Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Ханс Бликс: война в Ираке подорвала доверие к авторитету ООН

11 сентября 2015, 17:08 UTC+3

В то же время глава Комиссии по разоружению Ирака отметил, что доклады инспекторов ООН и МАГАТЭ помогли убедить большинство членов Совета Безопасности не давать добро на незаконную войну

Поделиться
Материал из 1 страницы
Ханс Бликс

Ханс Бликс

© AP Photo/Thierry Charlier

Бывший глава МАГАТЭ и ЮНМОВИК Ханс Бликс в интервью ТАСС рассказал об уроках, извлеченных международным сообществом из войны в Ираке, начавшейся без одобрения ООН.

- Вы связаны с ООН несколько десятилетий: сначала как генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), а затем как председатель Комиссии по разоружению Ирака (ЮНМОВИК). Назовите наиболее памятные моменты, связанные с вашей работой в ООН.

- Я узнал, что такое ООН, еще студентом в 1950 году, когда победил в конкурсе на лучшее эссе о праве вето в Совете Безопасности. Я провел восхитительный месяц в Нью-Йорке и многое узнал. Той осенью Генеральная Ассамблея приняла знаменитую резолюцию "Единство во имя мира", которая позволяла ей действовать в случае нарушения мира, когда Совет Безопасности был заблокирован вето. Позднее, на протяжении двух десятилетий - с 1961 по 1981 год - я представлял Швецию в Генассамблее ООН. В качестве генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) я ежегодно - с 1981 по 1997 гг. - представлял доклады Генассамблее, а с 1991 по 1997 гг. - Совету Безопасности (о ядерных инспекциях МАГАТЭ в Ираке). Затем я снова представлял доклады СБ ООН как глава разоруженческой комиссии ООН (ЮНМОВИК) с 2000 по 2003 год, когда инспекции были приостановлены после вторжения США и других стран в Ирак. Так что с ООН меня связывает очень многое.

В моей ооновской карьере было много памятных моментов. Позвольте назвать три из них:

  • В 1986 году после чернобыльской аварии МАГАТЭ была для всего ядерного мира одним из основных инструментов, с помощью которого можно было бы извлечь из этой аварии уроки. Мы провели крупную конференцию в Вене и тогда, в те ранние дни перестройки нас потряс и впечатлил откровенный и подробный доклад, представленный профессором Курчатовского института Валерием Легасовым. Та конференция изобиловала не только любопытными научными и техническими моментами, но и была наполнена широкой и теплой коллегиальностью.
  • В 1997 году, когда я участвовал в своей 16-й и последней генеральной конференции в качестве генерального директора МАГАТЭ, я был счастлив и горд тем, что зарегистрировал принятие ряда важных документов, которые способствовали формированию глобальной договорно-правовой инфраструктуры ядерной энергии. Среди них был теперь уже знаменитый дополнительный протокол к Соглашению о гарантиях МАГАТЭ, который укрепил систему инспекций.
  • В 2003 году тогда еще посол Сергей Лавров выразил мне благодарность от лица всех членов Совета Безопасности за мою службу в качестве председателя ЮНМОВИК. Я испытывал радость от того, что получили признание за честность, объективность и независимость, к которым мы стремились. Долгосрочным интересам всех государств - членов ООН отвечает то, чтобы международные гражданские служащие ни от кого не зависели.

- Возвращаясь назад к тому времени, когда вы возглавляли ЮНМОВИК. Считаете ли вы, что комиссии был предоставлен справедливый шанс завершить свою миссию? Сегодня, 12 лет спустя после начала войны в Ираке, нет ли у вас задних мыслей или сожалений по поводу того, как проводились инспекции и готовились доклады? Если бы вам дали еще один шанс, сделали бы вы все по-другому?

- На протяжении четырех лет (1998-2002) весь мир настаивал на том, что Ирак должен снова пустить к себе инспекторов ООН. Когда это произошло осенью 2002 года, у важной группы государств терпения хватило только на какие-то пять месяцев, прежде чем они вторглись в Ирак. Если бы нам дали еще несколько месяцев, я думаю, что вторжение стало бы невозможным с политической точки зрения. ЮНМОВИК инспектировала все новые и новые места, которые вызывали подозрения у разведок различных стран, и мы докладывали о том, что в этих местах нет оружия массового уничтожения (ОМУ). И если эти места, на которых мы побывали, были лучшими в их списках, то что же говорить об остальных?

Могли ли мы действовать иначе? Подход, основанный на так называемом материальном балансе, которым мы руководствовались в работе и в соответствии с которым должно учитываться любое, самое маленькое количество или часть ОМУ, считавшееся когда-либо существовавшим, отличался негибкостью. Практически невозможно доказать негатив, т. е. то, что ничего не существует, а это дает правительствам возможность заменить почти неизбежный у инспекторов вопрос восклицательными знаками. От этого подхода можно отказаться, но в конечном итоге это может привести к системе, в большей степени полагающейся на субъективность.

- Какие уроки необходимо извлечь международному сообществу из иракского кризиса 2003 года? Считаете ли вы, что ООН и мир в целом извлекли эти уроки?

- Доклады инспекторов ООН и МАГАТЭ не предотвратили ужасной и ненужной войны, но по меньшей мере они помогли убедить большинство членов Совета Безопасности не давать добро на незаконную войну. Мне кажется, что в то время как эта война подорвала доверие к авторитету ООН, реакция в масштабах всего мира на эту войну, а также работа и доклады инспекторов укрепили поддержку Устава ООН общественностью и веру в независимые инспекции.

Мир стал менее терпимо относиться к применению военной силы в нарушение Устава ООН. Я надеюсь, что государства также научились более скептически воспринимать свою способность создавать демократию или ликвидировать ОМУ путем применения военной силы, но я не уверен, что мы были свидетелями последней вооруженной акции, предпринятой в нарушение Устава ООН. Я считаю, что как угрозы США применить в одностороннем порядке силу против Ирана, так и действия России на Украине являются нарушением Устава ООН.

- ООН и Совет Безопасности сыграли важную роль в попытках урегулировать все недавние кризисы, связанные с оружием массового уничтожения (ОМУ) - Ирак, Сирия и Иран. Каковы сходство и различия в том, как действовал СБ ООН в этих ситуациях? Вопрос с иранской ядерной программой все еще не закрыт, но когда речь идет об Ираке или о химическом оружии в Сирии, справедливо было бы сказать, что международное сообщество действует наиболее эффективно в тех ситуациях, когда он говорит в один голос?

- Когда в 1945 году был принят Устав ООН, запретивший использование военной силы между государствами за исключением случаев самообороны, он усилил это радикальное правило, создав Совет Безопасности с полномочиями предпринимать или санкционировать действия с целью прекратить нарушения. Тем не менее осуществление этих полномочий требовало согласия между пятью постоянными членами Совета Безопасности - победителями во Второй мировой войне. Каждый из них имел право вето. И только после окончания холодной войны достижение согласия между членами "пятерки" стало привычным делом. Первым крупным успехом этой системы стали действия с целью остановить агрессию Саддама Хусейна против Кувейта и его оккупацию. Президент Буш-старший говорил о "новом международном порядке". Хотя, к сожалению, это было преждевременным суждением, и трения, особенно между США, Россией и Китаем, могут снова помешать достижению согласия в Совете и действиям с его стороны, автоматического паралича больше нет. Среди пяти постоянных членов, как мне кажется, есть осознание того, что они располагают значительной властью, чтобы не допустить или прекратить угрозы миру или нарушения мира, если они смогут прийти к согласию. Это менее трудно, когда они все вместе ощущают риск распространения ОМУ - будь-то Ливия, Сирия, Ирак или КНДР.

Случай с Сирией представляет наибольший интерес. После полномасштабного применения химического оружия за пределами Дамаска президент Обама испытал на себе мощное давление с тем, чтобы США наказали сирийское правительство военной акцией, независимо от того, будет она санкционирована Советом Безопасности или нет. Очевидно, что он не испытывал особого желания делать это, что же касается России, то для нее в высшей степени нежелательным была серьезная американская акция против Дамаска и еще один случай того, как США действуют в одностороннем порядке и в обход Совета Безопасности. Они нашли хорошее решение, убедив Сирию присоединиться к Конвенции о запрещении химического оружия и ликвидировать свое химическое оружие. США избежали давления с целью начать еще одну одностороннюю военную акцию, а Россия увидела преимущество в том, чтобы передать эту проблему в Совет Безопасности, где она (и остальной мир) располагает влиянием. Хотелось бы надеяться, что общий интерес, который, без сомнения, разделяет "пятерка" в том, чтобы способствовать прекращению войны в Сирии и сделать безъядерным Корейский полуостров, приведет к неким аналогичным совместным действиям. Издержки войны для народа Сирии и всего мира огромны, а дальнейшая эскалация конфликта в Северо-Восточной Азии чревата ужасным риском. 

Очевидно, что на протяжении долгого времени пятерка постоянных членов СБ стремится действовать из-за риска того, что Иран может использовать свою ядерную программу, чтобы разработать ядерное оружие. Если эти общие усилия увенчаются успехом, это будет большой победой для всего мира и для Ирана. Что особенно отрадно, так это то, что "пятерка" оказалась в состоянии отделить этот вопрос от существующих между ее членами значительных трений. Вот какой модели они должны следовать в других требующих внимания вопросах. С моей точки зрения, та привилегированная роль, которую Устав ООН дает России и другим государствам - членам "пятерки", накладывает на них обязательство думать не только о своих собственных конкретных интересах, но поистине делать Совет "исполнительным комитетом всего мира".                        

- Считаете ли вы, что ООН в своем нынешнем виде способна дать адекватный ответ на серьезные угрозы международному миру и безопасности? Нуждается ли она в реформировании? Согласны ли вы с предложениями о расширении численного состава ООН? Следует ли распространить право вето, которым обладают пять постоянных членов СБ, на других членов Совета?  

- Мне представляется, что Совет продемонстрировал, что он в состоянии функционировать хорошо в своем нынешнем составе. Тем не менее он был бы еще более авторитетным и представительным органом населения планеты и сегодняшней глобальной экономики, если бы он состоял из большего числа членов. Тем не менее, чтобы функционировать хорошо, он не должен быть слишком большим. Этого можно было бы избежать, если бы в реформированном Совете было бы закреплено только одно место за Европейским Союзом. Я склоняюсь в пользу предложения об очень ограниченном расширении численного состава, которое бы позволило Бразилии, Индии, Японии и, возможно, другим странам избираться чаще, чем сейчас, в Совет. Я думаю, что они не должны иметь право вето, а "пятерка" должна согласиться ограничить свое право вето предложениями, включающими принудительные меры в соответствии с главой VII Устава ООН.

- Что вы думаете о таком инструменте Совбеза, как санкции? Считаете ли вы, что в ряде случаев они доказали свою полезность/эффективность?       

- Меры принуждения, не включающие использование военной силы и предусматривающие экономические санкции и другие различные ограничительные меры, могут быть полезными и, как мне кажется, были полезными в одних ситуациях, но принесли негативный результат в других. В теории они должны быть полезны в мире, состоящем из все более взаимозависимых государств. Тем не менее практика дает смешанные результаты. Продолжение экономических санкций против Ирака после 1992 года было ужасным для его народа, но оказало мало или никакого влияния на режим Саддама. Санкции, которые сейчас введены (в обход ООН) против России являются неизбежной реакцией на вооруженные вторжения на Украине. Конечно, они предпочтительнее опасного языка военных жестов, которым говорят и который может привести к неконтролируемым инцидентам. Экономические санкции вызывают некоторую боль как в России, так и за ее пределами. Возможно, финансовые ограничения оказывают большее влияние, чем те, которые воздействуют на торговлю. В моде "умные санкции", которые иногда могут иметь желаемое воздействие. Каждый случай должен оцениваться по существу. Зачастую санкции могут быть более удовлетворительными для общественного мнения государств, вводящих их, чем полезными для оказания реального давления.

- Что бы вы сказали критикам ООН, которые утверждают, что эта организация не отвечает задачам сегодняшнего дня?

- Я бы сказал тем, кто пренебрежительно относится к ООН, что я понимаю их критику этой организации, но спросил бы у них, какую альтернативу они предлагают. Никакого места для встреч вообще? Никакого Совета Безопасности? Или же мир, которым управляет "большая восьмерка" (или "большая семерка"), "большая двадцатка", Шанхайская организация, БРИКС или НАТО в расширенном составе?

Универсальная межправительственная организация незаменима в сегодняшнем мире. Для защиты климата земли, для организации и содействия мировой торговле и финансам. Для контроля над заболеваниями, для сотрудничества в метрологии и т. д. и т. п. В лице ООН мир впервые получил в распоряжение форум и инструмент, в котором могут участвовать все народы мира. У этого инструмента есть изъяны, но когда он не звучит гармонично, это чаще всего происходит из-за того, что игроки не готовы играть или не могут заставить себя играть одну и ту же мелодию.

- Каковы самые серьезные вызовы, стоящие перед ООН сегодня?

- Ядерные вооружения принято считать самой большой угрозой человечеству. Они могут стереть с лица земли человеческую цивилизацию посредством быстрого самоубийства. Этот риск не ушел, но если великие державы будут действовать ответственно, он уменьшится с окончанием холодной войны. Великобритания и Франция остались без империй, и несмотря на то, что некоторые люди на Западе в этом сомневаются, я уверен, что то же самое происходит с Россией. Тем не менее политический климат в мире должен быть улучшен. Все государства, включая США и Китай, должны встроить себя в современный многополярный и мультикультурный  мир. Они должны прийти к уважению международного порядка, заложенного в Уставе ООН, и адаптировать свои внутренние уложения с тем, чтобы уважать права человека в современном мире.

Глобальное потепление отодвинуло на второй план ядерные вооружения как главный вызов. Оно угрожает человеческой цивилизации медленным самоубийством через изменение климата. Мы уже смирились с тем, что глобальная температура поднимется на 2 градуса. Мы должны действовать, чтобы остановиться на этой отметке. Миру, и в особенности развивающемуся  миру, необходимо вырабатывать больше энергии, чтобы повысить уровень жизни, но в глобальном масштабе мы должны сократить выброс парниковых газов. Мы можем сделать это с помощью более эффективного использования энергии, сжигая меньше угля, нефти и газа, и намного большего использования ядерной энергии. Когда организации, выступающие в защиту окружающей среды, говорят нам, что наше спасение в возобновляемых источниках энергии, таких как солнечная энергия или энергия ветра, мы должны признать, что мы нуждaемся именно в устойчивых источниках энергии. Запасов урана и тория в мире хватит на тысячи лет как топлива для производства ядерной энергии в неизмеримо больших масштабах. Они не являются возобновляемыми, но они устойчивы. И, несмотря на Чернобыль и Фукусиму, у ядерной энергии в целом отличный послужной список в том, что касается воздействия на окружающую среду и ее безопасности. Я рад тому, что Россия является одной из ведущих стран в развитии ядерной технологии.

- Госсекретарь США Колин Пауэлл однажды сравнил вас со шведским вольво, имея в виду то поразительное ощущение уверенности, надежности и доверия, которое от вас исходит. Какова формула вашего жизненного успеха?

- Один мудрый человек сказал, что он уважает тех, кто стремится к истине, и что его немного тревожат те, кто утверждает, что знает истину. Я согласен с этим. Когда правдивую информацию окружает так много непонимания и дезинформации, необходимы критическое мышление и здравый смысл, чтобы понять, что происходит и что имеет смысл делать. И я считаю, что, когда люди доверяют друг другу и относятся друг к другу терпимо, это облегчает жизнь. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама