Все новости
Есть ли жизнь после анорексии.
Есть ли жизнь после анорексии.
Есть ли жизнь после анорексии.
Есть ли жизнь после анорексии.
Есть ли жизнь после анорексии.

Есть ли жизнь после анорексии. Что делать родителям, если их ребенок хочет быть худым

© Алексей Дурасов/ТАСС
Врачи этой клиники про свои заслуги не сказали ни слова, на преимущества лечения указывают факты: с диагнозом "нервная анорексия" сюда приезжают из Калмыкии, республик Северного Кавказа, других регионов Южного федерального округа и даже из-за границы — Белоруссии и Казахстана. Поговорили с пациентами и врачами Астраханской областной клинической психиатрической больницы, чтобы попытаться понять, что должно обеспокоить родителей и как вовремя заметить тревожные сигналы

"Я не знаю как, но я тебя спасу"

С этих слов, которые когда-то сказала Виктория своей 16-летней дочери Алене (здесь и далее имена героев изменены), начался и наш разговор с мамой пациентки. Три года назад ее дочь переболела анорексией — при росте 165 сантиметров на пике заболевания 13-летняя девочка весила всего 34 килограмма.

"Изменения у своего ребенка я начала замечать очень поздно, к сожалению, где-то за полгода она постепенно сбрасывала вес. Я особо не обращала внимания, но когда она похудела совсем, я подумала, что она чем-то заболела, и начала обследовать ее у врачей. Диагноз прозвучал как гром среди ясного неба, я ожидала всего, но не этого. Именно тогда я посмотрела, что сделала с ней болезнь, ее кисть была настолько тонкая, что я боялась взять ее за руку, потому что был большой риск сломать ее. Тогда у меня была одна мысль — доча, я не знаю как, но я тебя спасу", — поделилась с нами Виктория.

По ее словам, в течение полугода в "битве за дочь", у которой за время заболевания отказывали и почки, и сердце, они дважды лежали в реанимации детской больницы, ездили в Москву для лечения гипнозом, неоднократно обращались к астраханским специалистам, которые им очень помогли.

Мама Алены признается, что сегодня отголоски той беды еще ощущаются. Иногда дочка капризничает по поводу еды, то не хочу, это не буду, но помня все, что она пережила, возвращаться "туда" ей совсем не хочется.

"Худела-худела и перестала есть совсем"

Мама 14-летней Вари Анна Петровна очень хотела от дочери значимых успехов в спорте — девочка профессионально занималась гимнастикой. При этом требовался максимум по всем фронтам — помимо обязательно золотых медалей в спорте, дочка должна была быть отличницей в школе, ежедневно наводить чистоту и порядок в своей комнате, "быть первой всегда и во всем".

Так как спорт практически всегда предусматривает ограничения в еде, мама не сразу заметила у девочки резкое колебание веса. 

"Она худела и худела, а потом перестала есть совсем", — вспоминает Анна Петровна.

Когда дочка упала в обморок прямо во время гимнастических занятий, стало ясно, что необходима медицинская помощь.

"Мы обратились к врачам, диагноз "анорексия" подтвердился. Впереди нас ждало больше полугода лечения, где было все — скитание по больницам, бесконечные капельницы, уколы".

Болезнь сказалась на общем состоянии девочки, гимнастику пришлось оставить по медпоказаниям.

"Когда такое случается с твоим ребенком, понимаешь, что нет ничего важнее здоровья, а все остальное — наносное — мы придумываем себе сами, чтобы за счет ребенка оправдать свои неуспехи в жизни", — с горечью говорит сейчас мама Вари.

Число пациентов растет

Нервная анорексия — это не отсутствие аппетита, а осознанное самоограничение в еде или даже полный отказ от нее. Непосредственным пусковым механизмом к возникновению расстройства пищевого поведения, по словам детского психиатра, заведующей детским психиатрическим отделением Астраханской областной клинической психиатрической больницы Елены Денисовой, может являться любой стрессовый фактор, который не относится непосредственно к еде.

"Это может быть и ссора с родителями, и ссора с друзьями, и неудача в учебе, полученная двойка, например. Насмешки одноклассников по поводу веса и внешности, их замечания — "у тебя толстые щеки", "оттопыренные уши", "ты неуклюжая". Причиной могут быть и неосторожные высказывания взрослых, ограничения в спорте или в других значимых для подростков занятиях, в которых они не могут быть задействованы из-за повышенного веса", — сообщила Денисова.

По словам Денисовой, за последние десять лет наблюдается рост заболеваемости. С первыми жалобами дети вместе с родителями в основном обращаются амбулаторно в поликлинику. Лечение в стационарных условиях проводится только в тех случаях, когда метаболические нарушения, возникшие вследствие болезни, угрожают жизни и здоровью ребенка, а лечение дома не приносит результата.

Предварительно состояние ребенка оценивается психиатром, педиатром, неврологом, психологом, диетологом, гастроэнтерологом. Определяется индекс массы тела, индивидуально рассчитывается суточная норма потреблений калорий, назначается высокобелковая диета.

Обязательно оценивается семейная обстановка, в которой живет ребенок, — родители приглашаются на неоднократную беседу с психологом. Пациентам проводится комплексная психофармакотерапия с применением нейролептиков и антидепрессантов.

"В обществе преобладает пропаганда худобы как эталона красоты, что активно популяризуется в СМИ, а также на различных интернет-площадках и в социальных сетях. Наиболее подвержены влиянию культуры подростки. Ранее основной группой риска считали девочек, но мальчики также страдают от расстройств пищевого поведения", — отметила Елена Денисова.

По статистике, на десять девчонок двое ребят

"Анорексией чаще страдают девочки, чем мальчики, в процентном соотношении это 80/20, то есть на десять девочек у нас приходится два мальчика. Как правило, это девочки пре- и пубертатного возраста (13−18 лет) и молодые женщины (19−24 года). Юноши страдают расстройствами пищевого поведения гораздо реже, и, как правило, это личности с достаточным интеллектом, чертами повышенной чувствительности, тревожностью, незрелостью, неустойчивой или пониженной самооценкой. Если анорексия проявляется у юношей, то это может свидетельствовать о неблагоприятном течении заболевания и дебюте шизофрении", — подчеркнула Денисова.

По словам доктора, минимальный возраст заболевания анорексией в ее практике наблюдался у десятилетнего мальчика. 

"Неблагоприятная семейная обстановка — это дополнительный стрессовый фактор, который может спровоцировать заболевание. Могу добавить, что иногда в таких семьях придается повышенное внимание питанию. Например, ребенок плохо набирал вес в раннем детстве, и его всеми силами закармливали, стремясь, чтобы он компенсировал дефицит веса. В стационар дети возвращаются редко, всего был один такой случай, но девочка вернулась не только с нарушением пищевого поведения, но и со всем букетом своих тревог, страхов, опасений вследствие сохранившейся неблагоприятной обстановки в семье", — рассказала Елена Анатольевна.

Виноваты семья и родители

Работа с родителями пациентов, неоднократные встречи с ними — особая задача специалистов. Необходимо выявить проблемы и постараться помочь родителям их решить. 

"Это может быть обстановка в семье по схеме "деспотичная мать" — "слабый отец" или когда есть общие нелады между родителями. Часто причина в противоречивом воспитании: если, например, один родитель предъявляет к ребенку повышенные требования, а второй — мягкий и многое позволяет. Бывает, оба родителя деспотичные и требовательные, ребенок не может выполнить все их требования и чувствует свою вину перед ними", — подчеркнула психиатр.

Например, мама, которая требует от своего ребенка отличной учебы, обязательно золотых медалей в спорте, опрятности в одежде, наведения порядка в квартире. К дочери или сыну предъявляются повышенные требования по всем показателям в его жизни. Ребенок где-то не справлялся, испытывал от этого чувство постоянного опустошения, за этим следовали депрессивные мысли, за которыми — самонаказание и недовольство собой, которое выражалось в страхе поправиться и в недовольстве своей фигурой, рассказала Денисова.

"Когда не было пандемии, мы работали более расширенно с родителями пациентов — наша задача сориентировать их, чтобы они продолжили начатое лечение дома, эта работа достаточно длительная. Анорексия — заболевание хроническое, склонное к рецидивам. Из щадящего режима в стационаре пациенты часто возвращаются в прежнюю семейную и социальную обстановку. Поэтому важно продолжать лечение, занятия с психологом и после выписки из больницы", — подчеркнула Денисова.

Она также добавила, что не надо предъявлять к ребенку завышенных требований, всегда ориентироваться на его способности, на его возможности, ребенку надо помогать.

"Помогать не значит делать все за него — это разные вещи. Помогать и всегда ему говорить, что я твоя защита, я твой тыл, мы сделаем это вместе, если у тебя не получается, и ориентироваться все-таки на желания ребенка! Если родители требуют, надо все-таки поинтересоваться, а хочет ли этого сам ребенок, и, если у ребенка категорический отказ, поискать альтернативу его занятиям. На ребенка надо обращать как можно больше внимания, им надо заниматься, чем больше вы знаете о своем ребенке, чем больше вы в курсе его жизни, тем меньше причин у него заболеть любым заболеванием, не важно, будь то нервная анорексия или любое другое невротическое состояние", — настоятельно рекомендует родителям Елена Денисова.

Если вянут цветы

Первые признаки заболевания анорексией, которые перечислила специалист, — это отказ ребенка от еды и немотивированная потеря веса при отсутствии протекания хронических и острых заболеваний. Ребенок в целом соматически здоров, а родители замечают, что он похудел, побледнел, перестал есть вместе со всей семьей.

"Родителей должен насторожить обнаруженный во время уборки где-то кусок еды в квартире, в той комнате, которая не имеет отношения к принятию пищи. Бывает, ребенок прячет несъеденную еду, говорит маме, что съел, а сам — в цветок вылил. Поэтому погибшие комнатные цветы должны насторожить, вдруг начал вянуть цветочек — а там следы борща. Дети начинают прятать или выливать еду, начинают выбирать — вот это я не ем, это вредно. Начинают интересоваться различными системами питания, калоражем блюда, мониторят сайты о похудении, выбирают виды диет", — рассказала врач-психиатр.

Специалист не устает повторять, насколько важна обстановка в семье, — дети замечают любые семейные ссоры, неурядицы — все это отражается на их складе характера, а потом выливается в те или иные нарушения. В 90% случаев при госпитализации детей родители плачут и не понимают, что ребенок стал жертвой неблагоприятно сложившихся семейных отношений, возлагая всю вину на ребенка или друг на друга.

"Я хочу призвать родителей в таких случаях, если у ребенка началось любое невротическое состояние, — пересмотрите себя, не надо говорить: мы тут вообще ни при чем, это он сам. Для успеха лечения исправлять надо не только ребенка, но и родителей. И ни в коем случае нельзя бояться обращаться к психиатру. Не надо прятать проблему, не надо пытаться решить это кардинально: посадили и большой ложкой напихали еду — ешь. Это проблему не решит. Наоборот, ее надо в зачатке начать решать вместе с квалифицированными специалистами, и чем раньше, тем лучше", — уверена Денисова.

Мария Соловьева