Все новости
"Благодатное место".
"Благодатное место".
"Благодатное место".
"Благодатное место".
"Благодатное место".

"Благодатное место". Как живет древнейший поселок Новосибирской области

Село Чингис
© Кирилл Кухмарь/ТАСС
Сибирский Китеж — так иногда называют село Чингис, где, по официальным данным, живут 600 человек, хотя, глядя на широкие, пустые улицы, кажется, что здесь вообще никто не живет. Местные утверждают: это совсем не так, на самом деле в Чингис постоянно приезжают туристы, просто сейчас из-за коронавируса их стало меньше

"У нас туристов очень много ездит сюда, каждые выходные и по сто человек бывает, в основном, конечно, из Новосибирска, но бывают и из-за границы — Германии, Венгрии, Чехии, Италии, с Украины приезжали недавно — все интересуются русской культурой. Время сейчас такое, чтобы ею интересоваться", — считает заведующая Чингисским музеем Людмила Дрючина, которая еженедельно проводит тут экскурсии.

Туристов в Чингис возит паром, который отплывает из соседнего села Спирино раз в пару часов. По воде до самого древнего русского поселения в современной Новосибирской области, образование которого датируется 1630 годом, всего 15 минут.

Паромщик, когда мы на судне причаливаем к берегу, через громкоговоритель желает всем хорошего дня — и сложно понять: то ли это сибирские гостеприимство, то ли часть туристического сервиса.

Территория Чингиса состоит из двух частей: островной, где находятся многие местные достопримечательности, и так называемой "едины", где живет основное население поселка. Между собой они соединены дамбой. Когда-то дамбы не было и до островной части села добирались вплавь, утверждают местные жители.

Живая история

С одной стороны чингисскую землю окружает вода, с другой — шесть курганов, раскопки которых в селе велись почти всю вторую половину XX века. В окрестностях села археологи нашли погребения воинов второй половины первого тысячелетия нашей эры. Одно из них было особенно богатым: в могиле лежал воин в обмундировании с колчаном, полным стрел с железными наконечниками, и огромным золотым однолезвийным мечом или саблей. Предположительно, захоронение связано со сражениями войска Тартлавы. 

Предводитель сибирских татар князь Тартлава, рассказала Людмила Дрючина, начал строить крепость на берегу Оби в 1629 году. Она служила временным пристанищем между набегами кочевников на поселения по всей Западной Сибири. После того как войско Тартлавы в бою разбил омский воевода Яков Тухачевский, след Чингиса-городка надолго затерялся в исторических документах.

В следующий раз упоминания о Чингисской деревне встречаются уже в эпоху Петра I, когда император впервые провел перепись населения. Среди живших в Чингисе в тот период в переписи перечислены крепостные крестьяне и купец Милованов, в честь которого впоследствии назовут деревню по соседству.

"Раньше как перепись вели — не каждого учитывали, а подворье, где могли проживать от пяти человек и выше, семьи были большие", — поясняет Людмила Дрючина.

Людмила Дрючина Кирилл Кухмарь/ТАСС
Описание
Людмила Дрючина
© Кирилл Кухмарь/ТАСС

В последний раз, говорит Дрючина, полевые исследования рядом с Чингисом велись около пяти лет назад. Большую часть находок отправили в Новосибирский краеведческий музей, а в самом селе почти ничего не осталось.

В Чингис каждое лето приезжают энтузиасты с металлоискателями в поисках старинных монет и металлических деталей амуниции — все это по-прежнему можно найти на берегу реки Малый Чингис, впадающей в Обь.

В 60-е годы в деревянной сельской школе, старейшей в Новосибирской области, существовал собственный музей Чингиса, которые обладал обширной коллекцией древней керамики, монет и наконечников от стрел, однако впоследствии многое оттуда было похищено. Восстановить музей в изначальном виде так и не удалось. Сейчас остатки былой коллекции хранятся в Доме культуры, где в небольшой комнатке с парой окон собраны вещи, которые принесли в музей сами чингисцы.

"Самый старый экспонат у нас — рог бизона. Датируется VIII веком до нашей эры. Большую часть вещей — керамику, окаменелости — наши жители нашли в устье реки Каменки уже в нашем веке. Исторические редкости у нас можно и за огородами найти", — рассказывает Дрючина, указывая на редкий бронзовый нож, найденный в лесу ее супругом.

Женщина у станка

Кроме археологических находок в музее Чингиса собраны орудия для ремесел, которыми на протяжении нескольких веков занимались жители села. Это и кузнечные клещи, покрытые слоем ржавчины, и длинный ряд крынок — продукции гончарной мастерской, и деревянные колодки для изготовления обуви. Дрючина говорит, что последний обувной мастер в Чингисе умер еще в 1980-х. Здесь же стоит прялка — одно из основных трудовых орудий чингисских женщин и по сей день.

"Мы прядем пух и овечью шерсть. Мы держим овец, стрижем их, а получившуюся шерсть хорошо теребим, вообще надо специальными теребилками, но мы вручную. Потом в кудельку очищенную от волокон шерсть сворачиваем, вытягиваем нить, привязываем к веретену — и можно садиться прясть", — посвящает нас в сложный процесс Нина Яковлевна Кулигина, преподаватель рукоделия в Доме культуры Чингиса и потомственная пряха.

Нина Кулигина Кирилл Кухмарь/ТАСС
Описание
Нина Кулигина
© Кирилл Кухмарь/ТАСС

Нина Кулигина ведет сидячий образ жизни, но сидит не у телевизора, а у прялки. Прясть она научилась после того, как вышла здесь, в Чингисе, замуж. Ремеслу ее обучила свекровь, коренная жительница села, семья которой держала овец — тех самых "поставщиков" сырья для пряжи.

Нина Яковлевна и сейчас продолжает семейное дело, так же держит овец, однако признается, что делает это скорее для собственного успокоения: вечера у прядильного станка успокаивают и умиротворяют.

"У нас проблема — некуда эту шерсть девать. Состригаем, забираем какую-то часть себе, а все остальное — в мусорный мешок и сжигаем. Зачем человек будет этим заниматься? Это же тяжелый труд — и подстричь овец надо, и выкормить, а еще ведь у прялки спина затекает", — поясняет Кулигина.

Многие местные жительницы по-прежнему легко управляются с прялкой, но и это ремесло со временем уходит. Раньше пряжу в Чингисе использовали для ткачества в специальной артели, а готовые изделия продавали, сейчас такой бизнес кажется нерентабельным. Но чингисцы все еще надеются возродить ткацкий промысел.

Село Чингисы Кирилл Кухмарь/ТАСС
Описание
Село Чингисы
© Кирилл Кухмарь/ТАСС

"У нас сейчас вообще ничего нет по сути, ни одного предприятия, на котором можно было бы работать. Село старинное, село красивое, на берегу Оби стоит. Вот мы и решили: а почему бы не показать людям, местным жителям, туристам, как наши предки ткали своими руками? Вот мы выиграли грант на два станка, недавно их собрали, теперь разбираемся с инструкцией, будем учиться помаленьку", — говорит Людмила Дрючина.

Природные краски

Вдалеке от сельского музея, в овраге, где река Малый Чингис образует причудливый круг, находится еще одна гордость местных обитателей — месторождение цветной глины. Как рассказывает одна из коренных жительниц села Тамара Горшкова, рядом с поселком есть несколько природных скоплений глины.

Есть месторождение красной и голубой, но туристов больше всего притягивает обрыв у реки, где в нескольких метрах друг от друга находятся белая и желтая глина. Она крошится с обрывистого берега прямо в воду, но не красит ее, а лишь оседает на дно.

"Белую и голубую глину берут на маски, потому что она содержит серебро, обладает отбеливающим эффектом. Берут глину на лечение, суставы полечить. Она содержит железо, марганец, калий, магний, медь — много полезных микроэлементов. Обычно туристы приезжают, копают и спрашивают, какую глину лучше взять, но в этом году из-за коронавируса здесь никого нет", — поясняет Тамара Алексеевна, кивая в сторону речки.

Тамара Горшкова Кирилл Кухмарь/ТАСС
Описание
Тамара Горшкова
© Кирилл Кухмарь/ТАСС

Месторождение глины, говорит Горшкова, нашли тут около века назад. Глину копают и местные жители, но в основном для утилитарных целей — например, для побелки. Чтобы никто не поскользнулся на обрывистом берегу, волонтеры из сельской школы сколотили из толстых березовых веток лестницу, по которой можно спуститься к реке. Но Тамара Алексеевна, ловко шагающая по зарослям кустарника вблизи Малого Чингиса, сказала нам, что к воде спускаться все же не будет: подниматься потом тяжело.

"Когда я работала в школе, водила девчонок на экскурсии. Мы строили, лепили из этой глины кто что хотел — замки, крепости. Эта глина не убывает. И она до того сильно схватилась, что никакой водой ее было не размягчить, словно керамика", — рассказывает Горшкова.

За свою жизнь, а Тамаре Алексеевне почти 80, она чем только не занималась — и депутатом была, и экскурсоводом, но всегда стремилась быть в центре общественной жизни Чингиса. Дети Горшковой уехали из села и теперь приезжают в гости, чтобы показать бабушке внуков. Так, вдали от города, доживают свой век многие жители поселка.

Сейчас ни одного крупного предприятия в Чингисе не осталось. Для разработки тех же месторождений цветной глины предпринимателям надо привезти в село технику, создать инфраструктуру и обустроить дороги, а это слишком затратно. Поэтому пока уникальную чингисскую глину можно увезти с собой, лишь накопав у берега несколько кусков.

Сибирский Китеж

Важное применение цветная глина нашла при восстановлении главной чингисской достопримечательности — каменного храма, одного из самых древних в Западной Сибири. Старое здание церкви в 30-е годы XX века приспособили под клуб, а позднее — под зернохранилище.

Затем часть храма уничтожил пожар, после чего остался только фундамент и частично стены. В 1997 году чингисцы решили восстановить церковь, так начался долгий процесс воссоздания постройки первой половины XIX века.

Храм находится в островной части села прямо у воды. Рядом с ним кладбище, где хоронили служивших здесь монахов и священников. Земля в этом месте холмистая и неровная, а траву истоптали пасущиеся коровы.

Восстановление чингисского храма заняло у местных жителей долгих 30 лет, восемь из них ушло на роспись стен церкви. Ради этого художница Лариса Кононова, которая до этого расписывала купол Новосибирского театра оперы и балета, приезжала в Чингис каждое лето.

"Я предложила ей, она сначала загорелась, потом отказалась. Но потом все же приезжала каждое лето до своей смерти. Летом театр закрывался, артисты уезжали на гастроли, а она ехала к нам", — рассказывает Ольга Морозова, которая на протяжении многих лет занимается восстановлением храма.

Расписывали церковь по старинной технологии: глина предварительно высушивалась, затем измельчалась и разводилась до состояния кашицы. Специального оборудования, рассказывает Ольга, не было, поэтому глину измельчали в кофемолках. После этого в нее добавляли смесь из раствора извести и куриных яиц, чтобы краска лучше приставала к стене.

Морозова показывает нам фотографии, на которых храм еще скрыт за строительными лесами: "Три яруса было этих лесов. Вот Лариса, женщина достаточно крупная, на них залезала и расписывала. Она старалась приезжать до сентября, чтобы успеть еще поработать, но ко второму залу так и не приступила — инсульт".

Для восстановления самого здания в Чингис специально приезжали монахи Завьяловского монастыря, расположенного неподалеку. Возрожденному храму, как и деревянной церкви, которая была построена здесь в 1759 году, вновь было присвоено имя первоверховных апостолов Петра и Павла. Ежегодно в день чествования этих святых в храм съезжается множество паломников со всей Сибири.

Как пишет в своей книге "Звон Чингисского колокола" историк Вадим Журавлев, Петропавловская церковь в Чингисе, существовавшая до начала 30-х годов XX века, была богатой: иконы и книги привезли сюда из Греции. С приходом большевиков все церковные облачения, иконы и книги решено было сжечь, а бронзовые с серебром колокола, тоже необычные для небольшой сельской церквушки, — снять и увезти в соседнее село Спирино на переплавку.

 Однако судно, на котором перевозили колокола, потонуло и несколько тонн бронзы ушло на дно. Местные жители, рассказавшие Журавлеву эту историю, говорили, что те, кто рисковал пойти весной перед Пасхой по рыхлому льду, слышали звон чингисских колоколов из глубины. Из-за этой легенды Чингис и зовут иногда сибирским Китежем.

"Храм старый, намоленный, сильный храм. У нас на праздник Петра и Павла приезжает много народу. В этом году коронавирус — и то люди приехали, но мы сделали стол отдельный для священников, а для прихожан лавочки расставили по территории церкви, чтобы они не соприкасались друг с другом", — говорит Морозова.

В планах у чингисцев восстановить и церковно-приходскую школу, которая находилась рядом с храмом, а также построить трапезную.

Уезжать не захотелось

Среди постоянных посетительниц восстановленного храма — мать восьмерых детей Маргарита Данилова. Даниловы ездят по Чингису на микроавтобусе, он удобен для бездорожья, и в нем помещаются сразу все члены семьи. Маргарита, темноволосая женщина лет сорока, увлекается вместе с детьми лоскутным шитьем.

Гигантские полотна, которые получаются из сшитых ромбиков ткани, можно не только использовать как одеяло, но и вешать на стену. "Года четыре назад начали этим заниматься. Сидели зимними вечерами, все вспоминали про бабушек, про дедушек и вот начали шить. У нас это хобби, но и людям, если спрашивают, мы, конечно, шьем", — добавляет Данилова.

Она переехал в Чингис десять лет назад из Новосибирска вместе с мужем. Решение далось супругам легко — обоим надоела городская суета, к тому же родственники Маргариты — коренные чингисцы.

"Все мои родные здесь раньше жили, бабушки и дедушки в этом храме все венчались, крестились. И мы тоже пожили-пожили, решили здесь остаться. Научились здесь и сыр делать, и хлеб печь, и сгущенку домашнюю варить", — рассказывает Данилова.

Маргарита Данилова Кирилл Кухмарь/ТАСС
Описание
Маргарита Данилова
© Кирилл Кухмарь/ТАСС

Однако поначалу семье пришлось непросто: Маргарита оказалась не совсем готовой к тому, что многое нужно было делать своими руками. "Я многому научилась, сначала все тяжело было, потому что все навыки совсем другие были, — поясняет она. — Но главное: здесь место-то благодатное, чувствуете, наверное, здесь дышится так хорошо, легко. Кто ни приезжает, всем очень нравится".

Полина Болдырева