Все новости

Россия ждет от Польши ответ на запрос о записи беседы Качиньских перед крушением Ту-154М

Ранее бывший польский судья Войчех Лончевский упомянул о существовании некой засекреченной стенограммы, которая могла бы прояснить обстоятельства трагедии

МОСКВА, 27 ноября. /ТАСС/. Москва ожидает ответ от Варшавы на запрос Генеральной прокуратуры РФ о предоставлении записи разговора президента Польши Леха Качиньского с братом Ярославом перед крушением 10 апреля 2010 года под Смоленском президентского самолета Ту-154М, а не публикаций в СМИ. Об этом заявила в пятницу на брифинге официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Дипломат пояснила, что бывший польский судья Войчех Лончевский в интервью польской Gazeta Wyborcza упомянул о существовании некой засекреченной стенограммы, которая могла бы прояснить обстоятельства трагедии. Захарова выразила сожаление, что рабочее обращении РФ вызвало в Польше крайне болезненную реакцию, указав на высказывания замглавы МИД Польши Шимона Шинковского вель Сенка, который, согласно данным СМИ, назвал запрос провокацией и политической игрой.

"Как представляется, польская сторона должна внимательно отнестись к информации о наличии нового доказательного материала, который может иметь существенное значение для следствия, - сказала Захарова. - Генеральная прокуратура России ожидает ответа на свой запрос с официальным порядком, а не сообщений в польской прессе. Посмотрите: всей этой шумихи можно было избежать, если бы польская сторона ответила на запрос Генпрокуратуры. Что может быть проще? Зачем приходить к микрофонам, зачем об этом говорить, для чего это нужно делать? Есть факт. Он озвучен в польских же СМИ гражданином Польши, который имел отношение ко всей этой истории, он [факт] требует проверки".

"Тем более на протяжении 10 лет, по-моему, дня не прошло, чтобы мы не слышали от Варшавы неких новых, как они говорят, нюансов, новых теорий и новых версий трагедии и ее причин", - добавила дипломат.

Официальный представитель российского дипведомства выразила недоумение реакцией Варшавы на запрос РФ. "Возможно, дело просто в том, что данный сюжет не укладывается в раскручиваемую в Польше на протяжении нескольких лет конспирологическую версию причин катастрофы, которая противоречит фактам, которые были отражены в соответствующих докладах Межгосударственного авиационного комитета и Польской комиссии по расследованию авиационных происшествий государственной авиации", - сказала дипломат.

Запрос

Во вторник стало известно, что ГП РФ направила в Польшу запрос о правовой помощи в связи с распространением в СМИ республики новых сведений по делу о крушении польского президентского самолета. 3 ноября в интервью изданию Gazeta Wyborcza судья Лончевский заявил, что видел приобщенную к материалам расследования стенограмму разговора братьев Ярослава и Леха Качиньских непосредственно перед катастрофой самолета. Лончевский отметил, что стенограмма имеет гриф "совершенно секретно", поэтому он не выдал никаких деталей документа.

Как указали в ГП РФ, с учетом того, что данная информация требует оценки со стороны российских следственных органов, у польской стороны запрошены фонограмма и стенограмма упомянутого телефонного разговора.

Пресс-секретарь Генпрокуратуры Польши Ева Бялик ранее заявила журналистам, что в материалах дела нет ни записи, ни стенограммы разговора братьев Качиньских. По ее словам, Лончевскому предъявлены серьезные обвинения. Речь идет, в частности, о даче ложных показаний и уведомлении правоохранительных органов о преступлении, которого не было, прокомментировала она.

10 апреля 2010 года официальная делегация Польши во главе с президентом Лехом Качиньским летела на Ту-154 в Катынь. В условиях плохой видимости и отсутствия визуального контакта с землей пилоты приняли решение посадить самолет. Лайнер не дотянул до взлетно-посадочной полосы аэродрома Северный несколько метров. Он столкнулся сначала с деревьями, а затем с землей. В результате катастрофы погибли все 96 человек, находившихся на борту. Москва неоднократно заявляла, что обломки Ту-154М являются вещественным доказательством и не могут быть переданы Варшаве до завершения следствия.