Все новости
Обновлено 

Атомная промышленность с санкциями и без них

СЛИВЯК Владимир 
Сопредседатель российской экологической группы "Экозащита"
Введение санкций против предприятий атомной промышленности России мало что изменит

До сих пор санкции против России обходили атомную промышленность стороной. Нельзя сказать что политическая ситуация никак не затронула "Росатом" - проект достройки двух блоков на Хмельницкой АЭС или совместное российско-украинское производство ядерного топлива, скорее, мертвы. Но по сравнению с другими секторами ТЭКа атомная промышленность выглядит пострадавшей не так сильно.

Европарламент призвал к "санкциям в ядерной сфере" в отношении России. Чуть ранее Fitch понизило рейтинги 13 крупнейших российских компаний, в числе которых оказался "Атомэнергопром". На сайте "Росатома" эта компания описана как "консолидировавшая гражданские активы российской атомной отрасли", а ее целью названо "масштабное развитие атомной энергетики в России и продвижение российских ядерных технологий на мировые рынки". BBB- является самым низким из возможных среди инвестиционных рейтингов, за ним следует "мусорный" уровень. Прогноз "негативный" означает, что дальнейшее падение вполне возможно.

Весьма удобно списать грядущее ухудшение положения на политику. "Росатом" вел одну из самых агрессивных кампаний в мире, направленную на расширение присутствия в Европе, Азии и даже Африке. В условиях урезания государственных расходов в обозримом будущем у госкорпорации больше не будет настолько широких возможностей. Кризисные времена усилят существующие проблемы, однако следует понимать, что появились эти проблемы, скорее, из-за действий самого "Росатома". Даже при отсутствии внешнего давления объем накопленных внутри атомной промышленности проблем с каждым годом будет все больше тормозить ее развитие. 

До 2015 года "Росатом" пользовался практически неограниченной поддержкой российского бюджета. Это значительно увеличивало его шансы на получение заказов на новые АЭС в развивающихся странах и даже в некоторых странах - членах ЕС. Ни одна другая компания в мире, строящая атомные реакторы, не могла себе позволить полностью финансировать проекты новых АЭС в других странах из средств налогоплательщиков.

В конце 2014 года российская госкорпорация заявила, что обладает "портфелем заказов" на сумму, превышающую $100 млрд, что включает в себя 27 новых атомных реакторов преимущественно в развивающихся странах. В конце 2013 года называлась сумма $74 млрд, то есть отмечен серьезный рост.

Казалось бы, с такими объемами и готовностью бюджета предоставлять кредиты на $10 млрд тем, кто заказал АЭС у "Росатома", весь мир должен быть застроен новенькими реакторами ВВЭР. Однако, несмотря на обилие подписанных бумаг, реальное строительство АЭС "Росатом" ведет лишь в Китае и Белоруссии. В самой России госкорпорация обещала ввести в строй три новых реактора в 2014 году, однако появился лишь один - на Ростовской АЭС. Не ведется строительство в Турции, где соглашение об АЭС "Аккую" стоимостью $20 млрд, подписанное несколько лет назад, преподносилось как гигантский прорыв на новый рынок. По словам местных властей, до 2020 года отложено строительство АЭС во Вьетнаме, о котором еще пару лет назад говорили так, словно атомную станцию уже строят. По всем объектам, где "Росатом" на самом деле что-то строит, наблюдаются существенные задержки, что значительно увеличивает стоимость этих объектов.

У атомной энергетики в мире вообще не самые радужные перспективы

Гигантская цифра стоимости новых заказов "Росатома" способна ввести в глубокое заблуждение. Однако в большинстве случаев речь не идет о конкретных и зафиксированных обязательствах. Так, осенью было подписано соглашение о стратегическом партнерстве в развитии атомной энергетики с ЮАР, что описывалось как заказ на восемь новых реакторов и ряд объектов ядерной инфраструктуры. Общую стоимость программы в ЮАР оценивали в сумму от $40 млрд до $100 млрд. В реальности никаких контрактов или иных документов, фиксирующих обязательства сторон, сроки, стоимость и количество объектов, до сих пор не подписано. Более того, соглашения общего толка ЮАР подписала еще с несколькими странами. По сути, "портфель заказов" атомной госкорпорации - это очень отдаленные планы, большинству из которых не суждено воплотиться в реальности, а не настоящие сделки.

Одна из самых существенных проблем российской госкорпорации заключается в том, что ее возможности по производству реакторов ограниченны. Даже если бы все эти "портфельные заказы" на самом деле существовали, построить полсотни новых реакторов в обозримом будущем "Росатом" не смог бы из-за недостатка ресурсов.

В прошлом году выдавались щедрые обещания построить десятки новых реакторов в самых разных странах. Индия, Китай, Иран, Алжир, Иордания, Саудовская Аравия - далеко не полный список. Каким образом госкорпорация будет выполнять обещания в том случае, если кто-то все-таки закажет реакторы, остается неясным. Более того, даже в Венгрии и Белоруссии, где заключены кредитные соглашения, также не может быть полной уверенности, что задержек в финансировании и строительстве не будет. И если в 2015 году работы на Островецкой АЭС остановятся, в этом не будет ничего удивительного. В Венгрии строительство даже не начиналось. 

Пока "Росатом" берет из бюджета намного больше, чем отдает. Даже в тех редких случаях, когда контракты на новые реакторы действительно заключают, финансирование происходит за счет денег российского бюджета, а возвращение средств запланировано в лучшем случае через два-три десятка лет. Продолжение такой политики в сложных экономических условиях для страны вряд ли целесообразно.

Прошло без малого четыре года после разрушительной аварии на японской АЭС "Фукусима". Ряд развитых стран приняли решение об отказе от атомной энергетики, а экологически чистые возобновляемые источники энергии уже который год остаются наиболее привлекательными для инвестиций во всем мире. Тем не менее с десяток стран, где нет атомных станций, находятся в процессе наблюдения за мировым рынком и самоопределения в отношении развития атомной энергетики. Все это происходит на фоне экономических проблем в стане мировых лидеров в сфере строительства АЭС. Проблемы есть не только у "Росатома", но и у французской Areva, американо-японского Westinghouse и прочих. Не говоря уже о том, что нефть, газ и уголь дешевеют.

У атомной энергетики в мире вообще не самые радужные перспективы. Потому даже если Еврокомиссия прислушается к призывам своих парламентариев, введя санкции против атомной промышленности в России, коренным образом это ничего не изменит. Да, занимать деньги на Западе будет труднее, если вообще возможно, однако их и раньше в случае с проектами новых АЭС получить было очень непросто. На международные проекты возможные санкции также вряд ли окажут значительное влияние: там, где санкции что-то значат, "Росатому" контрактов не дали бы в любом случае. Гораздо важнее то, что атомная промышленность не смогла найти путь к разрешению своих основных трудностей: не решена проблема ядерных отходов, экономические показатели при честном подсчете затрат оставляют желать лучшего и далеки от декларируемых. Все это представляется куда более важным, чем растущее внешнее давление.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru