Все новости

Международный трибунал по Югославии закрывается, но осадок остается

ЧУГИН Виталий 
Старший корреспондент ТАСС в Гааге, Королевство Нидерланды
Виталий Чугин – о "темных пятнах" в истории МТБЮ

Международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) завершает свою работу. В четверг в Гааге пройдет торжественная церемония по этому случаю с участием генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша, короля Нидерландов Виллем-Александера, председателя МТБЮ Кармела Агиуса, представителей голландского правительства и дипломатического корпуса.

Без сомнений на мероприятии будет сказана масса теплых слов в отношении инстанции, отмечены ее важность и достигнутые успехи. И конечно, говорить о том, что МТБЮ их не заслуживает, нельзя. Однако в истории трибунала остаются и "темные пятна", и о них официальным лицам придется умолчать.

Миссия выполнена?

О выполнении возложенной на суд миссии по привлечению к ответственности виновных в преступлениях, совершенных во время конфликтов на Балканах в 1991—2001 годах, наверняка будут говорить практических все выступающие. И если посмотреть с практической стороны, то это действительно так. С июля 2011 года в розыске не оставалось ни одного человека. Обвинения были выдвинуты в отношении 161 человека. Из них 90 человек были осуждены и 19 оправданы. Еще 13 дел переданы в национальные суды, по двум делам ведутся повторные процессы в Международном остаточном механизме для уголовных трибуналов (МОМУТ) — структуре, созданной СБ ООН специально для завершения работы, начатой МТБЮ и Международным уголовным трибуналом по Руанде. Кроме того, 17 человек умерли до вынесения приговора, а в отношении 20 обвинения были сняты в ходе расследования за недостаточностью улик.

Максимальный срок — пожизненное заключение — получили шесть человек, и все они сербы

МТБЮ не ведет официальную статистику относительно национальности обвиняемых и осужденных, объясняя свою позицию тем, что люди оказываются на скамье подсудимых на основании свидетельских показаний и улик, а не на основании их национальности. Однако известно, что в списках тех, кто был привлечен к суду, сербы составляют 66%, хорваты — 20%, бошняки (мусульмане) и албанцы — по 6%, македонцы и черногорцы — по 1%. Максимальный срок — пожизненное заключение — получили шесть человек, и все они сербы. Показателен и тот факт, что сербы были осуждены в общей сложности на более чем тысячу лет, тогда как суммарный срок всех обвинительных приговоров в отношении хорватов составил менее 300 лет, а для остальных национальностей — и того меньше.

В связи с этим неудивительно, что гаагский трибунал неоднократно подвергался критике, в том числе с российской стороны, за необъективность, выливающуюся в более строгие приговоры сербам, нежели в отношении хорватов, боснийских мусульман и косовских албанцев. Но вспомнит ли кто об этом в такой торжественный момент? Вряд ли.

На семь лет дольше

Также вряд ли пойдет речь и о том, что работа трибунала растянулась на гораздо больший срок, чем планировалось. Изначально МТБЮ, созданный в 1993 году, собирался закончить рассмотрение всех имеющихся дел к 2009 году, а всех апелляций — к 2010 году. Однако эти сроки несколько раз сдвигались в связи с арестом новых подозреваемых и задержками в ходе судебных процессов. Последний раз срок его работы продлевался в декабре 2016 года — до 31 декабря 2017 года.

В этот раз продления не ожидается, однако при этом стоит принять во внимание, что свою работу инстанция так до конца и не выполнила: в МОМУТ передано рассмотрение апелляции прокуратуры по делу лидера Сербской радикальной партии Воислава Шешеля. В предапелляционной стадии находится дело бывшего лидера боснийских сербов Радована Караджича, приговоренного к 40 годам тюремного заключения. Эта же инстанция занимается вопросами, связанными с предстоящей апелляцией командующего армией боснийских сербов Ратко Младича на пожизненный приговор. Кроме того, механизм пересматривает дело двух бывших сотрудников МВД Сербии Йовицы Станишича и Франко Симатовича.

Профессионализм врачей под вопросом

Скорее всего не будет поднята и тема врачей, которые следят за здоровьем лиц, находящихся в центре содержании обвиняемых в Гааге. А вместе с тем, к их работе высказывалось и высказывается немало претензий.

Чего стоит хотя бы ситуация с бывшим президентом Союзной Республики Югославия Слободаном Милошевичем (1997−2000), судебный процесс против которого был прекращен в связи с его смертью 11 марта 2006 года. По версии МТБЮ, он скончался от инфаркта миокарда. Однако при этом существуют серьезные подозрения, что во время нахождения в центре содержания обвиняемых экс-президенту не оказывалась необходимая помощь и что трибунал фактически убил Милошевича, не позволив ему получить должное лечение. И это при условии, что Российская Федерация была готова предоставить все необходимые условия для лечения экс-президента в Москве и его возвращения в Гаагу.

Аналогичная ситуация складывается в настоящее время и вокруг Младича. Состояние его здоровья вызывает серьезную обеспокоенность уже достаточно давно. На это неоднократно обращали внимание его родственники и адвокаты. В августе этого года экс-генерала уже в четвертый раз посетил депутат Госдумы, председатель Общественного комитета России в защиту генерала Младича Павел Дорохин. И, по его словам, Младич выглядел хуже, чем два года назад. Бывший командир армии боснийских сербов жаловался на то, что правая сторона тела — грудь, рука, нога — постоянно болят и плохо действуют.

Качество медицинских услуг в Гааге вызывает большие сомнения

Однако единственная поблажка, которая была сделана судом, заключалась в том, что слушания по его делу проводились не пять, а четыре дня в неделю. Качество медицинских услуг в Гааге вызывает большие сомнения. Поэтому Россия дважды заявляла о своей готовности принять Младича на лечение и вернуть его в Гаагу по требованию МТБЮ, однако инстанция дважды отказала экс-генералу во временном освобождении. Не разрешил трибунал и его лечение в Сербии.

В ноябре Младич был признан виновным в геноциде, нарушении законов и обычаев войны и преступлениях против человечности и приговорен к пожизненному тюремному заключению. Теперь защита намеревается подать апелляцию на это решение (которую уже будет рассматривать МОМУТ), однако не устает повторять, что здоровье экс-генерала вызывает гораздо большую обеспокоенность, чем что бы то ни было еще.

Удивительные самоубийства

Еще одна неприятная для МТБЮ тема — это самоубийства. За всю историю трибунала их произошло всего три. Первым покончил с собой бывший мэр города Вуковар, хорватский серб Славко Докманович. Еще до завершения судебного процесса в июне 1998 года он повесился в собственной камере. Его тело было обнаружено охранником, совершавшим обход каждые полчаса.

Гораздо более загадочной оказалась история Милана Бабича, первого президента Республики Сербская Краина (1991−1992). В 2004 году был приговорен к 13 годам лишения свободы за организацию выдворения несербского населения с территории республики, а в 2006 году совершил самоубийство. При этом в трибунале до сих пор не могут объяснить, как Бабичу удалось повеситься в камере с круглосуточным видеонаблюдением.

Однако самое резонансное самоубийство произошло менее месяца назад прямо во время слушаний в МТБЮ 29 ноября. Услышав решение апелляционной палаты оставить в силе приговор, предусматривавший 20 лет тюремного заключения, бывший генерал хорватской армии Слободан Праляк достал небольшую склянку и выпил ее содержимое. Позднее в тот же день МТБЮ констатировал его смерть, а 1 декабря голландская прокуратура сообщила, что причиной гибели стал цианистый калий. Следственные органы Нидерландов занимаются расследованием данного дела. Однако существуют большие сомнения относительно того, смогут ли они ответить на наиболее насущные вопросы — как экс-генерал смог сначала раздобыть яд, а затем пронести его в зал заседаний.

Как отметил ряд экспертов, в том числе из России, после этого случая гаагский трибунал полностью потерял свою легитимность. И благо, что это были последние слушания, проходящие в МТБЮ.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru