Все новости
Чум, милый чум:
Чум, милый чум:
Чум, милый чум:
Чум, милый чум:
Чум, милый чум:

Чум, милый чум: эвенк в Приамурье построил для туристов традиционное жилье в тайге

Сергей Никифоров
© Екатерина Киселева/ТАСС
Житель села Ивановское на севере Амурской области Сергей Никифоров возвел в глухой тайге чум, чтобы знакомить туристов с культурой и бытом этого народа. Первые экстремалы уже оценили плюсы и минусы таежной романтики, переночевав в чуме в 50-градусные морозы. В составе группы была и корреспондент ТАСС

"Традиции нужно сохранять"

Сергей Савельевич — один из немногих, кто пытается сохранить традиции эвенков, передать новому поколению знания своего народа и в том числе показать, как построить традиционное жилище таежных кочевников — чум.

За последние десятилетия это сооружение, которым люди пользовались веками, утратило свою популярность. С приходом новых технологий кору деревьев стали заменять брезентом, а костер — печью. Но чаще всего современные эвенки используют для ночлега в тайге палатку, купленную в магазине.

Таежный дом Никифоров собрал в глухой тайге в нескольких километрах от родного села Ивановское. В этом поселении на самом севере Приамурья живут около 260 человек, большинство из них — эвенки. Однако эвенкийский язык знают лишь единицы, традиционными промыслами — охотой, сбором ягод и оленеводством — занимаются далеко не все, а с культурой и традициями знакомятся разве что в школе.

"Традиции нужно сохранять, — уверен Сергей Савельевич, которому в прошлом году исполнилось 52 года. — Но даже наше поколение спрашивает себя: "Зачем?" Я отвечаю: "Вы каждое утро в зеркало смотрите и кого там видите — американца, что ли? Русского? Украинку? Нет!" — говорит Никифоров, объясняя, что потеря традиций ведет к утрате самоопределения.

Чтобы сохранить культуру эвенков, Сергей Савельевич по крупицам собирает лингвистические знания, выведывает у старшего поколения "таежные" способы выживания. В том числе для этого он и построил деревянный чум. Необычное жилище уже заинтересовало местную молодежь и туристов: экстремалы из Благовещенска еще летом договорились с ним, что обязательно переночуют в этноапартаментах, но пандемия, новогодние праздники и другие обстоятельства сдвинули эксперимент на более поздний срок.

Дожить до рассвета

Эвенки называют такое жилище "угдан". Никифоров укрыл его среди деревьев-исполинов почти в десятке километров от Ивановского. Место выбрано не случайно: неподалеку родник с водой, есть деревья для строительства и для костра. И если летом до этих мест нужно добираться пешком, то зимой в помощь вездеходы, которые по просьбе хозяина "оседлали" его друзья и доставили туристов к месту ночевки.

Сергей Савельевич говорит, что после пятидесяти жизнь только начинается. Все в ответ улыбаются, потому что понимают — речь не о возрасте, а о температуре, которая даже к полудню действительно едва превышает утреннюю отметку в 50 градусов ниже нуля. Чтобы не замерзнуть, туристы начинают двигаться: разжигают костер, заготавливают дрова, очищают чум от снега, устанавливают рядом свою брезентовую палатку с печкой, так как перспектива переночевать в чуме греет не всех.

"Основа чума — это кора деревьев, заготовленная в период, когда пошел сок, то есть в конце мая — середине июня. В другое время она плохо отделяется и уже становится непригодной. Кроме того, используются мох и кожа сохатого (оленя — прим. ТАСС) для перетягивания жердей", — перечисляет строительные материалы Сергей Никифоров. Это, отмечает он, летний вариант чума. К зиме его надо было бы утеплить вторым слоем коры и накрыть оленьими шкурами.

Около шести вечера зимнее солнце прячется за сопкой, а туристы в чум. "Ну что, начинается реалити-шоу "Дожить до рассвета", — шутит эвенк.

Внутри жилища потрескивает костер, его развели в центре. Пока все рассаживаются по кругу, Сергей Савельевич делится еще одним лайфхаком — как из деревянного бруса, мха и сала сделать свечу, "жирник", как он ее называет. "Все это — наши профессиональные навыки, которые помогали выживать в тайге", — заключает он.

У каждого туриста есть спальный мешок, но внутрь них в ту ночь так никто и не залез. Не снимая пуховиков, ватных штанов и обуви, легли на оленьи шкуры, которые из-за структуры волос обладают большой теплопроводностью, спальниками укрывались. Несмотря на огонь, температура в таежном жилище была чуть теплее, чем на улице. "Жить нельзя, выживать — можно", — говорит Сергей Савельевич, проснувшись около полуночи, чтобы сменить дежурного, следящего за костром.

Интерес эвенков

Утром вспоминаются слова жительницы Ивановского Елены Тимофеевой, у которой побывали накануне отъезда в тайгу. Глядя на нас, она с усмешкой сказала: "Сумасшедшие люди!" А потом рассказала, что и сама поклонница тайги: с детства кочевала вместе с родителями по лесам, а в школьные годы убегала после уроков в лес за состоянием, которое сейчас бы назвали "релакс". По словам Тимофеевой, законы тайги научили ее многому, например — не лениться. Но, несмотря на такую любовь к природе, она бы не стала ночевать зимой в чуме.

Однако все, кто решил "дожить до рассвета" в эвенкийской "квартире", утром смогли поставить галочки в списке желаний. "Интересуясь эвенками, мы подогреваем интерес эвенков к самим себе", — считает участник эксперимента, заместитель руководителя федерации мультиспорта Амурской области "Амурбайк" Роман Шабанов.

С ним согласен и Сергей Никифоров. Он добавляет, что для популяризации национальных промыслов — оленеводства и охоты — традиции их ведения нужно адаптировать к современным реалиям. "Фермеры же смогли приспособиться, используя современную технику, гаджеты. Так и оленеводы могут пасти оленей, используя спутниковую связь и дроны. Это наша цель", — заключает он.

По предварительной оценке, срок долговечности построенного чума — не менее пяти лет. Однако после проведенного эксперимента Сергей Савельевич понял, что жилище нужно утеплить мхом и оленьими шкурами и обязательно сделать выше, чтобы дым от костра не задерживался внутри. Сейчас же гостям приходилось передвигаться внутри на корточках: чуть привстанешь, и дым режет глаза.

С туристами эвенк не прощается, приглашает вернуться летом, надеется, что интерес к чуму будет и у других путешественников, в том числе иностранных.

Екатерина Киселева ​​