Все новости
Полет для дельфина.
Полет для дельфина.
Полет для дельфина.
Полет для дельфина.
Полет для дельфина.

Полет для дельфина. Как сочинские активисты спасают животных даже за границей

© Валерий Шарифулин/ТАСС
Три дельфина — Рокки, Лана и Кася — сейчас живут в неволе, для дельфинариев их незаконно отловили браконьеры. Чтобы вернуться в естественную среду обитания, им нужна настоящая реабилитация — заново учиться ориентироваться в море, общаться друг с другом и самостоятельно добывать пищу. Еще нужны деньги: одного из будущих подопечных надо привезти из Ирана в Сочи, где готовится к открытию специальный вольер. Рассказываем, как живут млекопитающие со сложной судьбой

Научно-экологический Центр спасения дельфинов "Дельфа" работает в Сочи с 2018 года. Всего три года, но за это время удалось спасти 20 дельфинов из рыбацких сетей, семерым тяжело больным китообразным оказать паллиативную помощь. Как говорит руководитель центра Татьяна Белей, сейчас центр планирует взять на реабилитацию троих новых подопечных.

Самолет для дельфина

Один из них — черноморская афалина Кася. Дельфин живет в Иране, куда шесть лет назад его незаконно продали для выступления перед зрителями. Владелец готов отдать дельфина бесплатно, но для авиаперевозки Каси на реабилитацию в Сочи требуется около $50 тыс. Большую часть средств готова предоставить итальянская природоохранная организация, остальное активисты собирают на краудфандинговых платформах.

"Сейчас мы ищем оставшуюся сумму на перелет Каси, занимаемся подготовкой места и оформлением всех необходимых документов. Росприроднадзор в данном случае выразил официальное согласие на передачу нам афалины для проведения реабилитации", — рассказала руководитель центра Татьяна Белей.

Руководитель Центра "Дельфа" Татьяна Белей Катерина Осипова/Центр "Дельфа"
Описание
Руководитель Центра "Дельфа" Татьяна Белей
© Катерина Осипова/Центр "Дельфа"

Еще двух дельфинов — Рокки и Лану — четыре года назад браконьеры выловили по заказу дельцов для продажи в дельфинарий. Эту преступную группу поймали, дельфины были конфискованы по решению суда.

"Конфискованные дельфины, согласно закону, должны передаваться только в государственные учреждения, но реабилитацией и выпуском китообразных никто из них не занимается. Не видя другого выхода из ситуации, дельфинов передавали обратно в дельфинарии, но это плохая практика — вместо восполнения популяции афалин в Черном море дельфины так и оставались в неволе", — пояснила Татьяна Белей.

То же самое получилось с Рокки и Ланой — с тех пор они находятся в дельфинарии, так как после всех судов был сделан вывод, что выпускать их в природу уже нельзя. Однако специалисты Центра "Дельфа", опираясь на международный опыт реабилитации и выпуска китообразных, считают, что четыре года — это небольшой срок и эти дельфины хорошо перенесут реабилитацию для возвращения их в природу.

За год активистам при помощи депутата Госдумы Светланы Бессараб удалось добиться от властей принятия решения о необходимости реабилитации и выпуска в естественную среду обитания Рокки и Ланы. "Дельфа" предлагает организовать этот процесс в соотвествии с международными стандартами.

Новая жизнь в море

Реабилитация дельфинов — процесс сложный и затратный. Для каждого подопечного программа разрабатывается индивидуально, в зависимости от того, насколько дельфин готов к морю после жизни в неволе.

Основное требование для успешной реабилитации — она должна проходить в море, в защищенном просторном вольере, чтобы дельфин смог полноценно адаптироваться к морским условиям и восстановить форму. Но это не все. Необходимо обогатить подводную среду различными стимулами.

Татьяна Белей и волонтеры на тренинге по оказанию помощи дельфинам Центр "Дельфа"
Описание
Татьяна Белей и волонтеры на тренинге по оказанию помощи дельфинам
© Центр "Дельфа"

"Подневольные дельфины, в отличие от диких, проводят большую часть времени на поверхности, а не под водой, ведь в бассейнах у них просто голые стены и больше нет совсем ничего интересного, все развлечения в виде тренеров с рыбой или мячиками происходят на поверхности. Поэтому важно переориентировать реабилитируемых китообразных на подводное поведение", — объясняет Татьяна.

Также дельфину нужно вспомнить, как он добывал себе пищу, будучи на свободе. Чтобы разорвать связь, что человек — это поставщик еды, необходимо организовать бесконтактную подачу живой рыбы, за которой придется погоняться. Со временем дельфины привыкают добывать себе пропитание, восстанавливаются эмоционально и физически.

"Реабилитация в среднем занимает несколько месяцев, но все индивидуально — кто-то, может быть, готов сразу, кому-то потребуется больше времени на реадаптацию", — уточнила Татьяна Белей.

О любви к китообразным

Изучать вопрос реабилитации дельфинов Татьяна Белей начала в процессе съемок документального фильма "Рожденные свободными", который рассказывал о закулисье дельфинариев.

Тогда, признается Татьяна, зародилась мечта освободить каждое заточенное китообразное. Отправной точкой в создании центра стало решение спасти двоих дельфинов — Зевса и Дельфу, которых поймали браконьеры и содержали в бассейне прямо в силосной яме.

Дельфины в Черном море Анастасия Сердюк/Центр "Дельфа"
Описание
Дельфины в Черном море
© Анастасия Сердюк/Центр "Дельфа"

Несмотря на то, что активистам удалось добиться их перевода в морской дельфинарий, спасти их не удалось. В честь одного из них и назвали центр реабилитации. С момента, когда "Дельфа" только появилась в Сочи, их идея захватила Черноморское побережье Краснодарского края.

На сегодняшний день центр обучил оказанию помощи дельфинам более 800 человек, у "Дельфы" около 80 активных волонтеров из разных прибрежных городов. Проблема с гибелью китообразных сегодня стоит довольно остро — это связано с активным рыбным промыслом, из-за которого дельфины погибают в сетях, а также с загрязнением моря, что приводит к серьезным заболеваниям морских млекопитающих.

Но специалисты не устают повторять: не нужно трогать дельфина, если он заплыл на мелководье, в том числе пытаться вытолкнуть его обратно на глубину.

"Если дельфин оказался у кромки воды, практически не шевелится или совершает судорожные движения — значит, он ослаблен или тяжело болен и просто не в состоянии самостоятельно находиться на глубине. Поэтому нельзя выталкивать или отвозить такого дельфина в море — хотя именно это все и пытаются сделать прежде всего, так как срабатывает стереотип — дельфин заблудился или случайно попал на мель", — объясняет руководитель "Дельфы".

Татьяна Белей (в центре) во время обучения волонтеров Центр "Дельфа"
Описание
Татьяна Белей (в центре) во время обучения волонтеров
© Центр "Дельфа"

Ослабленный дельфин также может быть опасен для человека — есть инфекции, которые передаются как от человека к животному, так и наоборот. Также возможна ситуация, что животное, защищая себя из последних сил, может сильно ударить или укусить.

Поэтому нужно не трогать его, а сообщить на горячую линию центра. По этой же причине активисты вместе с представителями законодательной власти прорабатывают инициативу, которая должна запретить использование дельфинов не только в представлениях, но и в "дельфинотерапии".

"Это позволит убрать ряд услуг из дельфинариев, а также защитит детей с ограниченными возможностями от "дельфинотерапии", которую Минздрав России не признает лечебной услугой", — пояснила депутат Госдумы от Краснодарского края Светлана Бессараб. 

Кроме того, вода в случае, если дети находятся в ней одновременно с дельфинами, должна быть обработана специальным составом. Проверить, соответствует ли она санитарным нормам, не всегда возможно. 

"К тому же дельфин может проявить агрессию в таких случаях, ведь для них купание с людьми — тяжелая работа", — добавила она.

Екатерина Алексина

Теги