Все новости
Пандемия COVID-19

"Бояться нечего, надо четко соблюдать инструкции". Как мурманские врачи борются с вирусом

Здание Мурманской областной больницы
© Лев Федосеев/ТАСС,
Врач-инфекционист Ксения Лишко — о том, как живут врачи на переднем крае борьбы с COVID-19, о врачебных секретах, сложностях и медицинских приметах

Внутрь, в Специализированный центр инфекционных заболеваний Мурманской областной больницы, где лечат зараженных коронавирусом и где располагается один из обсерваторов, журналистов не пустили — регион перешел на особый режим, в приемном покое охрана, представитель полиции — мышь не проскочит, не то что корреспондент с фотокамерой.

Врач-инфекционист встретиться согласилась, но на нейтральной территории.

Кто здесь врач?

Ровно к назначенному времени мы с коллегой, мурманским фотокорреспондентом Львом Федосеевым, подошли к зданию "инфекционки", тут же подъехала "буханка" с эмблемой центра. Женщина в спецодежде, легко спрыгнув с подножки, вытащила из салона сразу три кофра и направилась в сторону входа. Мы за ней.

"Здравствуйте, вы врач, Ксения Григорьевна? Мы, наверное, вас ждем?" — спрашиваю быстро, едва поспевая за проворной незнакомкой. И вдруг в стороне слышу: "Это я Ксения Григорьевна! Здравствуйте!"

Врач-инфекционист Специализированного центра инфекционных заболеваний Мурманской областной больницы Ксения Лишко Лев Федосеев/ТАСС
Описание
Врач-инфекционист Специализированного центра инфекционных заболеваний Мурманской областной больницы Ксения Лишко
© Лев Федосеев/ТАСС

Вижу высокую стройную девушку с пышной копной волос, огромными глазами и очень теплой улыбкой — больше похожую на модель, чем на врача.

"Я — Лишко Ксения Григорьевна, врач-инфекционист, исполняю обязанности заведующего отделением Специализированного центра инфекционных заболеваний Мурманской областной больницы имени Баяндина. Вы хотели со мной поговорить, задавайте вопросы".

"Все, иду в мед!"

"Идея стать врачом появилась внезапно и неожиданно даже для меня самой, — рассказывает Ксения, медленно шагая в направлении нашей машины. — Проснулась утром, думаю, придется ведь идти биологию сдавать, химию… С чего вдруг такая мысль появилась? Эти предметы просто нравились. Среди родственников ни одного медика, мама и папа — железнодорожники. А что, и сдам! Бодро встала, пошла на кухню к родителям и говорю: "Все, иду в мед!" Реакция была такой же неожиданной, очень простой: "Хорошо". Случилось это в восьмом классе, мне показалось, что они не поверили, я с детства занималась хореографией, наверное, думали, что хочу стать балериной", — смеется Ксения.

Танцы у девушки и правда были самым любимым увлечением, в родном карельском городе Медвежьегорске она занималась в танцевальной студии, выступала на концертах. Уроки хореографии не пропускала до окончания школы, а потом все же сделала так, как решила: поступила в медицинский.

В 2016 году окончила Петрозаводский государственный университет. В самом начале обучения выбрала было профилем педиатрию, но на последних курсах все же определилась с более узким направлением — врач-инфекционист.

"Инфекционист — одна из медицинских специальностей, в которой очень широкая и интересная диагностика, всегда есть поле для размышления, не надо резать, шить, надо уметь думать, анализировать и быстро принимать решения", — говорит Ксения.

Сразу после интернатуры такой случай Ксении представился. Молодой врач осталась на ночное дежурство — одна в приемном покое, если не считать медсестру и санитарку. Привезли девушку без сознания, советоваться было не с кем и некогда, нужно было очень быстро ставить диагноз и назначать лечение. Ксения говорит, что запомнит этот случай на всю жизнь.

