Все новости

Продление ДСНВ: американские миражи и российская реальность

Андрей Шитов — о политической воле Кремля и о том, есть ли выбор у Белого дома
Президент США Дональд Трамп и президент РФ Владимир Путин Валерий Шарифулин/ТАСС
Описание
Президент США Дональд Трамп и президент РФ Владимир Путин
© Валерий Шарифулин/ТАСС

Россия предприняла еще одну попытку спасти режим контроля над вооружениями, лежащий в основе международной безопасности и стабильности. Президент страны Владимир Путин предложил продлить действующий российско-американский Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) "хотя бы на год" и "без всяких условий". Главе МИД РФ Сергею Лаврову поручено попытаться в ближайшее время получить от США "хоть какой-то внятный ответ". Обсуждать свою инициативу с президентом США Дональдом Трампом российский лидер пока не планирует.

Мышиная возня

На мой взгляд, новая инициатива Кремля может оказаться спасительной. Говорю об этом с уверенностью, поскольку в последние дни как раз занимался мышиной возней, устроенной вокруг судьбы ДСНВ за океаном, и советовался с российскими дипломатами, работающими на профильных направлениях. Впрочем, судите сами.

В прошлое воскресенье осведомленный вашингтонский информационно-аналитический портал Axios сообщил, что Трамп "хочет до выборов заключить сделку по ядерному соглашению" с Путиным. В публикации указывалось, что после встречи 2 октября в Женеве помощника президента США по национальной безопасности Роберта О’Брайена с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и последующих консультаций 5 октября в Хельсинки замглавы МИД РФ Сергея Рябкова и спецпредставителя президента США по контролю над вооружениями Маршалла Биллингсли в Белом доме решили, что "достигнуто согласие в принципе… которое при серьезном возобновлении переговоров можно окончательно оформить (finalize) за неделю".

Вокруг этой печки с тех пор в Вашингтоне и пляшут — разумеется, на свой манер. Сам Биллингсли сказал через пару дней на симпозиуме в консервативном политологическом центре Heritage Foundation: "Мы указали русским, что действительно готовы продлить ДСНВ на некоторое время при условии, что они согласятся на ограничение, замораживание своего ядерного арсенала. Мы готовы сделать то же самое". По словам дипломата, "джентльменская договоренность" была достигнута "на самых высоких уровнях" руководства двух стран, а теперь должна "просочиться" и на рабочий уровень.

Еще через день госсекретарь США Майкл Помпео рассказал в своем ведомстве журналистам, что обсуждал эту тему с Трампом, и тот "также на этом сфокусирован". "Мы бы приветствовали возможность заключить соглашение на базе тех пониманий, которые достигнуты за последнюю пару недель относительно того, каким представляется набор вариантов для продления ДСНВ", — добавил шеф американской дипломатии. То есть он тоже исходит из того, что "понимания" (understandings) достигнуты.

Хор опровержений

Проблема, однако, в том, что в Москве это сразу категорически опровергли. Рябков, непосредственно общавшийся с Биллингсли, в сердцах назвал американскую трактовку итогов этого общения "наперстничеством и бредом". Он подтвердил, что договориться по ДСНВ действительно можно "хоть завтра" — но только без всяких дополнительных условий.

Затем и глава МИД РФ Сергей Лавров назвал попытку официальных лиц США исказить позицию России по данному вопросу "нечистоплотной". А на вопрос о том, видит ли он сейчас перспективу продления ДСНВ, ответил: "Нет такой перспективы. Я лично не вижу такой перспективы. Мои коллеги, которые работают в межведомственном формате и встречаются с американской делегацией, тоже не видят такой перспективы, хотя мы никогда не скажем, что хлопаем дверью и заканчиваем все контакты".

Со своей стороны пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил журналистам, что само по себе понимание необходимости продления ДСНВ отрадно, но никаких "четких" и тем более "железобетонных" договоренностей на этот счет с США пока нет. Наконец, и председатель верхней палаты российского парламента Валентина Матвиенко тоже высказалась за сохранение договора: разумеется, без "неприемлемых для России условий".

Нет дыма без огня?

Как минимум со времен Шекспира известно, что тот, кто "слишком много возражает", сам выглядит подозрительно. И в данном случае обилие опровержений, честно говоря, меня лично навело на мысль о том, что дыма без огня не бывает.

Ведь и Axios в своей воскресной заметке приводил мнение Роуз Готтемюллер, возглавлявшей американскую делегацию на переговорах по ДСНВ, что происходящее сейчас напоминает тактические маневры переговорщиков, понимающих, что действующие власти США гораздо жестче ограничены по срокам, чем российские.

При всем том Готтемюллер исходит из того, что руководство обеих сторон на самом деле хочет заключить сделку. А этот фактор часто бывает определяющим. "При наличии столь большого внимания на высоком уровне переговоры, как правило, увенчиваются успехом, — с усмешкой сказала американка. — У меня был такой опыт с президентом Обамой и президентом Медведевым, когда они буквально дышали в затылок мне и моему российскому визави". Дмитрий Медведев и Барак Обама в качестве лидеров своих стран подписывали в 2010 году в Праге тот же ДСНВ.

Верят ли джентльменам на слово?

Исходя из всего сказанного, я и попытался закулисно выяснить у знакомых, как реально обстоят дела. Но услышал то же самое, что звучит публично.

Один дипломат мне сказал об американцах: "Если они так себе представляют джентльменские договоренности, то я, наверное, не джентльмен". Другой заверил, что шансы на заключение сделки с США по контролю над вооружениями в ближайшие два-три месяца "равны нулю".

Оба они исходят из того, что высказывания американских официальных лиц на эту тему сейчас продиктованы внутриполитическими предвыборными соображениями. Но при этом еще один их коллега, больше занимающийся как раз вопросами внутренней политики, склонен думать, что американцы, "выдавая желаемое за действительное", пытаются подтолкнуть нас к выходу за наши "красные линии". То есть первична все-таки переговорная мотивация.

Кстати, по ходу дела выяснилось, что те самые "красные линии" обозначены предельно четко. Еще до встречи Рябкова и Биллингсли в Хельсинки американцам были переданы два наших позиционных документа.

В одном излагается наш концептуальный подход к тому, как в целом выстраивать в дальнейшем контроль над ракетно-ядерными вооружениями. Каковы необходимые элементы этого процесса, без которых, по убеждению Москвы, ничего не получится; что вообще в нем возможно, а что нет; как все это имеет смысл со временем оформить.

Второй документ — "более простой, более лаконичный, сжатый" — посвящен непосредственно тематике продления ДСНВ. Российская позиция в пользу продления договора на пять лет в том виде, как он был подписан и ратифицирован, вписана в нем в современный политический контекст.

Меня, конечно, интересовало, как мы реагируем на требование Вашингтона о временном взаимном замораживании ядерных арсеналов. Как мне объяснили, "когда США настаивают на том, что в центре будущей договоренности должна быть заморозка боезарядов, мы им отвечаем, что будем на эту тему смотреть, но в более широком контексте: для нас гораздо более важными с точки зрения влияния на стратстабильность являются многие другие элементы, которые в американском подходе просто проигнорированы". То есть для нас приемлемы либо полноформатные переговоры с реальным учетом позиций обеих сторон, либо продление ДСНВ без всяких условий.

Поэтому, собственно, в Москве и отвергаются американские утверждения, будто стороны находятся "на пороге какой-то договоренности, тем более прорывного характера". "Это по меньшей мере натяжка, а по большому счету — преднамеренное введение в заблуждение американской и международной общественности", — сказал один из моих собеседников. И еще раз подчеркнул: "Нет никакой джентльменской договоренности..."

Déjà vu у меня…

Собственно, профессионалы понимают это и за океаном. Руководитель программ разоружения и ослабления угрозы в Ассоциации сторонников контроля над вооружениями США Кингстон Райф на днях указал, что, "вопреки утверждению Биллингсли о принципиальном согласии с Россией по концепции заморозки между двумя сторонами сохраняется, судя по всему, существенный разрыв, который еще надо преодолеть".

Сам специалист, по его словам, приветствовал бы политическое обязательство по замораживанию ядерных арсеналов США и России вкупе с продлением ДСНВ. Но при этом он подчеркнул, что "пятилетнее продление [договора] отвечает интересам США и России как с заморозкой, так и без нее; его не следует делать заложником заморозки".

Добавлю, что у меня лично громогласные объявления американских политиков и дипломатов о близости прорывной договоренности с Россией вызвали ощущение дежавю. Еще летом нынешнего года, после предыдущего венского раунда консультаций Рябкова и Биллингсли, в Вашингтоне звучали схожие оценки.

С одной стороны, Трамп и его подчиненные хвастались, что обсуждают с Россией "пакт по ядерным вооружениям" и Москве "очень хочется" его заключить. С другой, тот же Биллингсли выдвигал условия, которые российская сторона сразу отвергала как неприемлемые.

Все это тогда же описал видный американский дипломат, бывший посол США на Украине Стивен Пайфер, возглавляющий сейчас инициативу по контролю над вооружениями в вашингтонском Институте Брукингса. Он демократ, и на его взгляд, пропагандистская "подкрутка (spin) хороших новостей" в данной сфере республиканской администрацией Трампа была так же далека от реальности, как оптимистичные отчеты о борьбе с COVID-19 в США.

…и у американского аналитика

Теперь Пайфер мне написал, что у него "такое же ощущение дежавю", как и у меня. Как и его российские коллеги-дипломаты, он склонен объяснять происходящее приближением выборов в США. Белому дому "хочется хвастаться сделками", вот он их и выпячивает (как, например, недавнее "скромное соглашение между Сербией и Косово"), хотя для избирателей куда важнее экономика и тот же COVID, констатирует специалист.

На его взгляд, это дает "рычаг влияния" Кремлю и Смоленской площади. Поэтому они и "продолжают настаивать на чистом продлении ДСНВ без всяких условий, тем более что вице-президент Байден открыто выступает за продление ДСНВ без предварительных условий", указывает собеседник.

Джозеф Байден — кандидат в президенты США от Демократической партии, соперник Трампа на скорых выборах. Соответственно, по словам Пайфера, у "российских официальных лиц, читающих те же опросы, что и американцы", есть выбор — "пойти на уступки теперь же или сберечь их для переговоров с возможной, если не вероятной, администрацией Байдена в 2021 году".

Ну а у Белого дома, получается, выбора, по сути, вовсе нет. "В качестве реально осуществимой сделки у Трампа остается простое и ясное продление ДСНВ, — пишет американский аналитик. — Если, конечно, он хочет доказать, что красивые слова его администрации о контроле над вооружениями — не просто spin", т.е. пустая риторика.

Вот поэтому я и считаю, что новая инициатива Кремля может послужить для Белого дома своего рода "спасательным кругом". Биллингсли и иже с ним и ранее говорили, что ждут от России готовности к компромиссу. Теперь даже сами американцы не смогут отрицать, что мяч, как говорится, на их стороне.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru