8. Билл Питт "Двухголовый великан"

Перевод с английского Натальи Смирновой

М.: Мелик-Пашаев

Билл Питт — знаменитый художник, до книжной карьеры работавший с Уолтом Диснеем — например, над "Белоснежкой" и "Алисой в Стране чудес". Его сказки кажутся остроумным переосмыслением классических сказочных сюжетов, как будто вчера из сборника каких-нибудь любопытных до народной мудрости братьев. Его книги позволяют читателю разом пережить два чувства: удивления и узнавания, герои как будто знакомые, но что он с ними делает — поразительно, как будто старые сказки предстают перед читателем в дивном и незнакомом свете.

 

9. Ханс Кристиан Андерсен "Снежная королева"

Художник Анна Хопта Перевод с датского Анны Ганзен

М.: Лабиринт

Гигантская книга-представление с оживающими страницами: особенно художнице удались чертоги Снежной королевы и, внезапно, цветы. Сказка Андерсена всегда хорошо смотрелась в иллюстрациях, потому что она невероятно визуальна: розы, морозы. И художнице Анне Хопта удалось поженить эту визуальную королевскую красоту с крестьянской простотой ее героев, потому что в конце концов эта сказка всегда была о том, что блаженны бедные, поскольку чистые сердцем. К книге прилагается головоломка из льдинок, чтобы сложить из них слово "вечность".

 

10. Пьер Грипари "История принца Реми, лошадки по имени Реми и принцессы Мирей"

Художник Сергей Гаврилов. Перевод Ирины Павловской

М.: Лабиринт

Французский писатель Пьер Грипари очень долго шел к славе: начал сочинять романы и пьесы после Второй мировой войны, очень долго не мог уговорить издателей в него поверить, а в 1967-м написал книгу сказок для детей, "Сказки улицы Брока", и вот она, наконец, принесла ему всенародную славу. В России "Сказки улицы Брока", волшебные истории одной парижской улицы, где колдуньи живут рядом с бакалейщиками, слегка напоминающие каверинский Немухин, были изданы только несколько лет назад в чудесном, как и весь он сам, переводе Михаила Яснова. А история принца Реми выходила в 1990-х с высокохудожественными иллюстрациями Вадима Иванюка, устроившего на страницах книги путешествие в манящее и магическое Средневековье. Сергей Гаврилов, проиллюстрировавший эту книгу для нового издания, рисует понятнее и проще — о местах и красотах, в которых мы с радостью побывали бы сами.

 

11. Кэнъя Хирата, Кунио Като "Дом из маленьких кубиков"

Перевод с японского Елены Байбиковой

М.: Самокат

В 2009 году мультфильм Куино Като по сценарию Кэнъи Хираты получил премию "Оскар" за лучший короткометражный фильм, собрав предварительно полный набор призов анимационных фестивалей всего мира, от Аннеси до Хиросимы. Это притча о старичке, живущем на верхнем этаже дома. Дом регулярно затопляет, и надо строить следующий этаж, но однажды у старичка падают инструменты, и он ныряет за ними на дно, вниз, мимо тех этажей, где он потерял жену, был счастлив с ней, воспитывал детей. Это прекрасная метафора памяти и забвения, дома, который мы строим всю жизнь, но, оставляя прежние этажи, уже не сможем их покинуть. Для ребенка очевидна, помимо невероятной красоты этой истории, ее убедительная легкость: она о том, что ничто не теряется навсегда, и уже сама эта мысль — красива.

 

12. Гийом Перро "Космический почтальон"

Перевод с французского Сергея Петрова

М.: Белая ворона

Космический почтальон Боб каждый день доставляет посылку по привычному маршруту. Но тут начальство изменило график, и теперь Бобу каждый день придется летать по новым планетам. Сначала героя раздражают встречи с назойливыми космическими старушками, фермерами-великанами и прочими странными и незнакомыми существами, но постепенно он учится видеть в их существовании красоту, которую сам читатель видит с первых страниц этой замечательно нарисованной книжки. Для современного читателя книга оказывается полезной и как призыв к переживанию нового, и как учебник по переживанию карантина: мы все превратились в жителей отдельных планет, как выглядит твоя?

 

13. Михаил Лукашевич "Очумелый птиц"

Художник Валерий Козлов

М.: Архипелаг

Эта книга стихотворных приключений продолжает сразу несколько литературных традиций, и еще больше художественных. Поэт Михаил Лукашевич много лет назад попробовал перевести на русский детские стихи поэта Шела Силверстайна. Но оказалось, что по-настоящему смешными и точными эти стихи становятся, когда вместо дословного перевода начинаешь играть в предложенную Силверстайном литературную игру: готовить бутерброд с гиппопотамом, писать поэму из желудка льва, глотать коньки и заменять лопнувшие шнурки макарониной: "спагетти идеальны для искусства / их музыка всегда волнует чувства". В итоге получается трибьют всем веселым стихам сразу, а иллюстрации отсылают ко всем сразу фантазерам-художникам.

 

14. Зина Сурова "Русские народные загадки в картинках"

М.: Архипелаг

Художницу Зину Сурову стоило бы признать таким же национальным достоянием, как и русские народные загадки из собрания Дмитрия Садовникова. У этой книги есть единственный недостаток — она непростительно короткая. Всего десять загадок, в каждой из которых разгадка скрывается за клапаном, но даже этого довольно, чтобы нарисовать народный веселый мир, даже два, потому что за клапаном все всегда оказывается совершенно иначе: король оказывается петухом, русалка скидывает хвост, шумный дом превращается в рыбацкую сеть. Первая загадка тут — яблочко, катящееся по блюдечку, и это прекрасная метафора творчества самой Суровой, которая создает миры из буквально ничего, и это — абсолютное чудо.

 

15. Марино Амодио, Винченцо Дель Веккьо "Средиморье"

Перевод с итальянского Михаила Визеля

М. Городец, Ласка пресс

Книга двух неаполитанских архитекторов об истории Средиземноморья, реальной и мифологической. Здесь морщины людей напоминают извилины ландшафта, здания становятся лицами: Венеция плывет в воде, как гигантская рыба, Афины мудрым старцем присели на морском берегу, а Стамбул, словно три жены, пляшет в морских волнах. Единственным лишним здесь кажется только текст, потому что придуманное авторами путешествие на самом деле не требует слов, а только понимания того, что страна чудес открывается тому, кто сможет увидеть старые вещи новыми глазами.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru