Все новости

200 человек на границе с Евросоюзом. Как малый народ сето живет в Псковской области

© Алексей Семенов/ТАСС
В Печорском районе сохранился уникальный народ сето — всего 200 человек. Мы побывали в деревне Сигово и узнали, как готовить неповторимые национальные пироги, сыры и почему сето никогда не бьют детей

Полуверцы, чудь-православные или сетукезы — так называют малочисленный народ сето. Здесь их всего около 200 человек, но у каждого имеется свой так называемый электронный паспорт, составленный местными учеными. Всех, кто приезжает в гости, сето учат варить сыр по особому народному рецепту, угощают фирменным тыквенным компотом и самодельным хлебом, в который, как говорят, вкладывают частичку души. А еще рассказывают гостям легенды и сказки предков, погружая туристов в атмосферу быта сетосской деревушки XIX века. Впрочем, обо всем по порядку.

Территория, на которой проживают сето, это несколько деревень, расположенных буквально в 15 минутах езды от границы с Эстонией. Туристы, как правило, посещают лишь один населенный пункт — деревню Сигово, где находится центр народной культуры — единственный в России государственный музей сето. Здесь уже более 12 лет работает Малле Богачева, коренная сето. Она проводит для гостей и экскурсии, и мастер-классы, рассказывая о быте народа и о его культуре.

Сыр с гусиным яйцом

Наибольшей популярностью, рассказывает Богачева, у гостей пользуется мастер-класс по приготовлению настоящего сетосского сыра. Мы застали Малле как раз за этим занятием, благодаря чему сразу увидели весь процесс. Ингредиенты, сообщила Малле, самые обычные: молоко, творог, соль, сахар, сливочное масло, тмин и сырые яйца.

"Люди удивляются, что мы яйцо добавляем. У меня когда был американский посол (имеется в виду Джон Теффт — прим. ТАСС), я варила с ним сыр, у меня было гусиное яйцо, и я говорю: вот, сетосские куры несут вот такие яйца. Хорошая шутка была, мне его реакция очень понравилась, он удивился. Это было несколько лет назад", — рассказывает Малле, одновременно помешивая горячее молоко с творогом и вспоминая, как в 2017 году в музей с визитом приезжали участники международной конференции "Диалог Форт Росс", среди которых и находился посол США.

Малле Богачева Алексей Семенов/ТАСС
Описание
Малле Богачева
© Алексей Семенов/ТАСС

Малле готовит сыр в большом просторном амбаре: здесь специально оборудована кухня, а все остальное пространство занимают столы и скамейки, где сето угощают туристов традиционными блюдами.

"Здесь мы с гостями готовим сыр, гости пробуют его и пьют чай с пирогами, приготовленным по рецептам сето. Секрета нет никакого, но люди удивляются, как получаются такие вкусные пироги. И тогда мы говорим, что добавляем частичку души. Готовить сыр тоже допускаем, и я люблю подшучивать: когда кому-то дала сыр помешать, и тогда в конце говорю, что если бы сыр не получился, то у меня был бы виновник. Сыр, конечно, всегда получается, и хвалим того, кто помогал", — рассказывает Малле, улыбаясь.

Без Лешего не обходится 

Кроме проведения мастер-классов сето пересказывают гостям народные легенды, сказки, поют песни и делятся удивительными историями из жизни. Малле Богачева, например, рассказывает туристам историю из своей жизни, когда с помощью бабушкиных легенд смогла выбраться из леса.

"Мы с девочками ходили на болото за клюквой, и вот в один вечер очень быстро стало темнеть. Мы встали, а куда идти — не понимаем, смотрим в стороны, все чужое, испугались. И сама не знаю, как я вспомнила бабушкины рассказы: сняла резиновые сапоги, надела пятками вперед, и вот она — наша поляна, тропинка, и мы благополучно вышли из болота. А все дело в том, что когда-то бабушка рассказывала, что есть такой блуд, типа Лешего, он садится на нас и глаза затуманивает. Когда я повернула носы назад, пятки вперед, значит, я его обманула, он у меня оказался за спиной, глаза открылись, и вот так мы вышли из болота", — вспоминает Малле.

А еще, добавляет собеседница, гостям всегда интересно послушать о быте сето. И Малле обычно рассказывает туристам, что ее народ никогда не наказывает детей ремнем. А если ребенок провинился, то отец просит чадо принести прутик.

"И обычно мальчик долго-долго ходил, потом приносил маленький прутик. Отец говорит: "Иди принеси хороший прут". И так он еще дольше гуляет по улице, приносит хороший длинный прут. Но к тому времени отец обычно уже отошел, злость прошла, и этот прут кладут на печку. Часто мальчики эти прутья тихонько ломали и в печку кидали. Никогда не били ребенка сето и рукой, не шлепали. Бабушка все время говорила, что никогда ребенка нельзя бить рукой. И не били", — поясняет представительница музея.

Национальный костюм в каждом шкафу

Сотрудники музея сето всегда встречают гостей в национальных костюмах, во многом похожих на русские. "Мой костюм состоит из рубашки, у нее рукава — беленый лен, это как кусочек суконного полотенца. Сарафан новгородского типа: раскрой черный, красная кайма, шея закрыта. Тем самым женщина защищалась от злого духа. Пояс — тоже оберег, он под фартуком, и праздничный фартук украшен кружевными лентами", — рассказывает Богачева, показывая на детали наряда.

Но, первое, что бросается в глаза при взгляде на Малле, — это большое ожерелье из потертых серебряных монет. "Про сетосскую женщину говорят — ее сначала слышно, потом видно. Когда много украшений, она идет, и это все вот так звенит", — улыбается Малле.

Девочки к 12 годам надевали монетное ожерелье, и когда девушка выходила замуж, на ней было уже много монетных ожерелий, но после венчания ей крестная надевает фибулу (подобие броши в виде конуса с усеченной вершиной — прим. ТАСС). "Это символ материнства, признак замужней женщины", — говорит Малле, проводя рукой по украшению из монет, которому, кажется, минимум пара сотен лет.

Однако, как призналась Малле, все эти украшения, включая ожерелье из царских монет, на самом деле лишь очень качественная имитация.

"Весь этот комплект украшений называется чапошка. Это, наверное, от русского слова цепочка: это разные серебряные цепочки, бубенчики. И самое главное — это ожерелье из царских монет. Это были действующие деньги. На мне новодел, но это серебро. Знаете, были у нас эстонцы, я показала это ожерелье. Они не поверили, что это подделка", — рассказывает Богачева.

А еще, добавляет Малле, у каждого сето дома в шкафу обязательно хранится национальный костюм, который считается гордостью народа.

"Мы горды, что у нас сохранилось очень много национальной одежды. У меня три сестры, у всех есть костюмы, и у нас есть костюмы еще для наших детей. И в народе есть поверье, что в сетосском костюме ходила Богородица. Так говорит сетосский народ, и говорят, что есть икона, где на Богородице виден кусочек сетосского пояса", — добавляет Богачева.

Сохраняя традиции

А еще сето бережно чтут и сохраняют традиции народа: и это касается не только национальных костюмов, но и языка.

"Мы в музее все разговариваем на своем языке между собой. И это очень интересно туристу: когда группа тут, на улице или в доме, а нам нужно какие-то рабочие моменты обсудить, это очень выгодно. Во-первых, они ничего не понимают. Во-вторых, им очень интересно слушать, как звучит язык. И туристу хорошо, и нам удобно", — улыбается Малле.

А вот молодежь сето к языку относится менее трепетно. "Если кто-то учит, то эстонский язык, потому что тогда можно дальше учиться в Эстонии. А сетосский язык — если кто-то выучил от бабушки или мамы, то они учат просто для себя", — поясняет собеседница.

А вообще, добавляет Богачева, традиции сето во многом похожи на русские, хотя есть и незначительные отличия.

"У нас тоже в углу икона. У вас называется красный угол, а мы называем иконный угол. И отличие — вот эти иконные полотенца: красные, вишневые. Это лен и шерсть, и мы, наверное, единственный народ, который специально для иконы ткет такие красивые полотенца. Это очень трудоемкая работа. А в России обычно икону накрывают белыми вышитыми рушниками", — поясняет Малле, показывая в угол комнаты.

Сето — православный народ, ходят с русскими в одну церковь. "У нас в Печорах церковь, там отец Евгений половину молитвы читает на эстонском языке для народа сето, а половину — на русском. А в Мальской долине отец Василий если видит, что хотя бы один сето в церкви, то некоторые молитвы читает на эстонском языке", — рассказывает Малле.

Малле с улыбкой добавляет, что есть отличия и во встрече православных праздников, например Пасхи. У сето принято проводить всю ночь в церкви, а утром накрывать стол и садиться завтракать.

"Я вышла замуж, приехала в русскую деревню, к русскому мужу. В его семье на Пасху было принято утром просыпаться, собрать всю приготовленную еду в корзину и идти на могилки родственников. Сидели там целый день, туда приходили знакомые. А в первый раз я, ни о чем не догадываясь, накрыла праздничный стол, а отец мужа говорит: "Ну, собери все в корзину, пойдемте на могилку". Это было для меня удивительно", — вспоминает Богачева.

Музейная корова и чай из-под сугроба

Все угощения, которые сето ставят на стол приезжающим туристам, сделаны своими руками из натуральных ингредиентов. Здесь даже есть своя музейная корова — подарок благотворителей. Из ее молока делают творог и варят сыр. Чай здесь тоже натуральный, собранный на участке.

"Собираем для чая липовые цветы. А зимой в основном мы в чай берем все прямо из-под сугроба: сломали ветку малины, ветку черной смородины, ветку яблони и заварили чай. Сето заварками не пользовались, и мы в музее тоже не пользуемся", — поясняет Малле.

При музее есть даже свой небольшой огород, в котором любому гостю разрешается не только смотреть, но и пробовать урожай прямо с грядок.

"У нас музей интерактивный, и в огороде турист может, например, выдернуть морковку, покушать. Есть яблони, смородина, крыжовник, и турист может все это сорвать и съесть", — говорит Малле. 

А еще музейщики показывают гостям льномялку. Это специальный амбар, где предки сето изготавливали льняные нити.

"Мы сеем лен, осенью вяжем снопы и показываем, как лен выглядит, потому что даже взрослые этого не знают. И мы разрешаем веточку льна брать с собой. И мы там показываем, как лен мяли, трепали, чесали. И после этого я даю потрогать горсть обработанного льна: каков он на ощупь, из чего делают нитку", — добавляет Малле.

В гости к сето за год приезжают около 4,6 тыс. туристов. Среди них — множество известных персон. "Например, у нас была Эльвира Набиуллина, потом у нас был с внуком киноактер Виктор Бычков, который играл роль Кузьмича в "Особенностях национальной охоты". Я с ним сфотографировалась. У нас был ведущий программы "Умники и Умницы" и еще ведущий программы "Поедем, поедим". У нас была группа из Сингапура, эстонцы, финны, немцы, французы тоже приезжали", — вспоминает собеседница.

"Главное, что мы могли сделать для сохранения народа"

По мнению ученых, "в чистом виде" сето не существуют как минимум с начала XX века. "То есть сето, которые проживают сейчас, они все уже — результат смешения", — поясняет Андрей Манаков, профессор ПсковГУ, директор Центра регионологических исследований.

Чтобы иметь полную информацию о том, чем сейчас живет малый народ сето, псковские ученые создали для каждого его представителя так называемый электронный паспорт. По сути, это компьютерная база данных, где есть информация о каждом сето, проживающем в Псковской области.

"Мы опрашиваем сето методом интервью, где много вопросов: какие языки используют в разных ситуациях, как они себя называют, кем они себя и своих предков называют, кем являются родители. И таким образом мы выявляем — в большей или меньшей степени они считают себя сето, или есть смешанное этническое сознание. Мы изучаем по возрасту, полу, изучаем структуру их занятости, образование. В 2016 году мой аспирант решил создать на каждого сето электронный паспорт. Если раньше информация содержалась в анкетах, то теперь в электронном виде. В 2016 году мы это осуществили", — рассказал Манаков.

Сейчас народ сето, добавляет ученый, живет по разные стороны границы. И если в Псковской области их чуть более 200, то в соседней Эстонии — порядка 1,8 тыс. человек.

"Этот народ формировался в России в Псковской губернии. Просто в 1944 году, когда создавали Псковскую область, территорию, где сето преобладали (их тогда считали эстонцами), решили отдать Эстонии. И получилось так, что сетосские земли оказались рассеченными на две части. Западная часть — в Эстонии, а восточная часть у нас", — поясняет профессор.

Псковские ученые изучают сето более 20 лет. Первую перепись провели в 1999 году и выяснили, что за десять лет численность сето в Псковской области сократилась в два раза, до 500 человек. "С 2005 года наметилась позитивная тенденция: все сето, которые хотели уехать в Эстонию, уехали. И уже в 2011 году мы насчитывали около 220−230 человек, то есть миграции прекратились. При этом у них есть эстонские паспорта, у многих есть родственники в Эстонии. Некоторые стали возвращаться обратно в Россию. Последнее исследование мы провели осенью 2016 года, там тоже результаты позитивные, их количество не уменьшилось и даже немножко приросло, примерно до 250 человек", — рассказал Манаков.

Сето признали малым народом России в 2010 году, и во многом, считает профессор, этому способствовали исследования псковских ученых. "Если бы мы эти исследования не проводили, то, скорее всего, признание сето малым народом России могло бы не состояться. Во многом благодаря нашим исследованиям удалось доказать, что сето — это отдельный народ, а не эстонцы. И, соответственно, сето получили статус малого народа, и с 2010 года у них началось возрождение. Думаю, это главное, что мы могли сделать для сохранения народа", — говорит собеседник.

Псковские ученые намерены в 2019 году провести исследование сето на территории Эстонии и создать для них электронные паспорта. А еще, добавляет Манаков, в ближайшем будущем некоторые русские будут тоже называть себя сето.

"Не исключено, что сето могут называться через какое-то время и многие русские люди, которым очень понравилось это. И они будут считаться сето, главное — самосознание", — добавил профессор.​​

Алексей Семенов