"Девушке на вид, как мне, 20 с небольшим, температура 40, ее лихорадит, без сознания, уже наблюдается клиническая ригидность мышц шеи (невозможность наклонить голову к груди). Это был менингококковый менингит. Позже анализы это подтвердили, мой диагноз оказался точным. Дальше реанимация, терапия… Девушку вылечили, к счастью, обошлось без осложнений. Сразу-то некогда было думать о страхе, а потом эмоции накрыли, коленки тряслись, потому, наверное, и запомнился этот случай", — вспоминает Ксения.

Мурманский центр инфекционных заболеваний — первое и пока единственное учреждение, где довелось работать Ксении Лишко, здесь проходила интернатуру, здесь и осталась врачом, а совсем недавно стала и.о. завотделением. 

— А не пугает, — спрашиваю, — что придется всю жизнь учиться, ведь врач, как учитель, как журналист, всегда должен быть в гуще масс и в курсе событий?

— Именно это и привлекает в профессии. Когда ты действительно в курсе — не страшно.

Один на один с вирусом

За три года работы в мурманской "инфекционке" Ксении Лишко уже пришлось столкнуться и с малярией из Африки, и с лихорадкой денге со Шри-Ланки. Народ на севере любит путешествовать, привозит разные "сюрпризы".

А вот новый коронавирус — это ребус, который инфекционистам и эпидемиологам мира еще предстоит разгадать, хотя с семейством РНК-вирусов, к которому относится CОVID-19, они сталкиваются очень давно.

Если верить медицинской энциклопедии, РНК-вирусы являются возбудителями целого ряда заболеваний человека, включая лихорадку Эбола, корь, грипп, СПИД, атипичную пневмонию и обычную простуду. От некоторых заболеваний придуманы вакцины, прививки стали защитой человечеству. А вот вакцины от CОVID-19 пока не существует.

"Обычно вирусы этого семейства вызывают заболевания в легкой форме, но иногда у больного может развиться тяжелый острый респираторный синдром, который может быстро привести к смерти. Симптомы похожи на обычное ОРВИ: сухой кашель, температура, нарушение обоняния. Но инфекционист при этом всегда должен обращать внимание на эпидемиологический анамнез — откуда прибыл пациент, с кем общался", — рассказывает Лишко.

Сейчас в Центре инфекционных заболеваний областной больницы в Мурманске проходят лечение восемь пациентов с коронавирусом из общего числа зараженных. Еще 43 человека находятся здесь же с подозрением на COVID-19 и ждут результатов повторных тестов. 

Страх ни при чем

На вопрос, насколько опасно несколько раз за смену заходить в инфекционные боксы и не страшно ли находиться один на один с вирусом, Ксения говорит, что страх ни при чем.

"Знания должны быть, вот наше оружие. Мы же не голышом на эту "амбразуру" кидаемся. У нас есть все необходимые средства защиты: специальные герметичные костюмы-комбинезоны, респираторы, бахилы, перчатки. Все инфекционное отделение разделено на две зоны: "чистую" и "грязную". Вход-выход из одной в другую строго контролируется. Выходя из помещений, где расположены боксы и обсерватор, весь персонал полностью переодевается, проходит полную дезинфекцию, одноразовую защитную одежду сразу сдают на утилизацию. В "чистой" зоне у нас ординаторские, есть комната отдыха, комната для приема пищи, так что нам здесь бояться нечего, надо просто четко соблюдать инструкции", — делится подробностями Ксения Лишко.

"В общем, не могу сказать, что как-то сильно изменилась наша жизнь. Работаем практически в том же режиме: смены, дежурства, обходы, диагнозы, лечение, выписка".

Мурманские медики, в отличие от врачей некоторых российских клиник, не живут в больнице, после смен уходят отдыхать домой.

"В других регионах, где ситуация сложнее, я знаю, врачам оборудуют жилые зоны прямо в больницах. У нас такого нет. Просто нет необходимости", — отвечает Ксения.

Больше всего она и ее коллеги по всей стране сейчас переживают, чтобы не получилось в России такого же сценария, как в Европе, но, говорит, "пока держимся".

"Кубинец" будет жить

Отделение инфекционного центра областной больницы изначально было рассчитано на 50 коек. Сейчас у специалистов "инфекционки" есть возможность разместить у себя 130 человек. В здании когда-то был санаторий, одно крыло стояло закрытым.

Когда объявили пандемию, помещение расконсервировали, экстренно сделали ремонт, обустроили палаты, процедурные. Есть все необходимое оборудование, кислород.

В Центре установлено пять аппаратов ИВЛ, есть они в достатке и в реанимационном отделении главного корпуса больницы. Но пока никто из мурманских пациентов, говорит Лишко, в искусственной вентиляции легких не нуждается.

"Есть у нас несколько пациентов, которым необходима поддержка кислородом, проводим ингаляции увлажненного кислорода, это когда через нос тонкие трубочки вставляются — и пациенты дышат. На фоне проводимого нами лечения у всех положительная динамика", — поясняет доктор.

Осторожно интересуюсь, не тут ли лежит знаменитый в регионе "кубинец" — житель Апатитов, привезший коронавирус после отдыха на Кубе и не соблюдавший режим самоизоляции. 

"Как же, у нас! — улыбается Ксения. — Только его жизни ничего не угрожает, как писали в прессе. Журналисты одного интернет-издания его даже успели "похоронить", а он жив! Состояние у мужчины стабильное — это главное, динамика положительная. Детали раскрывать не буду, не имею права. Одно скажу — еще немного полечим. Но четверых мы уже вылечили и выписали".

Не надо паники

Как ни странно, отмечает Ксения Лишко, сейчас в Центре инфекционных заболеваний в Мурманске практически нет больных с привычными для "инфекционки" диагнозами, почти все поступившие лежат с подозрением на коронавирус. Похоже, люди действительно прислушиваются к советам медиков и внимательнее следят за своим здоровьем. И все же некоторые рекомендации Ксения как специалист дала.

"Защитные маски надо правильно носить — обязательно прятать нос, иначе защита не сработает. Вирус чаще всего распространяется воздушно-капельным путем, от вас он может и не уйти, если чихнете в маске, а вот "подхватить" его от других можно запросто, когда нос наружу".

Изоляция сейчас, как считает Ксения и ее коллеги, одна из самых действенных мер в борьбе с распространением коронавируса. Она не уберет заболеваемость на 100%, считают врачи, но точно снизит.

"Подчеркиваю, — говорит Лишко, — не от каждых симптомов ОРВИ нужно "лететь" на Полухина, 7 (адрес Центра инфекционных заболеваний в Мурманске — прим. ТАСС). Если вы никуда не выезжали за пределы области давно, ни с кем подозрительным не контактировали и у вас появились симптомы ОРВИ, это еще не значит, что у вас коронавирус. Не надо паники. Нужно быть настороже, соблюдать и дальше рекомендации по самоизоляции, санитарный режим, но не паниковать".

"Супердоктор" о приметах

Провожая Ксению до здания центра, подходим к приемному отделению. Дверь приоткрывает санитарка — Таисия Самохвалова, она в центре работает давно, всех врачей хорошо знает — по 12 часов проводит в отделении на смене.

Спрашиваем, какое мнение у нее о новой завотделением. "Она у нас, хоть и молодая, но очень грамотная. А еще — чуткая, внимательная, никогда не пройдет мимо, всегда спросит, как жизнь, как здоровье. И пациентов навещает не только во время обхода. Супердоктор!" — не скупится на похвалы женщина.

Уже прощаясь, задаем последний вопрос Ксении Лишко: есть ли приметы, которые соблюдают медики?

"Есть, и они "работают", — улыбается смущенно "супердоктор". —  Никогда нельзя желать врачу на дежурстве спокойной смены!"

Эльвира Серга