Все новости

Дмитрий Харатьян: Андрей Мягков — близкий каждой семье и каждому человеку

Народный артист скончался на 83-м году жизни

Среди всех нас, многих поколений и, я надеюсь, среди молодых тоже, нет человека, который не смотрел хоть раз перед Новым годом фильм Эльдара Рязанова "Ирония судьбы, или С легким паром!", в котором блистательно сыграл Андрей Васильевич Мягков. Он близок каждой семье, каждому человеку, это часть нашей общей культуры, нашего прошлого. Конечно, это только один из образов и ролей, которые он создал в кино и театре.

Андрей Мягков Михаил Метцель/ТАСС
Описание
Андрей Мягков
© Михаил Метцель/ТАСС

Я работал с ним в последней картине Леонида Гайдая, которая называлась "На Дерибасовской хорошая погода, или на Брайтон-Бич опять идут дожди". Там Андрей Васильевич блистательно воплотил все свои универсальные качества артиста, потому что в этом фильме у него было сразу несколько образов. Причем исторических личностей: Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев. Роль у него называлась "Артист", такой неудавшийся артист, который уехал из России в Америку и создал там русскую мафию, но очень одаренный при этом человек.

Я помню, мы выступали на Брайтон-Бич, там был такой кинотеатр "Родина", нас пригласили, и меня совершенно потрясло, что он нашим эмигрантам сказал фразу, на которую они очень бурно отреагировали: "Я понимаю, как это тяжело — потерять родину!" Они там так всполошились: "Как? Что? У нас тут все прекрасно". А он пошел вразрез, говорил то, что думал. Это прозвучало резко, но он действительно сострадал людям, которые покинули свою родину, свой отчий дом, где их корни, где они родились. У него был такой крик души. Андрей Васильевич им хотел как-то дать понять, что им тяжело, но не материально, это был 1991 год, и в Америке, в отличие от России, был потребительский рай, а именно в душе.

Уход таких людей, как Андрей Васильевич, — это всегда большая утрата. Часть жизни уходит, это родной близкий человек. 

В жизни он был очень скромный, он не пускал людей в свой ближний круг. Мне как-то повезло, когда мы с ним снимались, мы тесно и близко общались. Но он относился к этому осторожно. Я понимаю, что это были последствия народной любви и большой его популярности, потому что каждому хотелось к нему приблизиться, познакомиться, пообщаться. Поэтому у него был некий барьер, но он был по-человечески понятный и правильный. Он берег себя и свою творческую энергию

Также Андрей Васильевич был педагогом, он хорошо общался с молодыми артистами, у него был контакт с ними, он все понимал. Он очень тонкий, очень глубокий, очень чувственный, очень образованный человек. Женя Лукашин — он же интеллигент, и тогда Андрей Васильевич сыграл такой собирательный образ советского интеллигента. И он сам был таким в жизни. И скромность, и деликатность — черты интеллигентного, хрупкого, ранимого человека, и при этом очень талантливого. Он очень любил свою жену, всячески опекал и оберегал ее. Это большая утрата, горечь, это часть нашей жизни. Знаете, как в песне, где он голосом Сергея Никитина пел: "И если вы не живете, то вам и не умирать". И он не умер, он будет жить с нами, покуда память о нем, его ролях и его образах будет жить.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru