Все новости
По Великому чайному пути.
По Великому чайному пути.
По Великому чайному пути.
По Великому чайному пути.
По Великому чайному пути.

По Великому чайному пути. В горах Байкала открыли новую туристическую тропу

© Личный архив Евгения Ракитянского
В горах хребта Хамар-Дабан у южных берегов Байкала сохранились следы Великого чайного пути — торгового маршрута, в XVI–XIX веках соединявшего Азию и Европу. Волонтеры со всей страны и из-за рубежа объединились и за три года построили на участке караванного пути удобную тропу и смотровые площадки

Теперь дорогой купеческих караванов может пройти пешком или проехать на велосипеде любой желающий.

История пути

Когда в 2014–2017 годах Байкал переживал период маловодья, в поселке Култук, который в свои 373 года является самым старым поселком на южном побережье озера, из-за понизившегося уровня воды временно обнажились следы караванного пути. Это были остатки вымощенного камнем участка Кругобайкальского тракта, соединявшего Иркутск и Кяхту. Он входил в сеть дорог, составлявших Великий чайный путь.

Часть Кругобайкальского тракта была под водой из-за того, что в середине прошлого столетия построили Иркутскую ГЭС и уровень Байкала поднялся. Но в районе Култука остался участок тракта, проходивший среди гор Хамар-Дабана в XVIII–XIX веках.

Обозы, груженные чаем, надолго оставили свой след в горах. В некоторых местах широкую колею можно увидеть невооруженным взглядом, в других же придется присмотреться, чтобы найти ее в траве.

В горах кроме следов тракта раньше была стихийная дорожка, протоптанная местными жителями, которые ходят туда по грибы. Волонтеры из Иркутской области после истории с показавшимся из-под воды участком дороги решили сделать в горах удобную и безопасную тропу, чтобы историческую дорогу смогли увидеть и туристы.

Идея принадлежала инициативной группе "Байкальский проект", уже 18 лет занимающейся строительством туристических троп и мостиков через речки и ручьи в окрестностях Байкала.

Команда

Сами себя ребята называют "Команда "Байкальского проекта". Основной костяк — шесть человек, это люди разных возрастов и профессий, живущие в разных городах России. Каждый из них, однажды приехав строить тропы на Байкале, увлекся этой идеей на много лет и со временем стал соорганизатором. 

Евгений Ракитянский — программист, видеооператор. До Чайного пути у него уже был пятилетний опыт тропостроительства. 

К волонтерству Ракитянского привели любовь к природе и стремление лучше понять себя и мир. Эмоции после первого сезона были настолько сильными, что в проекте он задержался на целых 15 лет.

Евгений Скорцов из Екатеринбурга — инженер-электромеханик по первому образованию и психолог — по второму. В 2005 году он стал координатором "Байкальского проекта" вместо Натальи Наумовой.

"Мне тогда было интересно в принципе попробовать себя в волонтерском экологическим проекте, тем более на Байкале, куда каждый человек хочет съездить. Я увидел большой потенциал у проекта и взял на себя координаторство, потому что предыдущий координатор уезжала, а мне было интересно работать с молодежью, помогать им в личностном росте", — говорит Скворцов.

Татьяна Турчанинова из Москвы — социолог, а работает в области контроля качества, в компании, которая производит игрушки из дерева. На "Байкальском проекте" она — повар и переводчик. Ее коллега, повар Руфина Любченко из Москвы, в обычной жизни — сотрудник банка.

Строительными работами во время прокладки троп руководят бригадиры. Эти функции кроме Евгения Ракитянского выполняют Денис Брюхин, художник из Санкт-Петербурга, и Ралиф Галиев из Екатеринбурга, у которого столько профессий, что не сосчитать. Все считают Ралифа мастером на все руки. Сейчас он участвует в строительстве веревочного парка на Урале. 

По словам организаторов "Байкальского проекта", всех их объединяет любовь к природе и людям и стремление делиться ею с другими.

Строительство всем миром

Перед началом строительства тропы инициаторы проекта, представители муниципальной власти, МЧС и Лесхоза организовали для разведки экспедицию, рассказали в администрации Слюдянского района. После того как все согласовательные вопросы с властями были улажены, волонтеры приступили к постройке.

"За сезон 2017 года мы провели разведку, спроектировали и построили значительный участок тропы", — рассказывает один из координаторов проекта, житель города Байкальска Евгений Ракитянский.

Евгений Ракитянский Личный архив Евгения Ракитянского
Описание
Евгений Ракитянский
© Личный архив Евгения Ракитянского

Всего работали три года, или три сезона, за которые проложили 2,5 км тропы. Каждый сезон состоял из четырех смен, а в смену работали от 20 до 80 человек. Это шесть членов инициативной группы — координаторы, бригадиры и повара, а также волонтеры из разных регионов России.

Были добровольцы из Испании, Вьетнама, Японии и Южной Кореи. Люди разных возрастов и социальных статусов приезжали в одиночку и семьями. Одни, говорит Ракитянский, узнавали о строительстве от своих друзей, ранее участвовавших в прокладке троп на Байкале, другие — из сервисов, где аккумулируются сведения о реализующихся волонтерских проектах.

"Японцы и корейцы, вдохновившись проектом, не просто приехали на строительство тропы, но еще и организовали акцию по его поддержке у себя на родине. Они занимались фандрайзингом, то есть ходили по улицам, общались с людьми, говорили, что едут в Россию строить тропу, собрали так деньги себе на билеты, а также на необходимую экипировку. Потом часть экипировки, в частности палатки, оставили нам", — рассказывает Евгений.

"Инфраструктура" тропы

В строительстве применяли только материал, который был в буквальном смысле под ногами. Снимали дерн, аккуратно укладывая его по обочинам дорожки, чтобы не погубить снятые с ним растения, а позволить им прижиться на новом месте.

В вопросах сохранения биоразнообразия тоже консультировались со специалистами, стараясь максимально сохранить растительный мир. Деревья не рубили, а прокладывали дорожку между ними.

"Мы не допускаем в своей работе того, что допускается в мировой практике. Например, в некоторых странах вполне нормально спилить дерево, если оно стоит на пути строительства тропы", — говорит Евгений. Бережно обращались даже с выкопанными камнями.

"Все камни убирали, прятали. Где-то ими укрепляли внешний край тропы, делали дренаж. Там, где повороты, там, где скапливаются осадки, вода течет во время сильного дождя, необходимо было обеспечить сток воды без размыва почвы", — рассказывает Евгений Ракитянский.

В разных точках тропы волонтеры построили места для отдыха и смотровые площадки. Из старых поваленных деревьев и пеньков соорудили лавочки, из камней и дерева — лесенки, которые ведут на смотровые площадки. С них открываются живописные виды на долины и Байкал.

Кажется, биологическое разнообразие волонтерам удалось сохранить в полной мере: на всем протяжении тропы растут лесные цветы и земляника, то и дело встречаются муравейники и кочующие через тропу стайки муравьев.

Сохранность тишины

Тропа берет начало у Транссиба на окраине поселка Култук, добраться до которого можно либо электричкой с ж/д вокзала Иркутска до станции Култук, либо маршруткой с иркутского автовокзала, либо автомобилем по федеральной трассе Р258 "Байкал".

Вход на тропу волонтеры обозначили приметной вывеской. Дорожка выводит туриста на караванный путь и ведет его по направлению следования обозов, однако иногда отходит в сторону: тракт был очень извилист и крут, поэтому те места, где дорога резко идет вверх, маршрут плавно обходит, чтобы идти было легче и безопаснее.

Дорожка рассчитана на пеших туристов и велосипедистов. По следам видно, что кто-то уже проезжал и на мотоцикле. Ракитянский говорит, что маршрут круглогодичный, так как зимой здесь мало снега, поэтому путь не затруднен.

"Здесь можно совершать и короткие прогулки, и длительные походы, в том числе на лошадях, — очень большой потенциал для развития", — говорит Евгений.

Сначала тропу хотели сделать широкой с расчетом на квадроциклы и снегоходы, но потом от этой идеи отказались.

"Мы нашли много красивых, притягательных мест. Квадроциклы нарушат их тишину. А сохранность тишины — это один из элементов туристической привлекательности", — уверен Ракитянский.

Там, где маршрут заканчивается, продолжается караванный путь, который в этой местности сохранился на протяжении 44 км. В планах волонтеров — обустроить весь этот участок, но этот проект финансово емкий. Координаторы взяли время, чтобы найти инвесторов, готовых их поддержать.

До этого все проекты оплачивала из собственных средств инициативная группа, координаторы, а участники постройки вносят вклад — 8 тыс. рублей с человека за две недели. Смена состоит не только из работы, часть времени волонтеры проводят в походах и экскурсиях.

Один проект и много целей

Как говорит Евгений Ракитянский, строительство тропы на Великом чайном пути он с единомышленниками задумал, конечно, не просто так и не просто ради создания туристического маршрута для привлечения новых путешественников.

Евгений считает, что пеший туризм сейчас на подъеме. "И тренд этот будет еще продолжаться. Наблюдается тенденция вести здоровый образ жизни вне спортивных залов. К слову, изменился и тип пеших туристов. Если раньше это были люди с котелками, то сейчас это спортивные люди со средним и выше среднего уровня достатком. Также в походы стали ходить семьи с детьми", — рассказывает Евгений.

И наконец, строительство тропы — миротворческий проект. Таким был и сам Великий чайный путь, который за свое более чем 200-летнее существование поспособствовал сближению народов Китая, Монголии и России, установлению между ними не только торгово-экономических, но и дипломатических, и культурных связей.

Сейчас путь объединил волонтеров из разных точек мира: как когда-то купцы вложили свои капиталы в строительство пути и его инфраструктуры, так волонтеры отдали личные средства, свои силы и время на пользу общества.

Однако и добровольцы взамен получили не только впечатления от природы Байкала и единомышленников со всего мира, но и личностный рост: развитие мотивации, навыков командной работы и, конечно, бережного отношения к природе.

Светлана Латынина