23 августа 2016, 13:30

"Если суждено - погибну": пять малоизвестных историй об Ахмате-Хаджи Кадырове

"Если суждено - погибну": пять малоизвестных историй об Ахмате-Хаджи Кадырове

23 августа исполнилось 65 лет со дня рождения первого президента Чечни Ахмата-Хаджи Кадырова. ТАСС публикует воспоминания о жизни политика, рассказанные его друзьями и соратниками

История первая. Жижиг-ганлаш и жертвенный баран

Наше знакомство с Ахматом  состоялось в Бухаре в стенах медресе Мир-Араб, куда я поступил в далеком 1982 году. Он уже тогда учился там. Мы очень быстро сдружились, может в силу того, что были старше остальных  ребят. 

Ахмат-Хаджи Кадыров вместе с младшим братом Магомедом Кадыровым в Ташкенте

Мы, как все студенты, любили собираться вместе, организовывали небольшие праздники. Помню наш первый студенческий плов. Ребята узбеки поделились рецептом. И я решил сотворить кулинарное чудо. Готовил так усердно, что забыл посолить. Но, ничего, съели… 

Как-то раз наш небольшой клуб кавказцев затеял очередные посиделки. Ахмату накануне из дома прислали сушеное мясо, и он говорит: приготовлю я вам, наш чеченский жижиг-ганлаш, но нужна кукурузная мука. Нашли муку,  Ахмат замесил тесто, слепил галушки, отварил мясо, красиво подал еду на стол. Получилось очень вкусно. Так началось мое знакомство с национальной кухней чеченцев, да и не только мое. 

Потом он продолжил религиозное образование в исламском институте в Ташкенте. И была еще одна история с чеченскими блюдами, а точнее с сочным мясом. Я был в числе друзей, приглашенных на праздник по случаю окончания Ахматом этого института. Ахмат, подходит к нам, и хитро улыбаясь, спрашивает: ребята, а вы помните, кто собирался скрутить и зарезать бычка, которого мой отец специально откармливал для этого праздника с тех пор, как я уехал учиться? "Помним", - отвечаем мы дружно и едем в загон. А там уже такой бугай, что в двери сарая не проходит. 

Пришлось снести часть стены, чтобы вывести  животное. Не без помощи, конечно же, но обещание забить жертвенного бычка мы с моим тезкой и земляком сдержали. Мясо, кстати, было очень вкусным, вечер получился теплым и уютным. 

Исмаил-Хаджи Бердиев, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, муфтий Карачаево-Черкесии

 

История вторая. Семья и безопасность  

Ахмату-Хаджи были присущи многие черты, но я бы особо выделил его мужество. Не было на свете ничего такого, что заставило бы его отступить или испугаться. Был случай, когда ему на определенном этапе событий в Чечне предлагали в целях безопасности вывезти семью в Москву. Но Ахмат-Хаджи ответил: "Если я это сделаю, то как мне потом смотреть в глаза оставшимся в республике жителям? Как я смогу после этого говорить людям, что восстановим республику, остановим преступность, уничтожим террористов?"

Ахмат-Хаджи Кадыров и Рамзан Кадыров

И доподлинно известно, что ни на одну ночь он свою семью из родного Центороя никуда не вывозил. А в те времена это было самое опасное место в республике: с одной стороны хребет, с другой - леса, вокруг тысячи бандитов. Но семью он даже оттуда в другой населенный пункт не вывозил.

Он вырастил рядом с собой сына, который достойно продолжает его путь. Ахмат-Хаджи поручал ему самые тяжелые задания. Он никогда не уводил Рамзана от какой-то опасности. Когда поступала информация, что бандгруппы зашли в населенный пункт, Рамзан Ахматович обращался к отцу с просьбой  направить его с горсткой бойцов на место конфликта. Хотя в те времена соратников у него было немного. 

И когда Ахмату-Хаджи кто-то говорил, чтобы он ограждал сына от опасных заданий, он не соглашался. Ответ бывал такой: "Вы мне предлагаете отправлять на бойню чужих сыновей, а своего оставить в тени?" 

Альви Каримов, в начале 2000-х годов - помощник Ахмата-Хаджи Кадырова

 

История третья. "Если суждено – погибну"

Когда появлялась оперативная информация, что могут быть заложены какие-нибудь взрывчатые вещества или готовится обстрел кортежа, Ахмат-Хаджи говорил: "Если вы боитесь, то оставайтесь дома. А я еду". Не было ни одного случая, когда он из-за угрозы своей жизни отменил бы план на день.  Мотив был один: ежедневно в этой бойне гибнут женщины, старики дети, и мы не можем ждать. Он был абсолютно мужественным и бесстрашным человеком. 

Да, у нас бывали взрывы и перестрелки, но я никогда в глазах Ахмата-Хаджи не видел страха. В любой ситуации он оставался прежде всего спокойным. Он всегда говорил: "Если суждено – погибну". Он хладнокровно относился к этим инцидентам. Всегда старался быть впереди.

Руслан Алханов, министр внутренних дел Чечни, бывший начальник службы безопасности Ахмата Кадырова
 

Ахмат-Хаджи Кадыров вместе с родственниками (справа в нижнем ряду)

 

История четвертая. "Где он стоял буквально минуту назад, прогремел взрыв"

Ахмат  стал духовным лидером своего народа в самый сложный  для Чечни период. Был избран муфтием республики при Аслане Масхадове, который, к сожалению, не прислушивался к нему, попав под влияния одиозных боевиков. 

Он не раз делился своей болью от того, что творилось тогда в его родной республике. Ахмат постоянно  говорил: "Надо, что-то делать, мне надо защищать свой народ". И он пошел против тогдашнего режима в Чечне, всячески старался остановить войну. 

На него неоднократно совершались покушения, свидетелем одного из них был я сам. Это произошло в селе Иласхан-Юрт в Гудермесском районе. Ахмат собрал имамов, ученых, богословов на праздник по случаю рождения пророка Мухамеда. На месте, где он стоял буквально минуту назад прогремел взрыв. До этого он взял меня за руку и говорит: "Пошли отсюда", как будто предчувствовал. Мы только отошли оттуда, и такой грохот стоял...  

Исмаил-Хаджи Бердиев, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, муфтий Карачаево-Черкесии

 

История пятая. Амнистия

Когда Ахмат-Хаджи стал главой временной администрации, одним из первых его шагов было то, что он добился амнистии членам незаконных вооруженных формирований. И молодые люди тысячами вернулись домой. И этим, как показало время, он сумел консолидировать общество.

Обманутые парни, среди которых были совсем мальчишки, вернулись домой, поверив Ахмату-Хаджи. И многие из них сегодня работают в правоохранительной системе, честно выполняя свой долг. 

В тот период решение об амнистии вызвало много обсуждений. И в основном опасения недовольных были связаны с тем, что, мол, бывших боевиков простят, вооружат, а они снова уйдут в горы. Но таких случаев не было. В горы из амнистированных никто не ушел. После того, как эти обманутые ребята вернулись домой, бандитам стало тяжело там находиться. Это был переломный момент, потому что амнистированные ребята уже были в лесах, знали повадки боевиков, тропы и как бороться с бандподпольем.

Сегодня некоторые из этих ребят удостоены государственных наград. Мы с опаской на них не смотрели. Мы им поверили. Ведь любой из нас мог оказаться там. Они просто были обмануты. 

Руслан Алханов, министр внутренних дел Чечни, бывший начальник службы безопасности Ахмата Кадырова

 

Ахмат-Хаджи боролся за каждую жизнь, даже если эта жизнь находилась по ту сторону баррикад, в лесу. И это помогло спасти более 7 тысяч человек в ходе амнистии. Хотя ему было очень тяжело, когда по его инициативе амнистия была объявлена. Противников амнистии было много.

Тем не менее, решение было принято, и за те сроки, которые были отведены под нее, Ахмат-Хаджи сделал все, чтобы вызволить наибольшее количество людей. Впоследствии многие из них мужественно сражались против бандподполья, получали ранения, отдавали свои жизни.  

Альви Каримов, пресс-секретарь врио главы Чечни Рамзана Кадырова, в начале 2000-х годов - помощник Ахмата-Хаджи Кадырова.