Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Главный психиатр-нарколог Минздрава РФ: в Москве в кальяны могут подмешивать наркотики

20 марта 2015, 10:00 UTC+3
Евгений Брюн рассказал, чем опасны спайсы, как обезопасить себя от них и зачем их могут добавлять в кальянный табак
Материал из 1 страницы
Главный нарколог России Евгений Брюн во время пресс-конференции

Главный нарколог России Евгений Брюн во время пресс-конференции

© Архив ИТАР-ТАСС/ Юрий Машков

В последние годы курение кальяна в столичных кафе и ресторанах - одна из модных тенденций в молодежной среде. Тысячи заведений в Москве предлагают своим гостям эту услугу, завлекая посетителей небольшими ценами и экзотическим табаком с разнообразными вкусами.

Однако, наркологи предупреждают: зафиксированы случаи, когда в обычный кальян подмешиваются так называемые спайсы или курительные смеси, представляющие собой не только серьезную опасность для здоровья, но и угрожающие вполне реальной наркотической зависимостью. По данным врачей, до 10% всех токсических отравлений приходится именно случаи, связанные с употреблением спайсов. О том, какому риску подвергают себя любители «подымить» и как это сказывается на их здоровье, рассказал в эксклюзивном интервью ТАСС главный психиатр-нарколог Минздрава России Евгений Брюн.

 

- Какая категория москвичей чаще всего курит кальян и можно ли говорить о зависимости от курительных смесей?

- В основном кальян курит молодежь в возрасте от 16 до 30 лет. Для них это развлечение, способ расслабиться и быть «своим» в компании. Беда в том, что к кальянному табаку могут подмешать спайс, гашиш или даже кокаин. Среди моих пациентов были случаи, когда им незаметно добавили наркотик в кальян, и очень быстро «модное развлечение» перешло в навязчивое стремление покурить. Для владельцев таких заведений это выгодно, ведь клиент, получивший серьезную зависимость, сам того не осознавая будет возвращаться сюда снова и снова.

Были случаи, когда ребята полностью «подсаживались» на такие курительные смеси. На первом этапе зависимость проявлялась в виде настойчивого желания расслабиться с помощью кальяна. Мало кто задумывался на ранней стадии зависимости, почему человека тянуло именно в это место, именно к этому «табаку». Уверяю, найдется множество объяснений: музыка хорошая, атмосфера уютная, кальянный дым «мягкий». О том, что речь идет о зарождении наркомании, никто не думает.

Далее у человека появляются навязчивые идеи избавиться от грустных мыслей, от плохого настроения и, кажется, что только сладкий дым кальяна способен взять и в одночасье убрать весь негатив. К наступлению третьей стадии организм уже настолько перестраивается под зависимость, что психическое и физическое влечение к кальяну будет практически маниакальным. Это уже та степень зависимости, при которой начинается постепенное разрушение организма.

Кстати, смею разочаровать и тех, кто просто может сидеть рядом с компанией, раскуривающий кальян. Дым, в том числе от спайсов, подмешанных в табак, оказывает на некурящих не меньшее губительное воздействие. И зависимость может возникнуть точно такая же и с такими же последствиями.

- Неужели владельцы таких заведений не несут никакой ответственности за подобные преступления?

- Доказать что-либо очень сложно. Человек попал к наркологу, который диагностировал у него зависимость от спайсов, наркотические вещества обнаружены у человека в крови. Откуда это взялось? Во-первых, мало кто может подумать о том, что в кальян возможно добавлять наркотики. А во-вторых, как доказать, что это сделали именно в каком-то конкретном заведении? Получается, что виноват сам человек, и это еще больше усугубляет ситуацию.

- Прецедентов, когда бы наказание было применено к таким заведениям нет?

- За всю многолетнюю практику у меня нет данных, чтобы какое-то кафе, ресторан или заведение, практикующее подобные противоправные действия были закрыты, а их владельцы понесли наказание. Еще раз повторю – доказать что-то юридически очень сложно и вина, как правило, ложится на невольно попавшего в зависимость человека.

- Можно ли заранее проверить кальян на наличие наркотических веществ?

- Конечно. Существуют так называемые «быстрые тесты», которые показывают наличие наркотических веществ в кальяне через несколько минут после окунания тестовой полоски в воду. Но Вы же понимаете, что в большинстве своем никто так делать не будет.

Но, так или иначе, если тест показал наличие наркотика, то курить в этом месте и этот кальян однозначно не стоит. А если после пребывания в кафе или ресторане, где посетители активно «дымят», станет плохо или вдруг, не дай Бог, появились навязчивые мысли о курении кальяна, который подают в данном конкретном заведении, лучше сразу обратиться к врачу.

- А где же тогда покурить кальян? Ведь не всегда же он подается с примесью спайсов?

- Любителям кальяна могу посоветовать курить его дома. Так гораздо безопаснее.

- Расскажите про спайсы. Насколько они опасны для человеческого организма?

- Спайс - это группа синтетических наркотиков: канабиноиды, симуляторы и галлюциногены. Естественно, что и по своему пагубному действию он схож с марихуаной и гашишом. Эффект от его употребления практически моментальный, а вред организму – практически непоправимый. 

Страдает, прежде всего, нервная система. Мозг перевозбуждается, возникают психозы, разрушается биохимия мозга, что приводит к смерти. Процессы настолько стремительные, что если, к примеру, в кальян добавлен полноценный пакет спайса и эту смесь выкурит один человек, то летальный исход при таком раскладе практически неизбежен.

- В Москве уже фиксировались смертельные случаи после употребления спайсов?

- Относительно столицы данных нет. В регионах же было несколько десятков смертей подростков. Если помните, в прошлом году об этом много писали и говорили в прессе.

- Каковы первые признаки отравления спайсами?

- В первую очередь, это неадекватное поведение человека. У пострадавшего появляется чувство тревоги, холодный пот, учащается дыхание и пульс, возникают галлюцинации. В случае передозировки спайсом наблюдается тошнота, пена изо рта, синеют губы, нос и кончики пальцев. Нужно немедленно вызывать скорую помощь, потому что следом за этим у пострадавшего может наступить кома, а затем смерть.

- В прошлом году появилась инициатива разрешить ФСКН оперативно запрещать новые виды наркотиков и спайсов еще до более точных проверок вещества. На Ваш взгляд эта инициатива будет эффективной?

- Любое наркотическое средство, выбрасываемое на рынок можно сразу запретить до окончательного анализа. Вопрос в том, что на создание новой формулы спайса может уйти от одной до двух недель. Выявить же новый наркотик под видом спайса не всегда сразу удается. Но мы усиленно работаем в этом направлении.

- Реализуются ли сейчас в столице программы по противодействию наркотической зависимости?

- Существует несколько программ, которые успешно действуют. Прежде всего, мы проверяем школьников на употребление наркотиков. Даже если подросток хотя бы один раз в жизни пробовал какое-то опасное зелье, наши тесты это выявят, что позволит принять превентивные меры и не допустить развития наркозависимости.

За прошлый год мы проверили 9 тыс. 177 учащихся в 59 образовательных учреждениях. Из них 3,2%, как выяснилось, употребляли наркотики. В этом году за пять первых месяцев мы планируем проверить еще 33 тыс. подростков.

Кроме того, наши специалисты, совместно с психологами посещают школы и вузы, где общаются с учащимися, рассказывают о вреде, как употребления наркотиков, так и курения. Там, где есть возможность, демонстрируются фильмы, наглядно показывающие ребятам вред, который несут в себе наркотики и что происходит с организмом человека после их принятия.

- Какова погрешность психологических тестов, которые даются подросткам?

- У нас очень серьезные наработки и все тесты обязательно содержат так называемые «вопросы-ловушки». По ответам на них сразу видно, насколько искренним был респондент.

- А если говорить о программах медицинской направленности?

- В Московском центре наркологии осуществляются различные амбулаторные, реабилитационные и психиатрические программы для наркозависимых людей. Созданы и специализированные программы для родственников. Несколько тысяч человек каждый день получают медико-социальную помощь.

Мы реализуем различные проекты, которые подразумевают внедрение инновационных форм работы с населением. Одна из таких программ направлена на тех, кто по каким-то своим убеждениям не хочет обращаться к врачам. Наши специалисты пытаются встретиться с таким контингентом наркозависимых, убедить их не отказываться от медицинской помощи. Иногда это дает положительный эффект.

- То есть лечиться хотят не все?

- Далеко не все. Но если у человека есть зависимость и он это осознает и хочет избавиться от нее, это уже, как говорится, половина дела. Смотрите, при непосредственном обращении в наркологическую клинику сначала сдаются все необходимые анализы, проверяется печень, состояние мозга, работа сердца.

Далее назначаются детоксикационные (очищающие) препараты, разрабатываются комплексные психотерапевтические и реабилитационные программы. При этом, пациенту не всегда нужно лежать в стационаре. Есть вариант амбулаторного лечения, который, правда, подразумевает постоянный контакт с нашими психологами и наркологами.

