Все новости

"Прокатит" ли Ким Чен Ын Южную Корею на переговорной карусели

ВАРИВОДА Станислав 
Руководитель представительства ТАСС в Республике Корея
Станислав Варивода — об "американских горках" в отношениях между КНДР и Республикой Корея

На протяжении последних двух лет отношения между Южной Кореей и КНДР успешно и планомерно катились в тартарары. Формально этот процесс начала Северная Корея, испытав в начале 2016 года сначала ядерную бомбу, а спустя месяц — ракету-носитель, которая вывела на орбиту космический спутник.

Бывшая на тот момент президентом Республики Корея Пак Кын Хе на эти известия отреагировала с некоторой долей истерии. В Голубом доме не придумали ничего лучше, чем отдать приказ о закрытии главного межкорейского проекта — Кэсонского промышленного парка, где на южнокорейских предприятиях, расположенных на территории КНДР, трудились более 50 тыс. северокорейских рабочих. Технопарк был самым значимым и эффективным совместным проектом, принося до $500 млн прибыли ежегодно. (Как выяснилось позже, уже при новой администрации, Пак Кын Хе не имела права единолично отдавать подобные приказы — без обсуждения как с кабинетом министров, так и с собственниками предприятий, которые в итоге потеряли все свои активы, находящиеся в КНДР.)

Вслед за этим начала раскручиваться бесконечная спираль северокорейских ракетных и ядерных испытаний, ответных санкций (как со стороны Совета Безопасности ООН, так и односторонних), беспрецедентно масштабных военных учений Южной Кореи и США, имитирующих вторжение в КНДР, а также взаимных словесных угроз. В последнем преуспел президент США Дональд Трамп со своими твитами. Складывается ощущение, что он позаимствовал категоричную и грозную риторику у самого Пхеньяна: ранее ничего подобного не позволял себе ни один из американских лидеров. В довесок Ким Чен Ын и Трамп перешли на личности, обозвав друг друга соответственно "старым маразматиком" и "низкорослым жиробасом".

В итоге к концу 2017 года ситуация на Корейском полуострове выглядела весьма плачевно. Ким Чен Ын успешно испытал межконтинентальную ракету, способную долететь до любой точки континентальной части США. В водах вокруг Северной Кореи барражировали три американские ударные авианосные группировки, в небесах, покачивая черными крыльями, проносились стратегические бомбардировщики B-2 с авиабазы на Гуаме, и в целом в воздухе запахло неизбежно надвигающейся войной.

Ничего хорошего не предвещал и наступающий, 2018 год. Большинство экспертов сходились в том, что противостояние будет лишь нарастать, а красочным индикатором настроений среди простых южнокорейцев стал тот факт, что главными хитами в качестве рождественского подарка на Юге стали противогазы и костюмы радиационной безопасности, а также всякие примочки для выживания в условиях чрезвычайной ситуации.

Тем неожиданнее стали слова лидера КНДР, которые прозвучали в его традиционном новогоднем обращении, опубликованном утром 1 января. Ким Чен Ын заявил о том, что на Корейском полуострове сложилась совершенно ненормальная ситуация с точки зрения безопасности, которую необходимо срочно исправлять. Он предложил Югу предпринять совместные шаги по снижению напряженности и нормализации двусторонних отношений, а также выразил желание направить делегацию КНДР на зимние Олимпийские игры в южнокорейском Пхёнчхане.

В ответ президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин отдал поручение своему правительству начать подготовку к переговорам с КНДР о ее возможном участии в предстоящей Олимпиаде. А в минувшее воскресенье Ким Чен Ын в обращении к нации распорядился создать все необходимые условия для улучшения отношений с Республикой Корея.

В итоге переговоры, на подготовку к которым было совсем мало времени, поспешно стартовали 9 января в пограничном пункте Пханмунджом, где обычно и проходят такого рода встречи. Делегации были представлены на уровне министров: с южнокорейской стороны — министра объединения, а с северной — главы аналогичного ведомства, Комитета по мирному объединению.

Стороны договорились о возобновлении работы горячей линии связи между военными двух стран, проведении консультаций по вопросам снижения напряженности на межкорейской границе, а также о том, что КНДР направит на Олимпиаду в Пхёнчхан представительную делегацию, в состав которой войдет приблизительно 500 человек. Решено также продолжить диалог по нормализации отношений в ближайшем будущем.

Тот факт, что переговоры все-таки состоялись, стало большой неожиданностью для многих наблюдателей, учитывая, что в последнее время отношения двух корейских государств становились все более напряженными.

И южнокорейские, и зарубежные эксперты не могут наверняка сказать, какие мотивы двигали северокорейским лидером, — любые предположения являются не более чем догадками. Однако большинство сходится во мнении, что Ким Чен Ын решил несколько понизить накал страстей, чтобы не провоцировать Вашингтон и повернуть ситуацию в более предсказуемое и управляемое русло.

Однако этот вывод, мягко говоря, очевиден. Куда более интересно то, что третий лидер КНДР из династии Кимов, похоже, собирается провернуть тот же фокус, который не раз начиная с 90-х годов прошлого века эффектно исполнял его отец Ким Чен Ир: доведя ситуацию почти до точки кипения, предложить переговоры и с их помощью одурачить всех и получить то, что ему необходимо. Обычно это политические и экономические уступки, отмена тех или иных санкций, бесплатная гуманитарная помощь, вбивание клиньев в американско-южнокорейский военный союз или же просто необходимое для осуществления собственных планов время.

И в этот раз, похоже, ситуация пойдет по этому уже хорошо обкатанному сценарию. Заигравшись в ракетно-ядерные испытания, Ким Чен Ын вместе со своей республикой оказался под беспрецедентно жесткими санкциями Совета Безопасности ООН. Они предусматривают полное перекрытие торговли и валютных потоков в КНДР, сведение к минимуму поставок топлива. И если санкции будут честно выполняться — а пока что это делает даже главный патрон Пхеньяна Китай, — уже через полгода-год они могут привести к полному экономическому краху, за которым с большой вероятностью последует коллапс уже политический.

Видимо, именно во избежание этого Ким решил прибегнуть к излюбленному маневру с переговорами.

Изумление в этой ситуации вызывает лишь то, с какой готовностью Южная Корея не замечает шитую белыми нитками хитрость и собирается наступить на те же самые грабли. По всей видимости, роль тут играют несколько факторов:

• Первый — это неопытность президента Мун Чжэ Ина, пришедшего к власти лишь в мае прошлого года и не имевшего ранее внешнеполитического опыта.

• Второй — южнокорейский лидер считает себя преемником либеральных президентов Но Му Хёна и Ким Дэ Чжуна, которые проводили курс на сближение с Северной Кореей. Последнему даже удалось в 2000 году провести исторический саммит с Ким Чен Иром, за что он получил Нобелевскую премию мира. Видимо, эти лавры не дают Мун Чжэ Ину покоя и он хотел бы войти в историю как человек, сумевший окончательно решить северокорейский вопрос.

• И третий фактор — Ким Чен Ын отлично подгадал время для своего предложения. Мун Чжэ Ина крайне беспокоят вопросы безопасности во время предстоящей в феврале зимней Олимпиады в Пхёнчхане, и участие в ней КНДР фактически гарантирует, что Северная Корея не выкинет во время Игр какой-нибудь неприятный фортель, который может подпортить атмосферу спортивного праздника.

Верны ли эти предположения — покажет время. Но весь предшествующий опыт говорит о том, что, похоже, Ким Чен Ын "прокатит" Мун Чжэ Ина на уже было замершей переговорной карусели.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru