6 августа 2014, 05:19

Двенадцатая Русско-турецкая война и геноцид армян в Османской империи

Российские кавалеристы в Тифлисе. 1914 год. Репродукция Фотохроники ТАСС
Российские кавалеристы в Тифлисе. 1914 год

Русско-турецкая война

Турция, или, как правильнее говорить, Османская империя вступила в Первую мировую войну позже других основных игроков на европейской политической арене. Решение поддержать Германию и Австро-Венгрию было принято осенью 1914 года. 29 и 30 октября турецкий флот обстрелял Севастополь, Одессу и Новороссийск. В ответ на это 2 ноября Россия объявила Османской империи войну. Так на Первой мировой открылся новый фронт – Кавказский. Зимой турки попытались начать на нем наступление, но потерпели сокрушительное поражение: большая часть турецких войск погибла в боях, замерзла насмерть или попала в плен.

Интересно, что начало войны с Турцией многие в России встретили едва ли не с большим воодушевлением, чем начало Первой мировой в целом. Причина этого заключалась в том, что с началом любой войны против Турции в России неизменно поднимался вопрос о «русском Царьграде». Печатные органы, поддерживавшие войну (их тогда называли «патриотическими») в те дни использовали именно такое название столицы Османской империи, а не официальное - Константинополь.

Мы даже обрадовались, что заодно разрешим и восточный вопрос…
Генерал-майор Анатолий Шеманский на страницах издания «Великая война в образах и картинах"

Конечно, желание России овладеть Константинополем, как и всегда, было не сугубо религиозным: власть над этим городом давала власть над вечной мечтой России: проливами Босфор и Дарданеллы, дававшими беспрепятственный выход в Средиземное море. Интерес России к проливам подстегивали и союзники по Антанте: в начале 1915 года Великобритания и Франция дали официальное согласие на их будущую передачу под власть России. «Патриотические» настроения были столь велики, что некоторые деятели высказывались за завоевание не только Константинополя, но и Святой земли. Один из лидеров черносотенцев - группы монархических националистических антисемитских организаций, названных в честь ополчения Кузьмы Минина, - митрополит Антоний (Храповицкий) говорил в 1914 году в одной из проповедей о «русском Царьграде»: «Но и этого мало. Невозможно могущественной России сносить, чтобы величайшая наша святыня – Господень Гроб, и Голгофа, и Вифлеем оставались в руках неверных магометан».

Желание овладеть Константинополем и проливами не ослабело у многих даже после Февральской революции, фактически развалившей российскую армию. Одним из самых горячих поборников этой идеи оставался лидер партии кадетов, министр иностранных дел в первом составе Временного правительства Павел Милюков, которого за это в шутку даже прозвали Милюковым-Дарданелльским.

В августе 1915 года командующим Кавказским фронтом был назначен бывший Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич. В январе 1916-го российские войска перешли в наступление. 3 февраля после пятидневного штурма армия генерала Николая Юденича взяла почти неприступную крепость Эрзерум, которая считалась ключом ко всей восточной Турции. Вслед за Эрзерумом через два дня пал Трапезунд (ныне Трабзон) на черноморском побережье – это почти 200 километров от нынешней границы Турции с Грузией.

Однако Брестский мир, подписанный в марте 1918 года, не только свел на нет все эти завоевания российских войск, но и обязывал Россию передать Османской империи Карс, Ардаган и Батум, которые принадлежали России и в которые в ходе войны не ступала нога турецкого солдата.

Геноцид армян в Османской империи

С Русско-турецкой войной в рамках Первой мировой связано событие, которое многие, зная о его существовании, не связывают напрямую с этим конфликтом. Речь идет о геноциде армян в Османской империи. Когда русская армия вступила на территорию Турции и одерживала победу за победой, это происходило в местах компактного проживания армян в Османской империи. Всего на момент начала Первой мировой войны в империи жили более двух миллионов армян. Отношение к ним всегда было негативным, однако когда турецкая армия стала терпеть непрерывные поражения, турки быстро нашли виноватых: армяне были христианами, а значит, союзниками православной России.

В 1915 году по всей территории Османской империи прокатились армянские погромы. Архиепископа города Эрзерум, который в феврале 1916 года возьмут российские войска, повесили, как и архиепископов еще трех городов, а архиепископа Диярбакыра и вовсе сожгли живьем. Паству этих священников попросту вырезали. Тех армян, которых не убивали, принудительно переселяли на север Месопотамии. Еще сотни тысяч бежали в Россию и на Балканы. Сотни армянских сел фактически исчезли с лица земли. К концу 1915 года из более чем двух миллионов армян, населявших империю до войны, в стране осталось лишь 600 тыс. В Трапезунде до войны жили 18,5 тыс. армян. Когда российские войска вошли в город, их встретили 460 человек.

После окончания войны турецкое правительство возложило ответственность за преступления против армян на партию «Единение и прогресс» и ее лидеров Энвер-пашу, Джемаль-пашу и министра внутренних дел Талаат-пашу, заявив, что эти люди «попадают в ряды самых великих преступников человечества».