- В каком состоянии к Вам уже поступают пациенты?

- Как правило, к нам поступают больные в тяжелом состоянии, очень агрессивные, неуравновешенные. И степень их зависимости очень серьезная. В данной стадии у них совершенно пропадает такое понятие, как критика к себе и своему состоянию. Пациенты уже не в состоянии понять, что с ними творятся плохие вещи – пробуем разъяснять и договариваться.

- Недобровольная госпитализация, о которой сейчас много говорится, позволит кардинально решить проблему?

- Многие пациенты отказываются госпитализироваться на добровольной основе. И чаще всего, это наркоманы и алкоголики, имеющие достаточно серьезную зависимость. До этого контингента очень сложно, что называется, достучаться. Им не объяснишь, что они нуждаются в помощи. В итоге мы получаем добровольный отказ. Эти больные находятся в критическом психологическом состоянии.

Особенно мне жалко ребят, которые, еще не успев познать мир, губят свою жизнь в различных наркоманских притонах. Им тоже сложно объяснить, что есть белое, а что черное. Молодежь хочет удовольствий "здесь и сейчас".

Конечно, человек должен сам для себя решить, хочет ли он выздороветь или нет. Без желания трудно помочь. Но, тем не менее, сейчас вместе с депутатами Госдумы стараемся решить вопрос принудительной госпитализации. Пока это трудно, но надеюсь, на законодательном уровне мы вскоре продвинем этот проект. Конечно, на ситуацию в целом он повлияет позитивно.

- Есть еще предложение сделать данные тестирования школьников на наркотики публичными…

- Я считаю, что это наоборот нарушит психику ребенка и в целом может его сломать. В конце концов публичность может использоваться вплоть до шантажа родителей и ребенка. Огласка в данном случае не поможет.

Понимаете, беда большого города в том, что здесь родители не всегда занимаются воспитанием своих детей, не знают, в какой субкультуре их чада состоят, чем увлекаются, кто их друзья. Проходит время, и мамы с папами обнаруживают, что их ребенок увлекся наркотиком. Правда, это становится известно уже после того, как он бросает школу и у него полностью асоциальное поведение. Поэтому, в первую очередь, я начал бы с родителей.

- Посредством чего?

- Я бы предложил создать специальную телепрограмму пропагандирующего характера, где обсуждались бы самые больные темы зависимости от наркомании, курения и алкоголя. Все смотрят телевизор, для родителей это было бы определенным подспорьем для общения со своими детьми.

Вот, к примеру, мои родители много работали, и я видел их несколько часов вечером. Я в детстве смотрел программу «Детям о взрослых», которая содержала элементы правильного интеллигентного воспитания и отношений между детьми и родителями. Хочу отметить, что мне это очень помогло.

- Вы используете зарубежный опыт в лечение своих пациентов?

- Нет, за рубежом совершенно не умеют лечить наркозависимых. У них все процессы лечения разделены: реабилитация проходит отдельно, психотерапия отдельно, детоксикация тоже отдельно, в разных медицинских учреждениях. Это в корне не правильно с точки зрения эффективности, потому что наркоман должен проходить все три этапа в одной клинике. Иначе результата просто не будет.

В этом, кстати, большая заслуга еще советского здравоохранения, что система совмещает все три этапа лечения в одном медицинском учреждении, в одной отрасли здравоохранения.

- В Москве хватает ресурсов для лечения наркозависимых?

- В Москве есть абсолютно все. У нас хорошие клиники с идеальными условиями и реабилитационные отделения, амбулаторные и реабилитационные программы. В прошлом году открылся новый загородный центр, где проводится реабилитация сроком до двух лет. Так, что жаловаться не могу. Столица в этом плане образцово-показательный город по сравнению с регионами.

- Скажите, а как можно обнаружить наркозависимость у близкого человека?

- В целом это достаточно сложно. Но есть, конечно, ряд моментов, на которые следует обращать внимание. Прежде всего, наличие в вещах родственника какого-то порошка, травинок, которые он пытается спрятать. Кроме того, наркозависимый ведет шифрованные разговоры с неизвестными вам людьми, часто заходит в туалет, вокруг него появляются странные друзья.

Но чаще всего, родные замечают наркозависимость, когда становится слишком поздно и у человека полностью рушится ритм обычной жизни. В этом случае нужно экстренно обращаться в наркологическую клинику. Есть также и круглосуточный телефон доверия: 8 495 709 64 04.

Беседовала Юлия Ермилова

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама