Все новости

"Мы не загоняли суда в такие ситуации, из которых их нужно было спасать"

Сергей Фролов — ледовый разведчик, прошел тысячи миль в полярных экспедициях. Сейчас он разрабатывает прибор, измеряющий толщину морского льда, и внедряет беспилотники в практику морских проходов
Сергей Фролов Личный архив Сергея Фролова
Описание
Сергей Фролов
© Личный архив Сергея Фролова

Сергей Фролов изучает Арктический бассейн уже 34 года. Экспедиционную работу он сочетает с аналитической, и даже хобби у него — арктические: полярная история и коллекционирование литературы на эту тему.

Результаты работы Сергея Фролова и его коллег даже запечатлены в памятнике "Покорителям Арктики" в Мурманске: "Российское транспортное судно "Академик Федоров" экспедиции "Арктика-2005" впервые достигло Северного полюса без сопровождения ледокола". Этот рекорд до сих пор не побит.

Сергей Фролов родился в Тамбове, вырос в Казани, но история его рода неразрывно связана с Петербургом. С момента окончания географического факультета Ленинградского университета в 1985 году он работает в лаборатории изучения ледового плавания Арктического и антарктического научно-исследовательского института Росгидромета, с 2000 года заведует лабораторией.

Продвигались-продвигались и дошли

На вопрос о том, как ему удалось начать новую страницу в освоении Арктики, Сергей Фролов отвечает сдержанно. "Бить рекорды задачи не было. У нас была практическая цель: в 2005 году надо было снять со льда дрейфующую станцию "Северный полюс — 33", и маршрут "Академика Федорова" проходил через район Северного полюса. Нас должен был вести атомный ледокол "Арктика", но он почему-то задерживался, мы решили продвигаться вперед, пока дорога позволяла. Продвигались-продвигались и дошли", — говорит он.

Научно-исследовательское судно "Академик Федоров"  НИИ Арктики и Антарктики/ТАСС
Описание
Научно-исследовательское судно "Академик Федоров"
© НИИ Арктики и Антарктики/ТАСС

Это получилось благодаря "грамотному научно-оперативному гидрометеорологическому обеспечению и опыту судоводителя". Где "ледок потоньше, поровнее, где больше разводий, где меньше торосов", там и шли. "Если вы нарисуете маршрут движения судна во льдах, то увидите: по прямой суда двигаются только по чистой воде, а во льдах движение имеет сложные траектории, — поясняет ученый. — Интересна работа, когда ты делаешь то, что еще никто никогда не делал. Мы просто использовали знания и опыт".

Увлечь одной лекцией

В детстве он мечтал о море, зачитывался книгами Жака Ива Кусто, Тура Хейердала. "Наверное, все дети через это проходят, — уверен ученый. — Потом узнал, что есть такая наука — океанология, поступил в Ленинградский университет на кафедру океанологии. Считаю большой своей удачей, что учился в университете именно в это время. У нас были преподаватели, которые могли увлечь на всю жизнь одной лекцией, многие лекции помню и сейчас. 

Сергея Фролова Личный архив Сергея Фролов
Описание
Сергея Фролова
© Личный архив Сергея Фролов

Сейчас Сергей Фролов сам преподает в Гидрометеорологическом университете. Свою работу оценивает нетривиально: по числу спящих студентов. "Сейчас студенты сложные стали, — говорит ученый. — Приходит 25 человек, хорошо, если трое-четверо слушают, а остальные — в гаджетах сидят. Стараешься шутками и прибаутками расшевелить их. Смотришь, к концу лекции уже половина слушает. Недавно читал лекцию — спал только один".

Арктический и антарктический институт, где ученый работает уже больше 30 лет, стал для него вторым университетом — уже практическим. Он считает это огромной удачей. "Мне здесь все нравится, просто не объяснишь! Интересно то, чем занимаюсь, как с научной, так и с практической точки зрения. Составлять рекомендации по проводке судов через льды очень ответственно, но и интересно: ты сразу видишь, как пароход идет по твоим рекомендациям, попал — не попал на разводье, идет нормально — ты доволен", — говорит ученый. 

Коллеги с именем Фролова связывают новые реалии работы в Арктике: "Эпоха героизма сменилась эпохой профессионализма". "Тяжелые плавания были, но сказать "спасли" — нет, нельзя, — говорит Сергей Фролов. — Потому что мы не загоняли суда в такие ситуации, из которых их нужно было спасать. Это говорит только о том, что мы нормально работаем. Любой героизм, аварийная ситуация означает, что где-то была чья-то недоработка".

Ученый всегда рад сменить рабочий стол аналитика на вертолет или капитанский мостик. "В экспедициях получается уйти от рутины. Меняешь вид деятельности, и голова прочищается. И когда потом возвращаешься к компьютеру, очень помогает экспедиционный опыт: то, что ты знаешь каждый пароход, знаешь менталитет судоводителей, капитанов — непосредственных потребителей твоей информации", — рассказал ученый. Многие капитаны — его хорошие знакомые, приятели, десятки лет работают с Фроловым над проводкой судов во льдах.

Пионерские решения

То, что связь с капитанами необходима, Фролов и его коллеги стараются объяснить молодым сотрудникам. "Глаза горят пока. Наша задача — поддерживать это горение каким-то способом, например, с помощью экспедиционной работы, ведь в экспедициях гораздо быстрее учишься", — говорит Сергей Фролов.

А глазам молодых ученых есть от чего загореться. Например, здесь разработали судовой телекомплекс, который позволяет вести подробную ледомерную съемку по ходу движения судна и получать десятки тысяч измерений толщины льда во время одного рейса. "Мы получили патент, проводим эксперименты, видим, как меняется толщина льдов. От визуальных наблюдений пора уходить, это субъективно", — говорит Сергей Фролов.

У прибора не только практическая польза, но и поразительные результаты в фундаментальной науке. Например, у биологов благодаря совместному эксперименту сломалось представление о подледной жизни в северной полярной области. "Биологи не ожидали, что на нижней поверхности льда в районе Северного полюса мы обнаружим такое количество каротиноидов (продуктов жизнедеятельности бактерий — прим. ТАСС)", — рассказал он.

Предложение использовать для ледовой разведки беспилотные летательные аппараты тоже родилось в лаборатории Сергея Фролова. "Это менее затратно по сравнению с вертолетом. Вертолет — это экипаж, место базирования, погода, топливо. А беспилотник менее зависим. Поменял аккумулятор — и запускай снова, хоть круглые сутки. Дальность полета постепенно увеличивается. Появляются модели, которые способны пролететь чуть ли не через всю Арктику", — говорит ученый.

Говорящая полиграфия

Сергей Фролов среди полярников слывет большим знатоком полярной истории. Он рассказал, как увлекается и отдыхает душой, раскапывая очередной исторический факт. Его полярная библиотека состоит уже из более 5,5 тыс. томов на русском, английском, немецком, французском, чешском и даже японском языках.

Увлечение коллекционированием и страсть к поискам редких научных фактов появились еще в университете. Именно тогда из лекции ученого-прогнозиста Валерия Купецкого он узнал, что Колчак был удивительным полярным ученым. Коллекция началась с трехтомника о челюскинцах. "Один раз, зайдя в магазин старой книги, я купил трехтомник про поход Челюскина. Тогда даже студент мог купить эти книжки. Ну и все, пошло-поехало, меня так увлекло, что до сих пор не могу остановиться".

Сергей Фролов Личный архив Сергея Фролова
Описание
Сергей Фролов
© Личный архив Сергея Фролова

Сергей Фролов огорчен лишь тем, что пока был только в Арктике. "Мне не раз предлагали поехать в Антарктиду, но для этого надо надолго оставить всю работу — на четыре-пять месяцев. Пока такой возможности нет, хотя очень хочется посмотреть на айсберги и пингвинов", — признался он.

Наталия Михальченко