Все новости

Романовы: столетие спустя

Дмитрий Горохов — об ожиданиях представителей династии

Этому письму, адресованному в бюро ТАСС, двадцать лет. Своим четким, с легким наклоном почерком глава дома Романовых князь Николай Романович заключил тогда в несколько строк целую эпоху:

"С волнением и глубокой душевной радостью я узнал, что Российское Правительство приняло решение о захоронении в Санкт-Петербурге 17 июля 1998 года останков Императора Николая II, его семьи и, хочу верить, верных им четырех лиц свиты, которых постигла та же участь. Я как глава Дома Романовых, от моего имени и от имени всех Князей и Княгинь, членов Дома Романовых со мною в единогласии, хочу выразить Российскому Правительству всю нашу благодарность за взятое решение. Да будут похороны Екатеринбургских жертв началом новой страницы Российской истории и символом общероссийского примирения и взаимного прощения".

Послание передал нашему агентству для распространения в России брат главы дома и убежденный единомышленник Димитрий Романович. "Димитрий был очень взволнован, ведь этой вести в семье ждали так долго", — вспоминает княгиня Феодора Алексеевна, возглавившая после смерти мужа созданный им благотворительный Фонд Романовых для России.

В загородном доме в предместье датской столицы княгиня Романова бережно хранит рукописи князя — писателя, историка, мецената. Здесь книги о пути династии, прервавшемся так трагически в подвале екатеринбургского дома Ипатьева, где императорская чета и ее дети были расстреляны в ночь на 17 июля 1918 года. 

Сердце замирает и при виде снимков в домашнем альбоме. С каждого из них на современников смотрит русская История. Семья была ее частью. Отец братьев Роман Петрович, царский кузен и крестник, открывал вместе со старшей дочерью государя, великой княжной Ольгой, один из последних балов Империи — в фамильном дворце Дюльбер в Крыму. Роману в ту пору минуло 14, Ольге — 15 лет.

Мать братьев Прасковья Дмитриевна была дочерью графа Дмитрия Шереметева, полковника кавалергардов, флигель-адъютанта и одного из немногих друзей детства Николая II.

Впервые после революции

"Царскую семью сближала большая взаимная любовь, они уже встретились давно на другом свете, а теперь могут встретиться вместе в русской земле", — верил Димитрий Романович. Князь императорской крови, он стал первым и одновременно последним в доме Романовых, кто видел, как перекладывали в гробы останки Николая II, императрицы Александры Федоровны и великих княжон Ольги, Татьяны и Анастасии. По поручению брата он сопровождал скорбный груз из Екатеринбурга в Санкт-Петербург.

Перезахоронение останков царской семьи в соборе Петра и Павла Петропавловской крепости, 1998 год Александр Сенцов, Александр Чумичев/ТАСС
Описание
Перезахоронение останков царской семьи в соборе Петра и Павла Петропавловской крепости, 1998 год
© Александр Сенцов, Александр Чумичев/ТАСС

Тогда, летом 1998 года, на церемонии захоронения в Петропавловском соборе останков царя и его родных, расстрелянных в Екатеринбурге, смогли присутствовать около 30 членов рода Романовых. Впервые после революции и гражданской войны они собрались в России вместе. "Некоторые родственники проделали для этого путь из Австралии или Калифорнии", — напомнила Феодора Алексеевна. Ее поразило то, насколько теплой и родственной была эта встреча. "Все вели себя так, будто никогда не разлучались", — сказала княгиня.

Русские изгнанники

Прямые потомки императора Николая I и троюродные племянники последнего государя Николай и Димитрий Романовы родились во Франции, но по-русски говорили так, будто всю жизнь провели на берегах Невы. Как вспоминали братья, родители, Роман Петрович и Прасковья Дмитриевна, воспитали их "всецело в русском духе".

Франция, Италия, Египет, снова Европа — адреса в эмиграции менялись, но в каждый переезд на новое место семья как реликвию бережно перевозила бутылку с русской землей, увезенную из Крыма в 1919 году.

Кузен и крестник царя Роман Петрович ушел на фронт Первой мировой войны еще до того, как ему минуло двадцать. Воевал отважно, был представлен к боевому отличию, но из списка награжденных его вычеркнул собственный дядя — глава Кавказского фронта, великий князь Николай Николаевич. "Романов Романову — так не годится", — объяснил он племяннику.

После падения монархии 22-летний поручик императорской армии оказался под арестом в крымской усадьбе. Фронт гражданской войны приближался к Ялте, и британская королева Александра, датская принцесса по рождению, попросила направить к берегам Крыма корабль, чтобы вызволить с полуострова свою сестру Дагмару — российскую вдовствующую императрицу Марию Федоровну, мать Николая II. Императрица согласилась с условием — взять на борт нескольких родных.

Воля родителей

Крейсер шел близко к берегу, и с палубы Роману Петровичу был виден Ливадийский дворец с парком, сбегавшим к морю. С соседнего корабля с другими эмигрантами грянуло "Боже, Царя храни!". Постепенно родные берега исчезли в тумане.

Роман Петрович умер в 1978 году, Прасковья Дмитриевна — двумя годами позже. Супруги, не разлучавшиеся полвека, похоронены на кладбище для иностранцев в Риме. Родины они больше не увидели, но чужой паспорт так и не взяли — остались русскими изгнанниками.

"Любовь к родному языку, русской культуре была завещана братьям родителями", — отметила княгиня. Еще один завет — преданность семье. Своей присяги, данной ее главе — императору, Роман Петрович никогда не нарушил. 

Следуя семейной традиции, Димитрий Романович долгое время оставался апатридом — человеком без гражданства. "Он решил взять датский паспорт после того, как датская королева, его родственница по Ольденбургской линии, однажды поинтересовалась, где он бывал в России", — рассказала Феодора Алексеевна.

Российский маршрут

В свою первую поездку на родину родителей в 1992 году князь бродил по Петербургу с утра до вечера, открывая для себя места, знакомые по книгам и рассказам родных. Год спустя Димитрий Романович и Феодора Алексеевна, урожденная датская графиня Доррит Ревентлов, венчались в Костроме. Это стало прологом их многих совместных путешествий по русскому маршруту.

В 2006 году Димитрий Романович сопровождал из Дании к берегам Невы прах императрицы Марии Федоровны. Датчанка по рождению, она завещала похоронить себя в России. И когда стало возможным выполнить ее волю, это было сделано по договоренности королевы Дании Маргрете II и президента России Владимира Путина.

Димитрий Романович на церемонии захоронения в Москве перенесенных из Франции останков великого князя Николая Николаевича, верховного главнокомандующего русской армией в начальный период Первой мировой войны Москва, апрель 2015 Мэрия Москвы
Описание
Димитрий Романович на церемонии захоронения в Москве перенесенных из Франции останков великого князя Николая Николаевича, верховного главнокомандующего русской армией в начальный период Первой мировой войны Москва, апрель 2015
© Мэрия Москвы

Годом позже Димитрий Романович был обрадован известием о том, что близ Екатеринбурга нашли останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии. В их подлинности он не сомневался. Возглавив после смерти брата фамильную ассоциацию, он приветствовал в июле 2015 года распоряжение российского правительства о подготовке перезахоронения детей царя. Тем же летом он посетил Крым, где многое связано с домом Романовых. В год своего 90-летия, незадолго до кончины, Димитрий Романович встречался в октябре 2016 года в Троице-Сергиевой лавре с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Преемники

"До конца дней князь верил, что царская семья сможет упокоиться вместе после стольких тяжких лет, — сказала княгиня Ольга Андреевна, возглавившая объединение Романовых. — Мы решили продолжить дело, которому он отдал так много сил". Она считает, что потомки Романовых оказали ей большую честь, избрав "преемницей столь выдающихся предшественников".

"Димитрий Романович надеялся, что эта трагическая страница русской истории будет перевернута еще при его жизни, — заметил другой потомок династии, 33-летний князь Ростислав Ростиславович, ставший вице-председателем объединения. — Ему не довелось увидеть это, будучи на земле, но мы верим, что вскоре он увидит это с небес".

Как скоро может быть исполнено пожелание Димитрия Романовича, Романовы, вероятно, смогут узнать через несколько дней, когда прибудут в Санкт-Петербург, чтобы присутствовать на службе в Петропавловском соборе. Она пройдет 17 июля, в 100-ю годовщину гибели царя и его близких. По словам Феодоры Алексеевны, в Северную столицу в конце недели собираются прибыть 15 членов семьи.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru