Все новости
Блокада Ленинграда

Ледовый тыл Кронштадта. О Малой Дороге жизни

© Архив Морского музея Кронштадта
О Дороге жизни через Ладожское озеро, по которой шло в город продовольствие, а из города — вооружение и боеприпасы для фронта, известно многим. Но острова в Финском заливе, Кронштадт и Ораниенбаумский плацдарм, потерявшие сухопутную связь с Ленинградом, оказались в не менее суровом положении. Однако о Малой Дороге жизни, по которой со складов Лисьего Носа отправляли продовольствие на территории, отрезанные от Большой земли, и снабжали фронт топливом и боеприпасами, знают далеко не все

Вопрос жизни и смерти

Еще в мирное время — до и после войны — Кронштадт с материком связывала ледовая "государственная" дорога. Опыт ее обустройства был использован при создании зимних трасс на Ладожском озере и в Финском заливе — для кронштадтцев ледовые дороги были обычным делом на протяжении более чем двух с половиной столетий, с XVIII века по льду доставляли даже почту.

"До войны по льду ходили автобусы, грузовики, — рассказывает заведующий сектором Музея истории Кронштадта Евгений Кобчиков. — В принципе, этот опыт с лихвой был использован и в военное время. Хотя, конечно, отдельные вещи, связанные с массированным движением и изнашиванием ледовой трассы, оказались, что называется, новыми. Потому что такой интенсивности движения не было ни до, ни после войны. Это был вопрос жизни и смерти, а не просто транспортного снабжения".

Ледостав на Ладоге в 1941 году начался раньше, чем на Финском заливе. Территории в районе Петергофа были оккупированы немцами, откуда велись обстрелы острова Котлин. Правый берег реки Сестры занимали финны. Кронштадт, Ораниенбаум и острова в заливе оказались отрезаны от материка.

Немецкие орудия во время блокады Ленинграда Berliner Verlag/Archiv/picture alliance via Getty Images
Описание
Немецкие орудия во время блокады Ленинграда
© Berliner Verlag/Archiv/picture alliance via Getty Images

"Когда Ленинград был уже в блокаде, Кронштадт, Ораниенбаумский пятачок и многие острова — Сескар, Малый, Большой Тютерсы, Мощный (Лавенсаари), Ханко, где располагались советские гарнизоны, — оказались в двойном кольце блокады. Финский залив, который отделял их от Большой земли, образовал второе кольцо. Мы оказались в более тяжелом положении", — говорит директор Морского музея Кронштадта, автор-составитель альманаха "История Кронштадта" Владимир Шатров.

По словам историка, в начале блокады на Ораниенбаумском пятачке, в Кронштадте и на островах оказались отрезанными от Большой земли около 100 тыс. военных и гражданских. Встал вопрос обустройства ледовой трассы. Впоследствии в народе ее прозвали Малой Дорогой жизни.

Первая проходка

Так как немцы стояли в районе Петергофа, что позволяло им свободно обстреливать расположенный на другом берегу залива Лисий Нос, ледовую трассу через залив решили проложить так, чтобы Кронштадт прикрывал ее от обстрела.

Сначала обустроили базу снабжения войск в пакгаузах для хранения снарядов в Лисьем Носу. Эти склады построили еще в период Крымской войны 1853−1856 годов, когда город готовили к возможному наступлению английской эскадры.

Также к поселку вела хоть и заброшенная, но сохранившаяся с царских времен узкоколейка. Там было решено устроить базу для обеспечения продуктами питания и боеприпасами территорий, оказавшихся в двойном кольце блокады.

Дорогу жизни начали готовить с Ораниенбаумского пятачка, рассказывает Владимир Шатров. Но вода в заливе все никак не замерзала. Первый отряд разведчиков вышел на лед 22 ноября 1941 года. После них прокладывать маршрут по льду вышел отряд бойцов, которые скалывали льдины и делали проходы.

"Когда с залива дуют западные ветры, то из-за движущегося льда образовываются большие наносы — сугробы, из-за которых машины не могут пройти. И бойцы пытались делать дорогу ровнее. И все ждали, когда настоящие морозы ударят", — добавляет историк.

Только 17 декабря 1941 года, когда установился прочный лед, с Ораниенбаумского плацдарма через Кронштадт в сторону Лисьего Носа вышли первые 30 машин. К этому моменту Дорога жизни через Ладогу действовала уже почти месяц — с 22 ноября.

Однако вода еще выступала из-подо льда у берега залива. "Поэтому машины шли друг от друга на расстоянии 50−70 метров. Двери у них были открыты на случай, если провалятся, чтобы выпрыгнуть, — поясняет глава музея. — И пошли днем, невзирая на то что стояли немцы, потому что это был первый выход. Путь пустой транспорт прошел за шесть часов — это очень долго".

После погрузки в Лисьем Носу караван отправился в обратном направлении уже ночью. Чтобы он не сбился с пути, на берегу поставили автомобиль-маяк с включенными фарами.

Круглосуточная работа ледовой трассы

Расстояние ледового маршрута от Ораниенбаума до Лисьего Носа — 24 километра, Кронштадт был расположен посередине. Ежедневную работу этой Дороги жизни обеспечивали дорожные службы.

В блокадный период маршрут южной части ледовой дороги отличался от пути, действующего в мирное время. "Северная часть Дороги жизни шла к югу и востоку от расположения северных фортов и была прикрыта линией фортов от северного берега, занятого финскими войсками. Она примерно такой была до и оставалась после войны", — говорит Кобчиков.

Щитом ледовой трассы стали фортификационные оборонительные сооружения, возведенные на искусственных островах и побережье с 1704 года до войны 1914 года. С южной и северной сторон вокруг острова Котлин было построено около 20 фортов.

КПП Малой Дороги жизни в Кронштадте Архив Морского музея Кронштадта
Описание
КПП Малой Дороги жизни в Кронштадте
© Архив Морского музея Кронштадта

"Что касается южной части Малой Дороги жизни — от Кронштадта до южного берега, — в обычное, мирное время ледовая дорога шла на Ораниенбаум, на Ломоносов, — продолжает ученый. — А во время войны она шла западнее — в сторону Лебяжьего, Большой Ижоры, была отведена от южного берега, занятого немецкими войсками. Она шла в основном за линией фортов, которые могли прикрыть движение по этой трассе".

Кронштадтская дорога, как и ладожская, была оборудована специальными фонарями, которые имели узконаправленный луч. Они светили с берега и были хорошо заметны водителям автомашин, говорит Кобчиков.

Движение по Малой Дороге жизни осуществлялось днем и ночью, однако люди старались не рисковать и передвигаться только в темное время суток, учитывая погодные условия.

Чтобы максимально обезопасить движение, велись измерения при помощи прогибографа — прибора для регистрации колебаний льда и фиксации проблемных участков дороги.

"Осуществляли и постоянное наблюдение за минными полями, позициями стрелков и даже малокалиберной артиллерии. Кроме ледовой Дороги жизни, была еще ледовая оборона, которая насчитывала несколько десятков километров вокруг острова Котлин. Это то, что фактически обороняло от возможного прорыва противника по льду в сторону Кронштадта", — перечисляет Кобчиков.

По дороге ходили в основном легковые, полутора- и трехтонные машины, отмечает Шатров. Но были грузы и значительно тяжелее. По льду на Ораниенбаумский плацдарм проводили даже тяжелые танки (по традиционной классификации машины весом более 40 тонн считались тяжелыми, для примера: вес одного из самых распространенных тяжелых танков начала Великой Отечественной — КВ-2 — составлял 52 тонны — прим. ТАСС). 

Схема маршрутов Малой Дороги жизни Архив Морского музея Кронштадта
Описание
Схема маршрутов Малой Дороги жизни
© Архив Морского музея Кронштадта

Малая Дорога жизни — сеть дорог, которая также имела и второй маршрут. Он шел от Кронштадта до островов Сескар и Лавенсаари в восточной части Финского залива, где базировались советские гарнизоны.

Трасса протяженностью 75 километров начиналась от Шепелевского мыса на южном берегу и шла перпендикулярно другому маршруту ледовой дороги

"Так как трасса шла вдоль захваченных врагом земель, впереди колонны шел отряд разведчиков, за ним — аэросани, а затем уже шли наши машины, доставлявшие продовольствие и боеприпасы", — рассуждает историк. 

Как младший брат защищал старшего

Кронштадт с начала блокады стал тыловым щитом флота Ленинграда. Военно-морская база, расположенная на острове, обеспечивала морскую и противовоздушную оборону. На Кронштадтском морском заводе ремонтировали корабли, подводные лодки и катера, боевую технику, производили оружие для фронта. Но ситуация в Кронштадте, особенно с продовольствием, в годы блокады была еще более тяжелой, чем в Ленинграде.

"Кронштадт оставался в тени Ленинграда. Здесь хранились и боеприпасы, и продовольствие для всего Балтийского флота. Большая часть кораблей ушли с острова в Ленинград. Перевезти отсюда должны были и войска, и население, чтобы не перегружать маленький Кронштадт со своими небольшими возможностями", — рассказывает Кобчиков.

Большая часть кораблей вместе с припасами ушли с острова в Ленинград Berliner Verlag/Archiv/picture alliance via Getty Images
Описание
Большая часть кораблей вместе с припасами ушли с острова в Ленинград
© Berliner Verlag/Archiv/picture alliance via Getty Images

После этого решения, когда стало известно о проблемах доставки продовольствия в блокадный город, Кронштадт отдал в Ленинград продуктовые запасы, рассчитанные на три года.

"Мы их отдали с расчетом, что сможем вывезти горожан, оставив только тех, кто смог бы обеспечивать работы основных предприятий, которые поддерживали обороноспособность флота, — это касалось Морского завода, 52-го артиллерийского ремонтного завода, топливных, минных, торпедных складов — того, что включает в себя понятие "арсенал". Мастеров, инженеров-гражданских, работавших на военных предприятиях, эвакуировать не предполагалось. Они должны были полностью обеспечивать работу предприятий. Предполагалось перевезти все мирное население, в первую очередь женщин и детей", — описывает события историк.

Увы, этим планам сбыться было не суждено. Не удалось завершить даже первый период эвакуации населения Кронштадта.

Даже первый этап эвакуации населения Кронштадта завершить не удалось Архив Морского музея Кронштадта
Описание
Даже первый этап эвакуации населения Кронштадта завершить не удалось
© Архив Морского музея Кронштадта

"По существующим данным, к зиме 1941 года на острове оставалось порядка 18 тыс. граждан, можно еще прибавить примерно 20−26-тысячный гарнизон — военные на кораблях, в воинских частях. Из гражданских около 5 тыс. первую блокадную зиму не пережили, включая женщин и детей. Это последствия того, что не смогли реализовать полностью план по эвакуации мирного населения, не задействованного в обороне города и в работе оборонных предприятий".

В тяжелом положении оказались и воинские части, расположенные на фортах, а также Ораниенбаумский плацдарм, которые ранее снабжались продовольствием с кронштадтских складов. Блокадный паек для детей, оказавшихся в двойном кольце блокады, был меньше ленинградской нормы на 25 граммов.

"В ноябре детям выдавалось 100 граммов хлеба — даже меньше, чем в Ленинграде. А 125 граммов здесь получали бойцы отдельной зенитной роты — молодые парни, здоровые мужики, которые сидели в окопах в ожидании возможного десанта противника, были в готовности вступления в бой, — они получали 125 граммов хлеба, как дети блокадного Ленинграда. Этот факт малоизвестный и практически неизученный", — делится научный сотрудник.

На протяжении всех 872 блокадных дней Малая Дорога жизни обеспечивала снабжение войск и питание для Ораниенбаума, Кронштадта и островов в заливе. Трасса также помогла поставить победную точку в битве за Ленинград и освободить город от фашистской блокады — именно по ней отправили 2-ю ударную армию, принявшую участие в прорыве блокады 18 января 1943 года.

Большая группировка солдат была переброшена по льду в 1944 году на Ораниенбаумский плацдарм для участия в наступательной операции "Январский гром", в ходе которой войска Ленинградского фронта отбросили противника на расстояние 60−100 километров, окончательно освободив город от вражеской осады.

Военный мемориал "Малая Дорога жизни" в Кронштадте Наталья Юсупзянова/ТАСС
Описание
Военный мемориал "Малая Дорога жизни" в Кронштадте
© Наталья Юсупзянова/ТАСС

"Малая Дорога жизни помогла выжить жителям Кронштадта, Ораниенбаумского пятачка, островам. И в 1944 году этот плацдарм через нашу трассу, по которому шли войска, помог разбить врага под стенами Ленинграда. Это главное значение ледовой переправы. Так младший брат Ленинграда — Кронштадт — защищал старшего, — резюмировал Владимир Шатров. — Сейчас о ледовой трассе напоминают мемориалы, установленные на берегах Большой Ижоры, Кронштадта и в Лисьем Носу. У обелиска на кронштадтской улице Восстания участники молодежных общественных организаций регулярно проводят акции памяти".

Наталья Юсупзянова