Все новости

Не повторить судьбу сайгака: эксперты предлагают ограничить охоту на северного оленя

По их словам, поголовье оленей за последние десять лет сократилось более чем в два раза

КРАСНОЯРСК, 18 октября. /ТАСС/. Крупнейшая российская популяция северного дикого оленя на Таймыре находится под угрозой исчезновения из-за браконьеров, роста численности волков и изменения климата. По экспертным оценкам, а официальных учетных данных пока нет, поголовье оленей за последние десять лет сократилось более чем в два раза. Ученые опасаются, что северный олень может повторить судьбу сайгака, который практически исчез на юге России. Федеральные власти также бьют тревогу и предлагают региональным властям предпринять срочные меры по сохранению этого животного - вплоть до полного запрета на охоту. Какие меры по сохранению северного оленя предлагают специалисты, читайте в материале ТАСС.

Минприроды России в октябре обратилось к губернатору Красноярского края Александру Уссу и главе Якутии Айсену Николаеву с просьбой в ближайшее время принять меры по защите северного оленя вплоть до полного запрета на охоту. Это связано с сокращением популяции этих животных. По данным департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства министерства, самая крупная таймырская популяция с 1980-х годов сократилась вдвое, вторая по величине - Яно-Индигирская практически уничтожена и насчитывает сейчас менее 2 тыс. оленей.

Популяцию подсчитают

В Красноярском крае существуют планы по подсчету популяции. "Это будет производиться в течение двух лет. Мы планируем, что в следующем году отработаем по трассировке [маршрутов] - закреплены ошейники, чтобы отследить пути миграции и, соответственно, в 2021 году перейти к конкретному учету. <...> C 2014 года точной информации о численности мы не имеем, поэтому говорить, что мы можем изымать (выделять квоты на охоту - прим. ТАСС) как раньше изымали, не совсем правильно", - сообщил ТАСС министр экологии и природопользования Павел Корчашкин.

Руководитель агентства по развитию северных территорий и поддержке коренных малочисленных народов края Владислав Королев сказал агентству, что сейчас никто достоверно не знает, сколько у нас дикого северного оленя, а также где проходят пути его миграции. Последние официальные данные датированы 2014 годом.

"Нужно понять, сколько у нас дикого северного оленя, нужно провести учетные работы, нужно оценить реальное поголовье", - сказал он.

Сбывшийся прогноз

Северные олени обитают уже тысячи лет в тундре и тайге Евразии, сменив на огромных северных просторах мамонтовую фауну древности. Археологи утверждают, что первые люди пришли в Арктику вслед за мигрирующими стадами этих копытных. Природа хорошо приспособила оленей для жизни в суровом климате, а вот жару они переносят с трудом. Животные легко находят ягель - свой основной продукт питания, даже под глубоким слоем снега, который раскапывают мощными копытами.

Считается, что крупнейшая за Уралом популяция оленей обитает на Таймыре. Еще совсем недавно ее численность некоторыми экспертами оценивалась в 1 млн особей.

Этот, казалось бы, бесконечный природный ресурс подвергался активному уничтожению: по данным ученых, с советских времен количество охотников выросло в разы. Браконьеры используют варварский способ добычи ценных пантов (рогов животных). В феврале 2019 года в Красноярском крае введен официальный запрет на заготовку пант с живых оленей на севере региона.

Кроме того, на севере сильно выросла численность волков, меняется климат, что тоже сказывается на животных. В юго-восточной части Таймыра, по данным метеостанции "Хатанга", за последние 40 лет отмечается потепление на четыре градуса. Реки становятся более полноводными, в них гибнут самки и телята, которых гонят на север через водные преграды тучи комаров, расплодившихся из-за потепления.

В 2017 году один из ведущих экспертов в отрасли Леонид Колпащиков из "Заповедников Таймыра" рассказал ТАСС, что, по прогнозной оценке, численность популяции может снизиться до 150-200 тыс. особей. На прошедшем на этой неделе в Красноярске совещании по сохранению таймырской популяции его коллега из "Заповедников Таймыра" Михаил Бондарь сообщил, что, по экспертным заключениям, численность уже сократилась до 250-270 тыс. особей. Директор Центральносибирского заповедника Павел Кочкарев еще более пессимистичен: он считает, что оленей еще меньше. По его словам, северный олень может повторить судьбу сайгака на юге России, который фактически исчез в 1990-е годы.

"Мы пролетели по реке Хета (на Таймыре - прим. ТАСС) от Хатангского залива до Волочанки - группы в 10-15 голов. Хотя четыре года назад там были "мосты" из оленей - когда стадо заходит в реку, проходит на другую сторону, а его хвост еще тянется из тундролесья. Этого сейчас нет в помине", - сказал Кочкарев.

Ситуация в Якутии

По данным охотуправления Минприроды Якутии, до 2012 года здесь обитали три крупных популяции дикого северного оленя: Яно-Индигирская, Сундурунская (индигиро-колымская) и Лено-Оленекская. Численность двух последних не вызывает тревоги, а вот Яно-Индигирская, некогда крупнейшая в регионе, за прошедшие 30 лет сократилась более чем в 50 раз.

В охотуправлении сообщили, что в регионе разработан план по охране и восстановлению численности дикого северного оленя. Под первым пунктом в нем определение общей численности стад этих животных. Уже на первом этапе планируется провести авиаучеты практически уничтоженной Яно-Индигирской популяции, создать в районах ее размещения две спецбригады из числа госинспекторов регионального Минприроды по шесть человек в каждой для осуществления охраны, наблюдения и контроля за миграцией диких оленей тундровых популяций Якутии в зимний период.

Рецепты спасения

По словам Кочкарева, если сейчас не оставить исчезновение популяции, то она будет потеряна, и следующие совещания ученых будут посвящены вопросу включения исчезающих животных в Красную книгу. Он отметил, что сейчас нужно поднять вопрос о моратории на охоту на оленей.

Ученый из "Заповедников Таймыр" Леонид Колпащиков считает, что ситуацию еще можно изменить, но для этого необходимо привлечь "государственные структуры с очень высоким рейтингом". По мнению ученого, нужно менять подход к использованию оленей как ресурса. Одно из направлений - это создание мощностей для переработки оленины и продукции из него на Таймыре.

"Можно перерабатывать заготовленную продукцию в соответствии с квотой как для мясной продукции, так и для переработки желез внутренней секреции пантов для изготовления биологически активных добавок. Переработка добытой продукции от забоя оленей на Таймыре - это и занятость населения, в том числе и коренных жителей, и здоровье нации. При организованной добыче и контроле за промыслом диких оленей, можно ресурсы популяции использовать бесконечно долго. В продукцию входит не только ценное диетическое оленье мясо, но и замша из шкур, меховая одежда, обувь для северян, сувенирная продукция, и, разумеется, бесценное природное лекарство из пантовой продукции", - сообщил ТАСС Колпащиков.

С экспертом согласны в правительстве Красноярского края, вице-премьер кабинета министров региона Анатолий Цыкалов сказал ТАСС, что при добыче диких северных оленей должна вестись комплексная переработка, что позволит получить дополнительную продукцию для использования внутри страны и экспорта, а также создать новые рабочие места и решить вопросы с самозанятостью в местах, где живут представители коренных малочисленных народов Севера (КМНС).

"Мы прекрасно отдаем себе отчет, что жизнь, быт и перспектива дальнейшего развития КМНС, этносов, которые составляют некую визитную карточку красноярского севера, напрямую связанна с сохранением популяции дикого северного оленя. В первую очередь необходимо изучить ресурс, которым мы обладаем, который нам подарила природа, чтобы мы могли понимать можем ли сейчас продолжать изъятие. Если экспертное сообщество придет к заключению, что объем популяции низкий и надо проводить какие-то ограничения по пользованию, то мы готовы будем рассмотреть и такой вариант, согласовав его с федеральным министерством", - сказал Цыкалов.