Все новости

Мясник, играющий музыкальные марафоны. История пианиста из Санкт-Петербурга

Руслан Ишдавлетов
© Личный архив Руслана Ишдавлетова
Руслан Ишдавлетов установил мировой рекорд по беспрерывной игре на фортепиано. Он занимается импровизацией уже восемь лет и сравнивает ее с терапией и медитацией. Он поделился с ТАСС космическими ощущениями от музыкальных марафонов и рассказал о том, как ему удается сочетать два противоположных рода деятельности — музыку и работу в торговле

Исполнить папины мечты

Руслан родился в Уфе, в музыкальную школу пошел поздно, не в пять-семь, как обычно, а в десять лет. Особых причин, говорит музыкант, этому не было. "Видимо, отец именно тогда посчитал, что я созрел для музыкальной школы".

Отец мальчика пел, играл на гитаре и пианино.

"Он был очень талантливым — очень хорошо пел, играл на разных инструментах и, видимо, как обычно бывает, свои нереализованные моменты хотел воплотить во мне. Он родом из деревни, занимался музыкой непрофессионально, можно сказать, самородок. Но его взяли без экзаменов в училище искусств на вокальное отделение, потому что он действительно был очень одаренным. Но он все же выбрал иной путь — сначала работал правоохранителем, а потом оператором на заводе Уфанефтехим. Музыка так и осталась для него любимым хобби", — вспоминает пианист.

Первые годы учебы, признается, были мучением. "Я не понимал, зачем мне это нужно, но когда что-то начало получаться более или менее вменяемое — меня это втянуло", — вспоминает музыкант.

После трех лет в музыкальной школе отец определил мальчика в специализированный интернат для талантливых детей, и там Руслан смог почувствовать музыку совершенно по-особенному.

"Я помню этот день отчетливо, была весна, я шел в музыкальную школу. Мы начинали играть тогда "Прелюдию" Баха. И в этот момент что-то во мне произошло внутри, я начал испытывать это неописуемое ощущение, наслаждение от музыки, близкое к медитации: тогда началось ощущение умиротворения от музыки", — рассказывает он.

В то время Руслан играл по пять-семь часов в день. "В принципе, это норма для любого музыканта, мне это легко давалось. Я учился там три года, потом отец решил сделать из меня композитора. Я начал заниматься с профессорами, что-то сочинять, начало получаться — в итоге поступил в Академию искусств Башкирии", — говорит собеседник.

В Петербург — за мечтой

Однако доучиться в академии не получилось. "Чего-то мне там не хватало, какой-то свободы. Была какая-то депрессия, тупик. В итоге спустя два года, недоучившись в академии, я уезжаю в Петербург в погоне за какой-то мечтой. Приехал, влюбился в этот город, нашел свой дом — и живу здесь с 2003 года", — рассказывает пианист.

В Петербурге музыкант решил поэкспериментировать с жанрами, чтобы понять, что ему ближе всего. Он пробовал себя в роке, джазе, электронной музыке.

"Мне очень повезло, взаимодействуя с разными музыкантами, я от них черпал всего понемногу, впитывал, — рассказывает он. — Это и сейчас присутствует в моей музыке, там есть все — и джаз, и рок, все, что я играл, сейчас продолжается в моей импровизации".

Импровизацией музыкант увлекся в 2012 году. Тогда он играл с коллегами по музыкальному коллективу на улицах, так что этот не совсем обычный музыкальный жанр стал рождаться совершенно органично и спонтанно. С годами появляются все новые приемы игры, искусство постоянно совершенствуется.

"Мне всегда было интересно сочинять, находить музыку. То есть писать не разумом, а именно подключаться к состоянию, когда ты являешься проводником между душой, божественным началом, как угодно назовите, и этим миром. Я всегда стремился, музицируя, войти в такое состояние, когда я не сам сочиняю музыку, а лишь являюсь инструментом. Это — самое ценное, когда ты не анализируешь свои движения пальцев, а просто наблюдаешь и слушаешь. Можно сказать, играешь сердцем", — объясняет Руслан.

Путешествие с музыкой

В 2019 году умер отец Руслана, последние годы страдавший тяжелой болезнью.

"Я все это время за ним ухаживал, и он был мне и отцом, и в какой-то степени ребенком. Когда он умер, я очень тяжело переживал утрату. Тогда я начал задумываться о том, что отец ждал от меня, на что надеялся. Я именно тогда решил максимально серьезно посвятить себя музыке: помню, меня тогда спасало то, что я постоянно играл. В итоге, думаю, именно этот душевный слом привел меня к идее марафонов", — говорит пианист.

Первый марафон он отыграл совершенно случайно, услышав от товарищей о некоем пианисте, который музицировал сутки без перерыва. Это было в феврале прошлого года, Руслан признается, что изначально не был уверен, что у него получится.

"Было даже страшно решаться: я тогда не мог себе представить, как это — 24 часа подряд играть. Было тяжело, болели и затекали руки и все тело. Несколько раз даже посетили мысли: надо прекращать и идти домой. Но велась трансляция, на меня смотрели люди, и это меня подстегивало продолжать. Я доиграл 24 часа", — вспоминает Руслан.

С тех пор на счету музыканта пять марафонов, раз за разом все более продолжительных. Руслан говорит, что во время беспрерывной игры появляются ощущения, которые схожи с глубокой медитацией.

"В последнем марафоне была вообще удивительная ситуация. После 30 часов игры наступил такой момент, как будто видеомонтажер использует эффект наслоения: я ощущал себя в бесконечном количестве разных измерений", — делится впечатлениями Руслан.

Во время долгой игры иначе ощущается не только пространство, но и время. Руслан рассказывает, что в течение марафона наступил такой период, когда ему начало казаться, что он в космосе и что на Земле проходят годы, а на самом деле всего лишь часы. 

Его марафоны, говорит Руслан, пользуются популярностью, их смотрят десятки тысяч зрителей. "Самое интересное, что люди не воспринимают это как импровизации. Я доволен, что моя игра по прошествии времени воспринимается как полноценные произведения, — рассказывает Руслан. — После марафонов мне поступило несколько предложений о концертах".

О работе и планах

В 2010 году семья Руслана увеличилась, денег стало не хватать. Музыка тогда не давала особого дохода, и мужчина устроился мясником на рынке Всеволожского района Ленинградской области.

"Родился сын, нужны были деньги. Мой друг меня просто привел на рынок и устроил. Да, я работаю мясником, уже десять лет рублю мясо. Я этим зарабатываю деньги", — объясняет Руслан.

В этом странном сочетании профессий Руслан заметил интересную особенность.

"Я все не мог понять, почему я не переигрываю руки, — рассуждает Руслан. — Получается, что, когда топор держишь постоянно, тренируются сухожилия, и это помогает мне — руки не зажимаются, пальцы не устают".

На вопрос о том, как пианисту удается совмещать тяжелую физическую работу с игрой на фортепиано, отвечает, что музыка для него — терапия. Когда он играл после работы в Александровском парке на улице, то совершенно не уставал. "Это продолжалось около двух месяцев без выходных. И тогда я понял, что происходит очень мощный заряд от музыки, от публики. С помощью музыки можно преодолевать любые препятствия", — уверен музыкант.

В его дальнейших планах — развивать импровизацию и дальше, а также снять фильм о своей истории пианиста. "Разумеется, мне бы хотелось достучаться до масс, чтобы моя музыка приносила достойный доход, чтобы я мог максимально освободить свое время, чтобы заниматься воспитанием сына, чтобы ездить в международные туры", — сказал он.

25 сентября на выставке световых инсталляций "Сад сновидений" в креативном пространстве Люмьер-Холл Руслан снова играл марафон — на этот раз 50-часовой. Однако, как признается музыкант, в этот раз он сделал два небольших перерыва, так что рекордом его не считает.

"Я планирую и дальше играть марафоны, но уже без всяких заявок на рекорды. Потому что я как-то обнаружил в соцсетях комментарий, что если бы это спасало чьи-то жизни, то было бы больше смысла. Сначала я не придал этому значения, но сейчас обсуждаю с Планетарием в Петербурге, если им это будет интересно, играть многочасовые импровизации в качестве благотворительных акций".

Олег Павленко