Все новости

Зов предков. Как возрождают льноводство на границе с Евросоюзом

Елена Гуренко, Вера Фест и Юрий Гуренко
© Алексей Семенов/ТАСС
"Во время Великой Отечественной псковскую землю оккупировали нацисты, и лен в августе вызрел, а его не давали убирать, и он погиб на корню. Три года оккупации лен не сеялся, а когда она закончилась, оказалось, что семян нет. И тогда со всех дворов понесли: кто лукошко, кто два. Каждая семья сохранила семена льна, зная, что это богатство их земли, — зарыли семена в горшках в землю. И лен после войны был возрожден". Эту и другие истории можно услышать в "Льняной губернии"

"Все на свете из пластмассы и вокруг пластмассовая жизнь", поется в песне "Сплина", и с этим категорически не согласны Вера Фест и ее муж Владимир Москвин. Все вокруг должно быть изо льна, уверены они, продвигая эту идею в течение четырех лет. Они оставили "пластмассовую" жизнь шумных столичных городов и окунулись в быт псковской глубинки.

Петербуржцы Вера и Владимир и их московские друзья — Елена и Юрий Гуренко — основали в Печорах, на самой границе с Евросоюзом, "Льняную губернию" — единственный на Северо-Западе России музей льна. Начинающие музейщики настолько увлеклись темой, что полностью перешли на льняную одежду: шьют ее сами в перерывах между экскурсиями и даже разработали собственную коллекцию. А еще делают льняное масло и пекут ржаной хлеб с добавлением льняных семян. Но обо всем по порядку.

Все началось с пчел

17 лет назад Вера с мужем вовсе не собирались оставлять Петербург и переезжать в псковскую глубинку. Все решил случай: хозяин местного медового хутора подарил паре несколько ульев с пчелами, а позже им предложили купить целое медовое хозяйство с жилым домом и пасеками.

"Мы поехали к местному пчеловоду, чтобы купить пчел, но он сказал, что готов продать сразу всю пасеку. А на пасеке 17 ульев. Он говорит: пасеку продам только вместе с домом. Он сказал цену, мы едем и думаем: дураки же будем, если не купим за такую цену дом, да еще с пасекой. Там живая природа: мы выходим на пасеку, а там целое поле одуванчиков цветет, очень красиво, и по этому полю идет целое стадо косуль. И через неделю купили это хозяйство. Сначала приезжали пару раз в месяц, потом чаще и чаще, а потом подумали: чего мы в город ездим? Здесь так прекрасно", — вспоминает Вера.

"На постоянку" Вера и Владимир перебрались сюда в 2007 году, захватив из Петербурга свое небольшое швейное производство, выпускали в основном одежду для охотников и рыбаков. И одновременно изучали историю Псковщины, которую наши предки называли не иначе как льняной губернией. Со времен Руси и до советских времен здесь выращивали столько льна, что его хватало чуть ли не всей стране и большинству европейских стран.

Эта тема затянула Веру настолько, что она создала коллекцию льняной одежды и полностью перешла от охотничьего обмундирования к льняным сорочкам, блузкам и платьям. И тут же запустила еще один проект — музей. В 2019 году экспозиция приняла первых гостей. Тогда же к Вере с мужем переехали друзья — Елена и Юрий оставили бизнес в Москве и тоже поселились в окрестностях Печор.

"Пять лет назад я прочитала книгу "Несвятые святые" и решила поехать в Печоры, стали выбирать место, где остановиться. Привлек Верин гостевой дом, я еще подумала по фотографии: музей что ли? И мы уже с мужем задумывались о том, куда бы уехать из Москвы, подбирали места. Просто стали дружить и стали сюда приезжать. Что-то меня очень сильно здесь зацепило: то ли леса прибалтийские (я выросла в Прибалтике), то ли потому, что у меня бабушка эстонка. Может быть, корни сюда тянули. Постепенно купили участок земли, сейчас дом строится, мы уже там живем", — рассказывает Елена.

Одеться в лен

Никакой синтетики, только натур-продукт — льняная ткань. Этому принципу в подборе гардероба основатели печорского музея придерживаются уже несколько лет. Носят только то, что сделали своими руками. Даже на отдыхе, в поездках по Европе и Кавказу, друзья щеголяют в льняных платьях и брюках, сорочках, блузках и рубашках, вызывая восторг окружающих.

"Как-то раз мы в Италию приехали, на меня итальянцы смотрят, это фурор был, говорили: "О, сеньорита, грацио!" И в Абхазии фурор был: мужчины подошли к нашим мужчинам и сказали: "Как правильно у вас одеты женщины", — вспоминает с улыбкой Елена.

Создать шедевр льняного текстильного искусства — непросто. Главная проблема в том, что такая ткань в России на вес золота: здесь практически не осталось фабрик, которые бы выпускали качественный материал. Поэтому Вере с друзьями приходится закупаться в соседней Белоруссии, где еще с советских времен сохранился Оршанский льняной комбинат.

"Мы ездили с мужем в Петербург, там покупали, был большой фирменный магазин от вологодского льноткацкого комбината, но он закрылся. А комбинат перепрофилировался на хлопчатобумажные и синтетические ткани. И мы поехали в Белоруссию. Оршанский комбинат до сих пор работает, он чуть ли не всю Европу снабжает своим льном и Россию стал снабжать. Но нам хотелось с нашим отечественным льном работать. Я поехала в Москву на ежегодную выставку "Легпромбизнес". Оказалось, что в павильонах 70% — китайцы и 10% российских производителей, остальные — турки, бельгийцы, французы и итальянцы. А среди этих 10% не было ни одного льноткацкого производства, для меня это был шок", — рассказывает Вера.

Тогда и родилась идея начать возрождение льноводства в России с создания музея. "Столько собрали информации, узнали, что лен — потрясающее растение, что он закрывает все потребности человека. Раньше крестьянин, который сеял лен, сам себя одевал, кормил, делал веревки, сети и еще скотину кормил. Мы решили, что это будет не просто музей, а просветительский центр, где мы будем знакомить людей с тем, какие у нас были традиции, какую пользу эти растения приносили. Позже подтянулась техническая конопля — мы поняли, что это еще более волшебное растение", — рассказывает Фест.

"Изучая традиции русского народа, понимаешь, что ничего не делалось случайно. Почему мы с пренебрежением относимся к одежде, которую носили предки, к своим традициям? Уже невозможно перейти после льняной одежды на обычную. Мы лекции проводим выездные по традиционной одежде, по заказу местной администрации, рассказываем, почему так одевались, почему это важно, почему важна многослойность одежды", — добавляет Елена Гуренко.

Сейчас основатели музея используют лен не только как сырье для одежды. Они делают собственное льняное масло, сувениры из льняных лоскутов, готовят хлеб со жмыхом и семенами льна. Научились работать и с коноплей. Одежду, как когда-то, из нее пока не делают, но одна из местных умелиц научилась создавать косметику на конопляном масле.

Помощь от ученых

Теребить, трепать, колотить, мочить и чесать — все эти на первый взгляд воинственные процедуры на самом деле безобидная древнерусская технология обработки льна. Правда, почти утерянная. Ведь большинство россиян (особенно тех, кто младше 40) даже не знают лен "в лицо": его голубоватые цветки путают с цикорием, васильками или фиалками. Чтобы наглядно показать внешность "псковского золота", Вера с друзьями засеяла около музея одну сотку земли. Семена взяли отборные — помог псковский НИИ сельского хозяйства, где сохранилась уникальная селекция.

"Выросло целое поколение детей, которые никогда не видели цветущих льняных полей. Мы взяли элитные семена у научно-исследовательского института, посеяли небольшую делянку льна, пока строилось это здание, и хотели сами посмотреть, как растет лен. И когда появились первые голубые цветы, это была такая радость. И все лето мы ходили смотрели, как волнуется нежное голубое поле. Мы называем лен "культура пяти" — потому что пять лепестков, пять тычинок и пять завязей в основании пестика. Мы ездили обучаться вязать снопы в Институт сельского хозяйства под Псковом, и нам работники показали, как правильно, мы поняли, наглядно увидели, как это делается. Хотим, чтобы и другие люди это узнали", — рассказала Вера Фест.

"Кто-то сеет, кто-то вдохновляет, — добавляет Елена Гуренко. — Мы пока вдохновляем. Это важно. Приезжали специалисты из псковского НИИ, которые на чистом энтузиазме работают, занимаются селекцией. Благодаря им сохранен семенной фонд, причем районированный, и не только для конкретной местности, но и для всей России они выводят сорта. Приехали в наш музей фермеры, которые выращивают коноплю и лен, а мы им выразили благодарность в виде низкого поклона за то, что они делают".

Нежные голубые поля льна вдохновили основателей "Льняной губернии" настолько, что муж Елены, Юрий Гуренко, в прошлом военный со стажем и программист, создал эксклюзивную экскурсию в стихах, а также написал несколько детских рассказов обо льне.

Диорама, демонстрирующая, как в регионе возделывали лен Алексей Семенов/ТАСС
Описание
Диорама, демонстрирующая, как в регионе возделывали лен
© Алексей Семенов/ТАСС

"Творчество — хобби с юных лет. Сейчас появились возможности и желание писать, продолжаю помимо экскурсий писать сказки для детей в прозе. Такое вдохновение пришло, когда засеяли лен, я даже не понимал: утром выходил и, глядя на колышущиеся голубые цветочки, первую сказку и написал — стоял, смотрел на них, и за десять минут, пока шел от поляны до компьютера, у меня родилась первая сказка "Зернышко". Они все так и пишутся — сажусь и записываю, что в голове сформировалось", — поясняет Юрий.

Музей за девять месяцев

"С давних сказочных времен на Руси известен лен. Бают, будто даже фараон был в него одет. <...> Говорят, кто в лен одет, доживет до сотни лет" — примерно так, в стихах и пословицах, в музее рассказывают о пользе льна. Гостям советуют каждое утро начинать не с кофе, а с салата, заправленного "волшебным" маслом — льняным или конопляным, чтобы избежать склероза или диабета.

Начинающие музейщики демонстрируют туристам зубной порошок на основе льна, привезенный из Омска, присыпку для грудных детей. Среди артефактов — и экоплиты из Европы, наподобие линолеума, только они в разы теплее, а в их составе сплошная природа: льняное масло, смола сосны и дровяные опилки. Всего в музее несколько сотен экспонатов, они размещаются в новом, специально построенном здании, на возведение и открытие которого у хозяев ушло всего девять месяцев.

Каждая экспозиция в "Льняной губернии" — почти как маленький отдельный музей. Здесь есть древнерусская изба с ткацким станком и прялкой, есть типография, где делают бумагу изо льна. Есть даже корабль, где можно постоять за штурвалом в Белом море, стараясь не запутаться в канатах и тросах, сотканных из конопляных волокон. Рядом — выставка одежды, где одно из центральных мест занимают джинсы. Впервые, как известно, этот предмет гардероба был создан Леви Страуссом из списанных бостонских парусов, которые в те времена ткали из конопли.

"Каких-то уникальных вещей нет. Мы не хотели делать акцент на старину, мы хотели показать людям сферы применения льна. Мы ориентируемся на молодежь, они живут в другом мире. Омский комбинат откликнулся, мордовские пенькозаводы представили свою продукцию в экспозицию. Мы показываем материал, который они производят: вату, нетканый материал, утеплители, конопляное и льняное масло", — рассказывает Юрий.

Среди экспонатов и его личное "изобретение" — по чертежам и описаниям Юрий сделал самодельный пресс, которым 100 лет назад пользовались в типографиях при создании льняной бумаги.

"Есть и наши личные вещи, книги. Когда-то я их хотела выбросить, а Юра сказал: "Ты что, это же математические справочники". Мы прочитали, что это льняная бумага. А все предметы — ткацкий станок, прялки, моталки — все местные", — дополняет мужа Елена.

До переезда в псковскую глубинку Елена работала в собственном Монтессори-центре, и опыт общения с детьми пригодился здесь: музейщики разработали для юных туристов специальные экскурсии и льняные мастер-классы.

"Все нас спрашивают: вы искусствоведы, филологи? Говорим: нет, просто так сложилось. Видно, когда сильна идея, под это складывается все. Есть устное взаимодействие с людьми, и с детьми особенно, им мы даем сокращенный вариант экскурсии, больше даем потрогать, поиграть, потанцевать. Старшим школьникам предлагаем взрослый вариант. Мы с детьми делаем льняных ангелочков из лоскутка льняной ткани, декорируем льняные мешочки, в которые они могут насыпать семена и дома посадить. Читаем сказку, написанную Юрием, играем в русские народные игры. Для взрослых делаем сладости из льняного жмыха", — поясняет Елена.

Прежде чем открыть "Льняную губернию", Вера и Владимир путешествовали по стране — посещали небольшие музеи, отмечали их сильные и слабые стороны. "Я заново открыла для себя Россию, появилось желание сделать что-то для нашей страны — именно так мы видим этот просветительский проект. А лен и техническая конопля — это исконно русские растения. Мы смотрели разные музеи, там вся сувенирная продукция сделана в Китае, ее покупать не хочется. В нашем музее все сувениры исключительно местные, мы себе сразу сказали, что у нас не будет китайских штампованных сувениров. Мы еще не нашли наш музейный сувенир, сейчас в поиске", — рассказывает Елена.

Льняная страсть и музей-посольство

Главная цель печорских музейщиков — чтобы в России увеличилось число льняных фермеров и переработчиков. "У молодежи многое откладывается в голове: после посещения музея говорят, что хотят вернуться к земле. Некоторые вспоминают, что у них дедушка был льновод. Мы надеемся на таких людей, чтобы они начали возрождать льноводство", — делится мнением Юрий.

Без энтузиазма в льноводстве и правда сложно: возделывать это растение трудно и дорого. Шутка ли — только один комбайн для уборки этой культуры стоит около 500 тыс. евро. Поэтому за рубежом фермеры-льноводы объединяются в кооперативы и совместно закупают технику. В России, с сожалением добавляет Вера, такого нет. Здесь многие земли заброшены и зарастают кустарниками, чтобы изменить этот тренд — нужна господдержка для аграриев, решившихся возродить льноводство.

"Нам один человек сказал, который занимается льном, что лен любит страсть. То есть у людей, которые начинают этим заниматься, что-то пробуждается. Я думаю, родовая память, потому что наши предки испокон веков этим занимались, и в каждой клеточке нашей заложено это. И также родовая память касается одежды и традиций", — уверена Елена.

Вера Фест, Юрий Гуренко и Елена Гуренко Алексей Семенов/ТАСС
Описание
Вера Фест, Юрий Гуренко и Елена Гуренко
© Алексей Семенов/ТАСС

Чтобы привлечь внимание россиян к этой теме, основатели музея в 2020 году хотят провести фестиваль "Полотняный спас". Он намечен на середину августа и пройдет недалеко от Печор. "Это будет на нашем поле, фестиваль посвящен двум культурам: мы хотим засеять полосу льна и технической конопли. К фестивалю это все уже вызреет, и мы будем показывать все этапы переработки", — рассказывает Вера Фест.

А еще в ближайшее время друзья планируют расширить экспозицию и больше рассказывать гостям о технической конопле, которую в Америке когда-то называли растением на миллиард.

"Она закрывает все базовые потребности человека, в том числе и по топливу. В 30-е годы XX века Генри Форд сделал автомобиль из биопластика на основе конопли, и топливо было на основе конопли, оно по-разному называется, например биодизель. Мы говорим, что незаслуженно дискредитированное растение пора вернуть на поля нашей страны. СССР занимал первое место в мире по производству и экспорту сырья и продукции из конопли. Конопля испокон веков кормила народ. Женщина, которая жила в Псковской области, рассказала, что благодаря конопляному маслу они вообще выжили во время войны, потому что это кладезь витаминов и полезных веществ", — поясняет Елена.

Кстати, среди малоизвестных научных фактов обо льне и конопле хозяева музея рассказывают и о событиях прошлого, связанных с этими культурами. В конце — обязательная история из "Рассказа бывалых льноводов" — потрепанной брошюрки, найденной в местной библиотеке.

Все, кто хотя бы раз посетил "Льняную губернию", навсегда становятся ее послами. Хозяева называют свой проект музеем-посольством: после каждой экскурсии каждый гость получает так называемую верительную грамоту, где говорится, что его обладатель должен нести в народ все знания, которые получил, увидев все своими глазами.

Алексей Семенов