Все новости

Восточный треугольник: что принесет потепление межкорейских отношений России

Станислав Варивода — о том, какие проекты удастся реализовать России на Корейском полуострове

На прошлой неделе состоялся государственный визит президента Республики Корея Мун Чжэ Ина в Россию — первый с 1999 года. В ходе поездки южнокорейский лидер встретился с президентом Путиным, премьер-министром Медведевым, представителями бизнеса и депутатами, выступил в парламенте с речью об отношениях двух стран. В последний день Мун Чжэ Ин отправился в Ростов-на-Дону посмотреть матч сборных Южной Кореи и Мексики.

Вполне естественно, что ключевым событием визита стал саммит президентов двух стран. Стороны предсказуемо обсуждали вопросы двустороннего сотрудничества с главным фокусом на экономике, последние геополитические перемены на Корейском полуострове, а также договорились усилить работу по подготовке проектов трехстороннего взаимодействия с КНДР.

Сразу после саммита на мой телефон обрушился настоящий шквал звонков. Корейские журналисты просили прокомменировать итоги переговоров двух президентов, причем всех интересовал в первую очередь аспект трехстороннего сотрудничества с КНДР, о котором южнокорейский лидер отдельно сказал журналистам по итогам встречи с Путиным. По словам Мун Чжэ Ина, Россия и Республика Корея договорились усилить работу по подготовке проектов трехстороннего сотрудничества с КНДР.

Свет и газ

Интерес южнокорейцев вполне понятен: Пхеньян оказался в центре стремительно происходящих сейчас на Корейском полуострове геополитических перемен, и если мирный процесс будет развиваться, то и Южной Корее, и России это сулит немалую пользу.

Речь идет о трех крупных проектах: соединение железных дорог Южной и Северной Кореи и их выход на российский Транссиб, экспорт сгенерированной на российском Дальнем Востоке электроэнергии в Южную Корею через территорию КНДР, а также строительство газопровода из России через Северную Корею в Южную с перспективой его продления до Японии.

Начавшееся с этого года потепление межкорейских отношений дает возможность наконец начать конкретный разговор о реализации этих проектов. Причем, насколько мне известно, все необходимые выкладки и расчеты для прокладки газопровода уже есть, и даже маршрут его согласован с северокорейской стороной, поэтому приступить к строительству можно хоть завтра. Есть информация и о том, что его прокладка будет идти параллельно со строительством линий передачи российского электричества: это позволит значительно сократить издержки.

Помимо чисто экономической выгоды для всех участников, это поможет улучшить жизнь простых граждан КНДР: в их домах наконец появится свет и тепло. Кроме того, преобразится облик всей страны, которая сейчас ночью выглядит на снимках из космоса как черная дыра, окруженная с юга ярко сияющей Республикой Корея, а с севера — более редкими, но все же огнями Китая и России.

Северокорейские железные дороги

В том, что касается железнодорожного проекта, который позволил бы Южной Корее отправлять свои грузы в Европу через Россию и Китай в разы быстрее, чем морским путем, существуют обоснованные сомнения. Дело в том, что строительство железной дороги — очень дорогое удовольствие. А учитывая состояние, в котором находится северокорейская железнодорожная инфраструктура, проще ее снести и строить заново, чем пытаться реанимировать.

Поясню, о чем идет речь. Как-то в бытность корреспондентом в Пхеньяне мне по рабочим делам пришлось отправиться в порт Чондин на восточном побережье страны. Поезд преодолевал путь длиной 730 км на 117 часов (да, я засекал время). Сутки поезд простоял в Ковоне (не было электричества), затем проехали еще 5 км и опять встали на сутки. Один раз кому-то из знакомых повезло, и им удалось пролететь это расстояние за 36 часов, что является абсолютным рекордом.

На реконструкцию, а по сути — строительство заново ветки вдоль восточного побережья КНДР потребуются миллиарды долларов, которые сама Северная Корея заплатить не в состоянии. И вряд ли кто-то рискнет вложить такие колоссальные средства в страну, которая ранее не раз "кидала" иностранных инвесторов без зазрения совести. Поэтому проект этот хоть и на слуху уже не одно десятилетие, но реальные подвижки по нему могут быть только тогда, когда Пхеньян заработает репутацию ответственного и надежного партнера, а это ну просто не может случиться в одночасье.

Что уготовано трехсторонним проектам — покажет время, но не самое отдаленное. В сентябре в России пройдет четвертый Восточный экономический форум, на который приглашены и Мун Чжэ Ин, и Ким Чен Ын. Не исключено (и даже очень вероятно), что именно во Владивостоке лидеры трех стран могут дать отмашку началу их практической реализации.

Девять мостов Муна

Поговорили президенты и о двустороннем экономическом сотрудничестве. Здесь ничего принципиально нового, судя по всему, не появилось — речь шла все о тех же "девяти мостах", термине, которым Мун Чжэ Ин год назад охарактеризовал приоритетные проекты. В их числе — энергетика, судостроение, сельское хозяйство, инфраструктурные проекты, освоение Северного морского пути и ряд других пунктов.

Стоит отметить, что в этот раз у России и Южной Кореи появился реальный шанс реализовать если не все, то значительную часть этих проектов.

Не секрет, что в последнее десятилетие, на протяжении которого в Корее у власти находились проамерикански настроенные консерваторы, большинство российско-южнокорейских договоренностей и меморандумов так и оставались на бумаге. Причин тому несколько, в том числе как пассивность российской стороны, так и излишняя осторожность южнокорейской, а также вполне прямые "советы" Сеулу из Вашингтона не вести бизнес с Москвой.

Однако сейчас ситуация коренным образом изменилась. После позорного импичмента экс-президента Пак Кын Хе консерваторы потерпели сокрушительное поражение на местных выборах. Прогрессивно-либеральные силы, представителем которых является Мун Чжэ Ин, в отличие от своих политических оппонентов выступают за проведение независимой от США политики (насколько это в принципе возможно, учитывая местную специфику). Тем более что некоторые шаги Белого дома, такие как введение дополнительных пошлин на ряд южнокорейских товаров, а также попытка заставить Сеул полностью оплачивать содержание американских войск на Корейском полуострове, отрезвляюще подействовали и на народ, и на политиков. Все это удачно совпало с потеплением межкорейских отношений и перспективой денуклеаризации.

Более того, в условиях конфликта с Западом Россия все более вынуждена смотреть на Восток. В то же самое время и Южная Корея из-за конфликта с главным торговым партнером, Китаем, была вынуждена начать диверсификацию экономических связей, поиск новых партнеров.

У лидеров двух стран, суда по итогам саммита, есть и желание, и воля развивать сотрудничество.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru