Все новости

Занятость на рынке труда: кто выбивается в лидеры по востребованности

В последние 30 лет мир пережил несколько революций в сфере формирования человеческого и социального капитала

Процесс смены приоритетов занятости на мировом рынке труда и исчезновение целого ряда привычных для нас профессий - например, охранников и бухгалтеров - идет полным ходом. Эти проблемы, прежде всего, испытывают на себе развитые экономики, в которых уровень безработицы резко подскочил еще в начале экономического кризиса - в 2008-2009 годах. Однако рано или поздно безработица коснется и России, рынок труда которой пока отражает тенденции конца 80-ых-начала 90-ых годов прошлого века.

Люди обычно чувствуют эти изменения на несколько лет раньше, чем их фиксируют государственные институты управления. Именно поэтому они уже сегодня начинают задумываться о переквалификации и получении дополнительного образования. И здесь встает вопрос, где это образование получать, каково его реальное качество в России.

В последние 30 лет мир пережил несколько революций в сфере формирования человеческого и социального капитала. Это и пресловутая фитнесс-революция: широкое распространение моделей здорового образа жизни, изменение требований к питанию и качеству среды. Здоровье, в широком смысле слова, в числе приоритетов качества человеческого капитала вышло на первый план.

Другим стал и подход к оценке качества образования: сменился список так называемых престижных профессий. Например, на первых местах в перспективном перечне профессий 2020 года, в основном, медицинские специальности. Кроме того, изменились требования к так называемому среднему образовательному уровню. Швейцарское ПТУ, например, сегодня учит тому же, чему и наш обычный инженерный ВУЗ. Средний уровень по мировым меркам – это знание нескольких языков, умение работать в технологиях 3D-моделирования и управлять технологическими системами и комплексами, уже частично автоматизированными и роботизированными. На повестке дня -совмещение требований к инженерной специальности с требованиями к управленческой.

Многие прогнозы сегодня предрекают возвращение востребованности инженерной профессии. На наших глазах в России меняются приоритеты 90-ых и 2000-ых: на рынке чувствуется существенный избыток юристов, экономистов, психологов. Завтра, как я уже сказал, станут не нужны охранники, бухгалтеры, водители. Не нужны преподаватели, которые учат по старым программам, пересказывая учебники, которые можно бесплатно скачать в Интернете. Кардинально меняются требования к подготовке врачей: они должны уметь работать с современными информационными системами, роботизированными диагностическими и лечебными комплексами, 3D-моделями с электронными картами тела, с электронными датчиками болезни – это принципиально другой уровень профессиональной и специальной подготовки.

Естественно, меняются и требования к инженерным специальностям. Нам нужен системный инженер, который представляет, как устроен современный мир деятельности, и может на него влиять. Он должен не только уметь решать задачи по совершенствованию технических устройств, но и быть в состоянии проектировать полный жизненный цикл техно-природных систем.

Темп процесса изменений зависит от того, как быстро инновации проникают в те или иные области жизни, как они меняют систему разделения труда в них. Есть более затронутые этим процессом сферы, есть менее затронутые. Есть страны, которые поставили «железный» занавес и стараются сохранить старую систему занятости. А есть страны, которые не могут этого себе позволить, так как уже стали частью глобального мира. В них идут перетоки людей, возникает массовая безработица, как сейчас в Испании – 25% без работы. И это не предел.

Меня регулярно спрашивают: «Как появление инноваций связано с отмиранием целого ряда профессий?» Напрямую. Проведу показательную аналогию. Если помните из курса истории, в конце ХIХ века в Соединенных Штатах начинается технологизация в сельском хозяйстве: внедряются первые удобрения, опробуется сельскохозяйственная техника, вводятся всякого рода рациональные методы севооборота и повышения продуктивность различных сельхозкультур. И в итоге, из этой сферы высвобождается 2/3 занятых: они просто вылетают с работы. Так вот сейчас все то же самое происходит в области промышленного производства. Инновации - 3D-моделирование,новые материалы и роботизация - настолько меняют эту сферу, что выброшенных с работы может быть до 4/5. А поэтому и средний образовательный уровень, о котором мы говорим, будет средним для той 1/5, которая уцелеет. Это будут люди, призванные управлять производственными комплексами, иначе организованными и структурированными, чем 30 лет назад.

Этот переход будет происходить в масштабе смены одного поколения, что в среднем - 25-30 лет. И на этом фоне другие системы – образования, подготовки кадров, мобильности населения, инфраструктуры и сферы услуг – как обычно, сильно отстают, тем более, в странах, которые позже включились в глобальную экономику. В том числе, отстают и государственные политики в этой сфере, потому что государство не видит этих проблем. Их видят те, кто развивает промышленное производство. Там мейнстрим, там создают радикальные инновации, которые меняют характер самого промышленного производства, а также требования к людям. Но пока производственная сфера эти требования сформирует, пока это будет переведено в требования к системе образования и система образования как-то на это отреагирует, пройдут годы, а может быть и десятилетия. А жить, работать и учиться нам нужно сегодня.

Выход? Как известно, почти 20 % российских семей сегодня рассуждает следующим образом: понятно, что наши дети рано или поздно уедут из России или будут работать в глобальных компаниях, в том числе на территории России и стран СНГ. На западе образование стоит двадцать тысяч долларов в год, а здесь, в среднем, три-четыре. Если ты показал хорошие результаты, то можешь вообще учиться за счет бюджета. Поэтому нужно любыми способами его получить, и желательно, бесплатно. Если мы правильно выберем ВУЗ и будем что-то еще ребенку давать, пока он растет, из того «супового набора», который в мире «продается», то он потом себе место найдет. Доучится где-то по конкретной специальности и найдет работу.

Тем, кто планирует работать в России, нужно четко понимать, что не может быть хорошей подготовки в тех областях, где нет промышленного производства и проектов мирового уровня. Это связанные друг с другом процессы. Поэтому выбирать надо сферу занятости, а не ВУЗ. Ведь на процесс обучения придется потратить много сил и семь-десять лет жизни. И многое зависит от целеустремленности и собранности самого учащегося. Во всяком случае, не меньше, чем от выбора хорошей кафедры и типа специализации. Другими словами, мы снова приходим к необходимости осознать, что образование – это дело наших рук. Тому, кто хочет развиваться, придется самостоятельно добирать необходимые знания, а не надеяться на какой-то конкретный ВУЗ, учебную программу и даже систему образования в целом.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru