Все новости

78 дней, 11 недель, 2300 авиаударов. Что пережила Югославия 20 лет назад

Павел Бушуев — о предпосылках воздушно-наступательной операции НАТО против республики, ходе военных действий и масштабах последствий

Военно-воздушная операция НАТО против Югославии, получившая циничное название "Милосердный ангел", началась 24 марта 1999 года в 19:45 по местному времени. В первый раз в послевоенной истории Европы объектом бомбовых ударов стала столица одного из независимых государств.

Я хорошо помню те дни 20 лет назад, когда начались бомбардировки. Мне было 13 с небольшим лет, но я до сих пор не могу забыть чувство, охватывавшее меня во время вечерних новостей, транслировавших кадры ночных бомбежек Белграда. Это было страшное чувство бессилия, смешанного с яростью. Я смотрел, сжимая зубы, и старался не показывать слез. Но их и не замечали — окружающие точно так же сидели, вцепившись руками в случайные предметы и впившись взглядом в экран.

Именно с этих выпусков новостей началась новая эпоха в России, эпоха переоценки перспектив "дружбы" с Западом и новые поиски своего места в истории.

Бомбежки Югославии 1999-го года стали глобальным ударом по мировому порядку, сформировавшемуся по итогам Второй мировой войны. Именно после агрессии НАТО против Югославии без санкции ООН стало предельно ясно, что США стремятся к мировой гегемонии, не обращая внимания на международное право и нормы морали. Последовавшие после Югославии Афганистан, Ирак, Ливия, попытка свержения режима в Сирии, многократно подтвердили эту точку зрения.

Косово как предлог

Сербы считают свою страну "маленькой Россией на Балканах". В этой связи удар Запада по Югославии, по их мнению, был репетицией будущего удара по России. Самой подходящей точкой для нанесения такого удара стало Косово. Во-первых, это колыбель сербской культуры, веры и национального самосознания. Во-вторых, исторически сложилось так, что здесь переплелись интересы сербов и второго многочисленного балканского народа — албанцев. Именно многовековой косовский вопрос стал предлогом для уничтожения Югославии.

На территории Косово и Метохии на протяжении 20-го века произошло замещение сербского этноса албанцами, хотя последние присутствовали здесь и ранее, не являясь большинством. Согласно исследованиям ученых, наиболее активный приток албанских поселенцев в Косово начался между двумя мировыми войнами. В Первой мировой войне сербы потеряли треть своего населения (около 1 млн человек), такие же потери были и во время Второй мировой, когда сербы практически открыли долгожданный Второй фронт в виде мощного партизанского движения. Албанцы же во время войны активно сотрудничали с фашистами Италии, уничтожив или изгнав из края большую часть сербского населения.

После войны первый президент Югославии Иосип Броз Тито, хорват по национальности, начал политику ослабления сербов как наиболее многочисленного народа. Одним из способов был албанский противовес. Только в первые послевоенные годы в Косово въехало около 400 тыс. албанцев. Для ослабления влияния Белграда на Приштину Конституция 1963 года предоставила Косово статус автономного сербского края. После этого в Косово и Метохию массово хлынули албанцы-мусульмане. Со времен турецкого ига значительная часть албанцев исповедовала ислам. Вскоре за счет естественного прироста албанцы-мусульмане стали составлять значительный процент населения Албании и начали переселяться в соседние страны.

В 60-е годы 20-го века Косово и Метохию захлестнула волна насилия как против сербов, так и против христиан вообще. Скупкой недвижимости и тактикой мелкого террора сербов принуждали уезжать из своих родных мест. Вскоре албанцы составили 80% населения края (1981 год), а затем и 90% (1990 год). Попытки югославской власти в 90-е годы навести порядок встретили вооруженное сопротивление албанских экстремистов. Когда полиция перестала справляться с разветвленной сетью террористических организаций, в Косово и Метохию были введены войска.

В этот момент Запад подключился к "спасению албанцев от сербского уничтожения". Начались переговоры по косовской проблеме в Рамбуйе (Франция). От сербов требовали подписать "мирный план", одним из пунктов которого было размещение в Косово иностранных войск, то есть де-факто военная оккупация края. Белград отказался подписывать такое соглашение.

Военная операция стала решенным вопросом, не хватало лишь повода. И предлогом для агрессии, в которой под предводительством США приняли участие еще 18 государств-членов НАТО, стал сфальсифицированный при помощи западных спецслужб "инцидент" в косовском селе Рачак, где якобы были обнаружены массовые жертвы расстрелянных сербскими войсками представителей мирного албанского населения. Впоследствии было доказано, что подавляющее большинство погибших были переодетыми в гражданскую одежду боевиками "Освободительной армии Косово", однако "инцидент в Рачаке" уже объявили "фактом геноцида", требующим немедленной реакции.

Вид на здание Государственного телевидения и радио Сербии, разрушенное во время военной операции НАТО против Югославии, 1999 год Александр Данилюшин/ТАСС
Описание
Вид на здание Государственного телевидения и радио Сербии, разрушенное во время военной операции НАТО против Югославии, 1999 год
© Александр Данилюшин/ТАСС

Бомбардировки

Первые удары по Югославии начались вечером 24 марта и продолжались до 4 часов утра 25 марта. Главными целями натовских бомбардировщиков и крылатых ракет, запущенных с кораблей в Средиземном море, стали объекты сербских ВВС и ПВО, а также военно-промышленные предприятия в районе Белграда, Приштины, Подгорицы, Батайницы, Ужиц, Куршумлии, Нови-Сада, Панчево, Крагуевца. Впоследствии НАТО принялся методически уничтожать объекты инфраструктуры — мосты, заводы, транспортные узлы, электростанции и ЛЭП.

Непрерывные бомбовые удары продолжались 78 дней. В ходе 11-недельной операции натовских ВВС, по данным сербских источников, нанесено в общей сложности 2300 авиаударов по 995 объектам. В ней было задействовано 1150 боевых самолетов. На землю упали 420 тыс. боеприпасов общим весом в 22 тыс. тонн, в том числе 20 тыс. тяжелых авиабомб, 1300 крылатых ракет, 37 тыс. кассетных бомб, снаряды с обедненным ураном.

Жертвами бомбардировок стали примерно 2 тыс. мирных граждан и 1 тыс. военнослужащих, 5 тыс. человек получили ранения, пропали без вести более 1 тыс. человек. Практически полностью была уничтожена военно-промышленная инфраструктура Сербии, разрушены более 1,5 тыс. населенных пунктов, 60 мостов, 30% всех школ, около 100 памятников. Материальный ущерб от бомбардировок оценивается от $30 млрд до $100 млрд.

Воспоминания очевидцев

На протяжении последних двух лет ТАСС собирает свидетельства очевидцев, переживших бомбардировки. Представители самых разных слоев общества — политики, врачи, учителя, военные, журналисты и ученые рассказывают о глубоко личных впечатлениях, которые они вынесли из 78 дней бомбардировок. Возможно, эти воспоминания вскоре увидят свет, а пока приведем лишь выдержки из них.

Президент Сербии Александар Вучич: "Символом бомбардировок, из-за чего все мы были шокированы, стало то, что они [натовцы] называли сопутствующими потерями. Погибло много детей, свыше 90, но все мы запомнили маленькую Саню из Варварина, которая была лучшей по математике, и особенно маленькую Милицу Ракич — двухлетнего ребенка из Батайницы, который погиб в результате бомбардировок. Невинное дитя, ни в чем не виноватое. И это стало символом того страшного преступления, совершенного над Сербией и над нашим народом".

Разрушения в городе Алексинац после нанесения авиаударов НАТО, 1999 год Сергей Величкин/ТАСС
Описание
Разрушения в городе Алексинац после нанесения авиаударов НАТО, 1999 год
© Сергей Величкин/ТАСС

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий: "В 1999 году я был в Косово, все время был в Печской патриархии, помню, как я там хоронил убитых натовцами и косовскими боевиками. Еще очень глубоко в памяти у меня засел один случай. Это было 12 июня, когда было принято решение, что Сербия должна отвести войска из Косова. Я ехал в Приштину и помню народ, который бежал из своих сел (вслед за армией — прим. ТАСС) на телегах, повозках, на лошадях, эти убегающие сироты, отступающие солдаты. И тут я увидел белого коня, который долго бежал прямо перед нами. А когда я возвращался, то нашел этого коня убитым у дороги. Я помню это наряду со страшными вещами, которые я там видел — изнасилованными женщинами, которых я хоронил. Одна девушка — Марица Мирич, ее насиловали четверо боевиков. Ко мне пришли итальянские солдаты и сказали, что там лежит ваша зарезанная женщина. Мы пришли туда. Ее мать лежала в коридоре, а она - в комнате. Ее насиловали, а потом зарезали. Это было накануне Видовдана 1999 года. Итальянцы завернули ее в одеяло, так мы ее в этом одеяле отвезли в Печскую патриархию и там похоронили за алтарем".

Лидер радикальной партии Воислав Шешель: "Я прятал детей по Белграду, ожидал, что мой дом в Батайнице, рядом с аэродромом, может быть разбомблен. Я перевозил детей к родителям жены, потом в район Мириево. Моему младшему сыну тогда было меньше 1 года, он был совсем малыш. В первую ночь, когда начались бомбардировки, мать спрятала его в подвале и держала его там на морозильной камере. Но ребенок и в этом несознательном возрасте было настолько напуган, что следующие несколько лет, когда слышал звук самолета — убегал, прятался под стол или еще куда-то. Он родился 28 июня 1998 года, ему было меньше года, когда все началось. Я каждую вторую или третью ночь, когда не был дежурным в правительстве, ночевал в своем доме в Батайнице один, а детей прятал по Белграду".

В период бомбардировок свой долг в Белграде выполняли наши коллеги — журналисты агентства ТАСС Тамара Замятина и Николай Калинцев. Тамара Николаевна, получившая за работу в Белграде Орден Мужества (вторая женщина, награжденная этой наградой после еще одной журналистки ТАСС — Галины Гридневой), подробно описала события тех дней в своей книге "Не стреляйте: я — журналист!" (2000 год). Специально к 20-й годовщине бомбардировок коллега и супруг Тамары Николаевны — Николай Александрович Калинцев рассказал ТАСС о событиях того периода.

"В первый день бомбардировок мы выехали на место происшествия, а когда возвращались назад, мост был уже перекрыт, горело Министерство внутренних дел. Ну а нам нужно было на место происшествия. Когда узнали, что мы русские журналисты — нас пропустили. Так мы ездили на каждую бомбардировку, один раз сами чуть не попали под бомбы, потому что эти гады натовцы дождались, когда туда приедут санитарные машины и полиция, и нанесли второй удар. Нас спасло только то, что по пути разбомбили водопровод, и мы остановились пообщаться с населением, которое осталось без воды. Натовцы летали на большой высоте, около 10 тыс. метров, где их не доставали ПВО и МиГ-29, которые были на вооружении Югославии. И сербы всегда грозили кулаком в небо: "Только спуститесь, мы вам покажем!" Но все-таки самолет-"невидимку" они сбили, и мы были первые, кто сообщил об этом. Обо всем этом рассказывается в книге Тамары Замятиной, куда вошли все наши тассовские сообщения за время войны".

 Мост через Дунай, разрушенный в результате бомбардировок натовской авиации, 1999 год Сергей Величкин/ТАСС
Описание
Мост через Дунай, разрушенный в результате бомбардировок натовской авиации, 1999 год
© Сергей Величкин/ТАСС

"Когда эвакуировали школу (Российская школа при посольстве России в Белграде — прим. ТАСС) наша дочь тоже уехала на день-два попозже. Она поехала через Будапешт, там был наш корреспондент — Саша Кузьмин, он ее отправлял в Москву. Здесь в Москве ее тоже не с кем было оставить. Помогли тассовцы, заместитель начальника финансового управления Лидия Арбузова, дочь где-то трое суток у нее жила, а потом уже поехала к бабушке с дедушкой в Калининград", — вспоминает Калинцев.

Что касается высоких государственных наград, то по мнению Николая Александровича "их давали не за то, что было тяжело, а за то, что работали". "ТАСС был одним из немногих, кто объективно освещал эти события. Мы не пели хвалу [Слободану] Милошевичу, но говорили все так, как было, называли все своими именами. И за это нас уважали сербы", — подчеркнул журналист.

Масштаб воздействия обедненного урана

Помимо моментального ущерба страна получила отсроченные последствия. В первую очередь, это касается бомбардировок снарядами с обедненным ураном. Кроме того, бомбардировки нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов привели к заражению водной системы страны токсичными веществами.

Специалисты в области радиоактивных загрязнений подсчитали, что на территорию Сербии за три месяца агрессии было сброшено 15 тонн обедненного урана. Это привело к эпидемии рака среди местного населения, а Сербия заняла первое место по числу онкологических заболеваний в Европе. Согласно данным сербских медиков за первые 10 лет с момента бомбардировок в стране заболели раком около 30 тыс. человек, из них от 10 до 18 тыс. скончались от онкологии.

Сербский ученый с мировым именем Любиша Ракич (является академиком Сербской, Российской, Нью-Йоркской, Евразийской, Европейской и других академий наук) подсчитал, что объемов обедненного урана, попавших на территорию Югославии во время агрессии НАТО, хватило бы на создание 170 атомных бомб, подобных той, которую США сбросили на Хиросиму 6 августа 1945 года. Самые частые последствия воздействия обедненного урана на человеческий организм — заболевания щитовидной железы, злокачественные образования, синдром войны в Персидском заливе и Балканский синдром, а также различные мутации плода во время беременности.

Вблизи разрушенной фабрики электробытовых изделий в городе Чачак, 1999 год Сергей Величкин/ТАСС
Описание
Вблизи разрушенной фабрики электробытовых изделий в городе Чачак, 1999 год
© Сергей Величкин/ТАСС

Более того, по мнению автора книги о вреде обедненного урана "Раны и отсроченные последствия для здоровья" доктора Светланы Жунич, применение боеприпасов с обедненным ураном на Балканах и в Персидском заливе привело к глобальному мировому загрязнению. Из-за воздушного переноса радиоактивных частиц последствия фиксируются не только в местах бомбардировок, но и за тысячи километров от них.

Итоги агрессии

Конец агрессии Североатлантического альянса в Югославии был положен Кумановским военно-техническим соглашением, подписанным 9 июня 1999 года. Согласно этому документу, сербские войска и полиция на территории Косова и Метохии заменялись международным миротворческим контингентом. Бомбардировки прекратились после полудня 10 июня, в тот же день Совет Безопасности ООН принял резолюцию номер 1244 по проблемам статуса и мирного урегулирования в Косово. На ее основании на территорию южной сербской провинции были переброшены 37,2 тыс. военнослужащих Международных сил для Косова под командованием Североатлантического альянса (KFOR) из 36 стран мира.

А еще через девять лет процесс распада Югославии, начатый бомбардировками НАТО, закончился односторонним провозглашением независимости Косово 17 февраля 2008 года. В 2010 году Международный суд ООН признал решение косовского парламента о провозглашении независимости от 2008 года легитимным. Казалось, что Косово и Метохия — колыбель сербской истории, культуры и православной веры под руководством и при поддержке западного сообщества была окончательно украдена пришлыми "косоворами" — косовскими албанцами, переселившимися на исконно сербскую землю.

В настоящее время Республику Косово, по версии Белграда, признают около 100 стран, при этом Приштина утверждает, что таких государств 117. Против признания Косова выступают свыше 60 стран, в том числе Россия, Израиль, Индия, Китай, а также пять стран ЕС.

 Вид на город Приштина, Косово, 2008 год Виталий Белоусов/ТАСС
Описание
Вид на город Приштина, Косово, 2008 год
© Виталий Белоусов/ТАСС

Неразорвавшаяся бомба

Нынешняя Сербия пытается сформулировать свое отношение к событиям 20-летней давности на основе озвученной президентом страны Александром Вучичем максимы: "Мы простили, но не забыли". Насколько успешно приживется такой подход к прошлому, покажет история. Пока что настроения населения свидетельствуют об ином. Год назад, к 19-летию бомбардировок, в Сербии был проведен широкий опрос населения по отношению к событиям 1999 года. Социологическое исследование показало, что две трети граждан Сербии (62%) не простили НАТО за бомбардировки Югославии 1999 года и не приняли бы извинения НАТО, в то время как около трети опрошенных, в основном молодежь, готовы забыть прошлое. Абсолютное большинство граждан страны (84%), как и ранее, выступают против вступления Сербии в НАТО.

Шрамы бомбардировок остались не только на телах и душах сербов. Шрамами покрыта вся территория страны, где авиация НАТО уничтожила почти всю некогда знаменитую экономику. Жизнь продолжается, и на месте разбомбленных мостов строят новые — в Нови-Саде год назад торжественно открыт новый Жежелев мост, вместо разбомбленной Белградской телебашни построена новая, вдвое больше. Но есть одно разбомбленное здание в Белграде, которое до сих пор не трогают. Прямо напротив правительства находится полуразрушенное здание Генерального штаба Югославии, авиаудар по которому был нанесен 30 апреля 1999 года. Говорят, что в перекрытиях Генштаба до сих пор находится одна неразорвавшаяся бомба, которую невозможно безопасно извлечь в густонаселенном центре столицы.

Эта неразорвавшаяся бомба лучше всего символизирует как отношения НАТО к нынешней Сербии, так и отношение сербского народа к военному блоку. Спустя 20 лет после бомбардировок очевидно, что главная цель Запада — создание на территории Сербии независимого Косова — до конца не достигнута. Несмотря на 20-летний прессинг, вопрос Косова до сих пор не решен. Белград не признал независимость своего автономного края, несмотря на ожесточенное давление с Запада и на "морковку" в виде возможного вступления в ЕС.

Развязка этого трагического узла истории еще впереди. И очень хочется надеяться, что этот узел развяжут, наконец, таким образом, что подростки в России и Сербии не будут испытывать ярость и бессилие, просматривая выпуски новостей. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru