Все новости

Чтобы все могли улыбаться. Врач, который загадал на Новый год желание стать хирургом

Михаил Колыбелкин (в центре)
© Кирилл Кухмарь/ТАСС
Новосибирский хирург Михаил Колыбелкин любит свою работу настолько, что несколько лет проводил отпуска в благотворительных поездках, чтобы бесплатно оперировать детей с тяжелыми лицевыми патологиями

Через руки Колыбелкина более чем за 30 лет работы прошли тысячи детей, и ни одного пациента он не потерял. О том, почему ему скучно без работы, как работать без выходных и никогда не отчаиваться, а также зачем хирургу охота, рыбалка и умение строить гараж, Колыбелкин рассказал ТАСС.

Ответственность и вызовы самому себе

Однажды, больше 35 лет назад, под Новый год студент-третьекурсник Новосибирского государственного медицинского университета Михаил Колыбелкин загадал одно желание: стать хирургом. В отличие от большинства людей, которые в новогоднюю ночь надеются лишь на чудо, Михаил полагался только на себя и, кажется, уже тогда знал, что его желание точно сбудется.

"Я на третьем курсе начал подрабатывать в отделении экстренной хирургии и травматологии. У меня только родился сын, и нужно было где-то искать деньги. Ну вот и дежурил в ночь, в выходные, и как-то, знаете, понравилось. Привлекало меня быстрое принятие решений, помощь людям, которые находятся на грани жизни и смерти", — вспоминает Михаил, пока мы идем с ним по коридорам больницы. Каждому пациенту он радушно улыбается, словно они старые знакомые.

Тогда он твердо решил: если становиться хирургом, то только лучшим. Задача для Михаила упрощалась тем, что в его характере прекрасно уживаются необходимые для профессии качества: ответственность и постоянное желание ставить себе личные вызовы. Сегодня Михаил — заведующий отделением челюстно-лицевой хирургии детской больницы скорой медицинской помощи в Новосибирске. На этой должности он уже 32 года и свою работу бросать не собирается.

Не только важно, но и интересно

"Сидеть в частной клинике, например стоматологической, мне не интересно, а вот неотложка — интересна. Не так давно девочке собака часть носа откусила, в такой ситуации надо действовать быстро. Я если не буду сталкиваться с подобными неожиданными ситуациями ежедневно, то моментально потеряю свою квалификацию", — объясняет врач.

Помимо проведения неотложных операций, которые возникают регулярно из-за бытовых травм или ДТП, в своей работе Михаил чаще всего оперирует детей с врожденным пороком — расщелиной нёба или "заячьей губой". С маленькими пациентами, говорит врач, работать непросто: люди с трудом привыкают к плачу и крикам, поэтому молодых специалистов в детской хирургии откровенно не хватает. Любовь к такой работе, по мнению Михаила, должна прийти со временем.

"Человек, идущий на такое место работы, мыслит по-другому. Он не ставит себе цель заработать много и достичь какого-то запредельного материального благополучия. Я не скажу, что работаю здесь за нищенскую зарплату, но мне не обидно, что у меня нет сети стоматологических клиник или бизнес-проекта, который бы приносил мне огромный доход. Как и 30 лет назад, я занимаюсь любимым делом, а когда любишь свою работу, она никогда не в тягость", — признается Колыбелкин.

Российские возможности

Михаил Колыбелкин работает не только в больнице. Часть своих отпусков он посвятил международной акции "Операция улыбка", в рамках которой челюстно-лицевые хирурги в российских и зарубежных городах оперируют детей с тяжелыми патологиями. Михаил побывал не только в российских городах — Владимире, Красноярске и Улан-Удэ, — но и в зарубежных странах — Кении, Китае, Иордании, Марокко и Индии.

"Поездив по миру, я понял, что российское здравоохранение не только не хуже, но во многом превосходит зарубежное. Наверное, для России эти акции не очень даже и актуальны, потому что у нас медицинскую помощь и операцию можно провести совершенно бесплатно, в отличие от тех стран, где по определению оказание медицинских услуг осуществляется за деньги".

Сравнивая зарубежный и российский опыт проведения операций, Колыбелкин говорит, что отличий между пациентами в разных странах практически нет, однако выделяет одну общую проблему: операцию по удалению расщелины губы затягивать не стоит, ведь случается, что с подобной процедурой не торопятся порой до 20 лет.

"И в российской практике встречаются случаи, когда диву даешься, как ребенка могли до пяти-шести лет не оперировать с расщелиной губы и нёба. Такие случаи крайне редко бывают, и в них виноваты родители, которые пускают ситуацию на самотек".

Михаил Васильевич ценит опыт выездных операций и считает, что они должны проводиться чаще и превратиться из акции в постоянную работу на месте, поэтому предлагал руководству акции "Операция улыбка" создать в Новосибирске центр, в котором оперировали бы детей регулярно, но поддержки пока не получил. "Я сторонник плодотворной, ежедневной работы. Постоянная работа, ежедневный труд дают более эффективный результат", — уверен Колыбелкин.

Делиться улыбкой

Единственная тройка у Михаила Васильевича в институте была по английскому языку. Тогда он не догадывался, что эту оценку ему придется исправлять, пусть и спустя 35 лет.

Снова сесть за учебники Михаила побудила та самая акция. Первая его зарубежная поездка пришлась на 2007 год — тогда в Кении он был единственным врачом из России.

"Я помню, как приехал в такую далекую и незнакомую страну и думал, что у меня за плечами большой опыт: много операций, хорошие результаты. Но посмотрев на работу других хирургов, я понял, что есть куда расти, много чего интересного можно для себя почерпнуть. Ни одна конференция столько не дает, сколько работа за одним операционным столом", — вспоминает он.

Смотреть новые страны в таком "отпуске", разумеется, не удавалось: приходилось проводить до девяти операций в день.

"Работа в таких поездках идет с 8 утра и до 11 вечера пять дней в неделю, — объясняет Колыбелкин. — Оплачивать командировку для лечения кенийских детей никто не будет, да это и не главное. В каждой стране, куда приезжает эта акция, врачей очень радушно принимают, для людей это праздник. Конечно, спина потом не разгибается, дела нет до достопримечательностей. Но это не в тягость, все на эмоциональном подъеме идет".

На вопрос, почему Колыбелкин в свой отпуск продолжает напряженно работать, он пожимает плечами и говорит, что им движет любопытство. Сейчас он продолжает в рамках акции оперировать детей уже в российских городах, но по заграничным поездкам откровенно скучает: "Не был уже два года как, но надо уже выезжать, тянет так-то!"

Призвание и опыт

Михаил с заметной гордостью показывает мне видео, где мальчик читает стихотворение. Это его бывший пациент, которому была исправлена расщелина нёба. Таких видео в его телефоне — целая галерея. "Я не знаю, заработал бы я много денег на другой работе, — улыбается он. — Но за 30 лет практики я много вот таких "денег" заработал, и это для меня важнее".

Одна из стен кабинета Колыбелкина почти полностью увешана грамотами и благодарственными письмами. Михаил сдержанно рассказывает о каждой, но не упоминает, что в этом году на областном конкурсе его наградили званием "Врач года". "Это все, конечно, очень приятно и радостно. Впрочем, основная награда для меня сейчас то, что за 32 года я не потерял ни одного ребенка".

Его расстраивает, что люди стали хуже относиться к врачам, но агрессию, подчеркивает Михаил, медики проявлять никогда не должны. Медицина, по его мнению, единственная сфера деятельности, где еще сохранилась взаимовыручка и должно оставаться взаимоуважение. Такие ценности надо обязательно прививать и молодому поколению врачей, считает Колыбелкин.

"Неправильно, когда ты не учишь своих подчиненных и не передаешь им свои знания, тебе тогда самому становится неинтересно работать. Молодые мозги нужны, свежие таланты, которые должны сюда приходить, чтобы опытные врачи могли им все объяснить и рассказать", — уверен хирург.

У него самого двое сыновей. Старший — Константин — работает в той же больнице и тоже челюстно-лицевым хирургом. Михаил его не отговаривал и не давил, дав выбрать профессию полностью самостоятельно, хотя допускает, что работа отца на него могла повлиять.

"Он видел внутреннее семейное состояние, атмосферу, когда отец увлечен своей работой. Приходя домой, я часто рассказывал случаи из медицинской практики. Видимо, его это заинтересовало, и теперь я счастлив, что мы ездим вместе на работу, успевая по дороге в пробках обсудить предстоящие операции".

Проработав многие годы на одном и том же месте, Колыбелкин считает, что остается в форме благодаря собственной активности: любит ходить на рыбалку, охоту — в прошлые выходные прошел 20 км в лесу на лыжах.

"Если не буду этого делать, то просто потеряю форму. А самое трудное в работе хирурга — это как раз быть в тонусе, чтобы сохранять верность своей специальности, несмотря на неудачи. Поэтому нужно постоянно быть занятым, придумывать себе вызовы. Недавно я придумал, что надо бы построить гараж, теперь мечтаю об этом", — говорит Михаил и широко улыбается.

Владимир Чубаров