Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Медийная война: чем может закончиться противостояние Дональда Трампа и СМИ

28 февраля, 10:00 UTC+3

Президент США назвал ряд СМИ "врагами народа" и не пустил их на закрытый брифинг в Белом доме. ТАСС объясняет, как начался конфликт Трампа с журналистами и чем он может закончиться

Поделиться
Материал из 1 страницы
Президент США Дональд Трамп

Президент США Дональд Трамп

© Olivier Douliery - Pool/Getty Images

Противостояние Дональда Трампа и работников средств массовой информации продолжает набирать обороты. Представителей ряда либеральных изданий и ТВ-компаний не пустили на закрытый брифинг в Белом доме, затем президент США обрушился с критикой на "фейковые новости и СМИ в целом", назвав их "врагами народа". ТАСС объясняет, как отношения президента с журналистами дошли до состояния "войны" и чем может обернуться конфликт миллиардера с "четвертой властью".

От любви до ненависти

— Мистер Трамп, чего вам осталось добиться в своей жизни? Вам 33 года, у вас есть все эти капиталы… Вы утверждаете, что не хотите быть миллиардером? 

— Я действительно не хочу. Я намерен оставаться занятым, активным и заинтересованным в своем деле. Как мне кажется, это все, что у нас есть в этой жизни. 

Эти слова будущий миллиардер и президент Соединенных Штатов Дональд Трамп произнес в одном из своих первых интервью в 1980 году. Уже тогда СМИ писали о нем как о человеке с дерзким темпераментом и раздутым эго, но при этом отмечали его вежливость и даже некоторую скромность во время беседы с журналистами. С течением времени отношения Трампа с прессой начали меняться. В 1985 году он впервые попал на общественно-политическое телешоу "60 минут", где не преминул "уколоть" СМИ: "Я думаю, что они выставляют меня более зловещей фигурой, чем я на самом деле есть". Бизнесмену также не нравилось, когда журналисты начинали копаться в его капиталах. Во время беседы с известным телеведущим Дэвидом Леттерманом в 1987 году он отказался назвать точный размер своего состояния: 

— Вы не озвучите цифру? 

— Никогда не делал этого и не собираюсь. 

В 1990 году Трамп устроил один из первых своих медиаскандалов, неожиданно прервав интервью с корреспондентом CNN Чарльзом Фельдманом, который задавал бизнесмену неудобные вопросы о финансовом положении его казино в Атланте. "Делайте интервью с кем-нибудь другим. Серьезно. Вам это не надо. Интервьюируйте кого-нибудь другого. Хорошего вам дня, — сказал Трамп, снимая микрофон. — Честно говоря, вы весьма негативный человек, и я думаю, что это очень несправедливая репортерская работа. Удачи". Журналист попытался возразить, что он лишь задавал вопросы, а не делал какие-либо заявления, но к тому времени бизнесмен уже стоял в дверях.

В конце девяностых — начале нулевых Трампа уже воспринимали не как бизнесмена, а скорее как медиаперсону. Миллиардер запустил собственное шоу "Кандидат" (The Apprentice), неоднократно появлялся в эпизодических ролях в сериалах и фильмах и даже принимал участие в матче по реслингу против промоутера Винса Макмэна (по легенде, проигравший должен был наголо сбрить свои волосы — к счастью, Трамп "победил"). Журналисты, пытающиеся разобраться в нынешних взаимоотношениях Трампа и СМИ, указывают, что он "обожает быть в центре внимания прессы", и поэтому его выпады против журналистов — скорее всего, не проявление авторитаризма, а эффектный трюк, позволяющий ему оставаться "темой номер один" для газет и телевидения. Искусством манипуляции СМИ Трамп овладел еще в начале своей медиакарьеры: например, в 1991 году он позвонил в редакцию журнала People и, представившись именем Джон Миллер, на условиях анонимности рассказал о своих многочисленных любовных похождениях. 

У Трампа есть одна простая причина любить СМИ даже с учетом их крайне холодных взаимоотношений — именно массмедиа внесли решающий вклад в его победу на президентских выборах. Во время праймериз миллиардер получил непропорционально широкое и притом совершенно бесплатное информационное сопровождение, общая стоимость которого оценивается в $2 млрд, тогда как его соперники были вынуждены тратить сотни тысяч долларов на рекламу. Судя по всему, тогда Трамп окончательно убедился, что ключ его успеха на политической арене — постоянное присутствие в медиапространстве, а осуждают его действия или поддерживают — уже не принципиально.

Повышение ставок

В минувшую пятницу на брифинг представителя Белого дома Шона Спайсера в формате "без камер" не допустили журналистов CNN, The New York Times, Los Angeles Times, Politico, BuzzFeed, BBC и Guardian. Об этом сотрудников данных СМИ известили при входе в Белый дом: им сказали, что их нет в списке участников пресс-конференции. Агентство Associated Press и журнал Time решили бойкотировать мероприятие по собственной инициативе. На следующий день Белый дом объявил, что глава государства не посетит традиционный ужин с репортерами президентского пула — такого не было с 1981 года.

Решение администрации президента вызвало волну протестов в журналистской среде. "Ничего подобного ни разу не происходило в Белом доме за все то время, что мы освещали [деятельность] разных администраций из различных партий, — написал в своем обращении ответственный редактор The New York Times Дин Банкет. — Свободный доступ СМИ к транспарентному правительству является решающим национальным интересом". Телекомпания CNN пообещала продолжать освещать деятельность Белого дома несмотря ни на что, а газета The Washington Post добавила в "шапку" слоган: "Демократия умирает во тьме".

Нынешнее "повышение ставок" в противостоянии Трампа и СМИ, по-видимому, является частью более широкой стратегии Белого дома, а именно — одного из главных советников президента Стива Бэннона, который сразу после вступления Трампа в должность главы государства назвал медиа "оппозиционной партией", которой следует "держать рот на замке". Либеральные СМИ действительно играют против Трампа: указывают на его промахи и безуспешные реформы, печатают сливы информации из Белого дома, раздувают скандалы вокруг членов его команды и так далее. А поскольку других "врагов" или политических соперников у Трампа нет (враждебная ему партия демократов сейчас составляет парламентское меньшинство в Конгрессе), то СМИ становятся самой простой мишенью для президента. "Атаки на прессу <…> отвлекают от отсутствия достижений и скандалов. Они также дискредитируют институт, который является конвейером большого количества негативной информации о нем. Все это создает Трампу врага, борьба с которым может "разжечь" консервативную базу, [на которую опирается президент]", — пишет Vox.

Стоит также отметить, что "отсталая" NYT, "мусорный" BuzzFeed и "фейково-новостной" CNN (примерно такие эпитеты Трамп применяет к этим компаниям) активно занимаются расследованиями о связях президента США с Россией. Первая на прошлой неделе написала о контактах людей Трампа с "высокопоставленными российскими чиновниками", второй в начале января обнародовал "шпионское досье" с якобы компроматом властей РФ на миллиардера, третий — сообщил о подозрительных переговорах главы аппарата Белого дома Райнса Прибуса с представителями ФБР, занимающимися расследованием "российских следов" в делах Трампа. Так что попадание этих трех изданий в черный список президента неслучайно — вероятно, это ответная реакция на компрометирующие его публикации. 

Бессмысленная война

СМИ играют важнейшую роль в системе сдержек и противовесов в американской политической системе, и потому "победить" медиа Трампу, скорее всего, не удастся. Тем более что в защиту прессы выступает не только либеральное крыло американского руководства, но и консерваторы, например сенатор Джон Маккейн. На стороне журналистов также бóльшая часть американской общественности: опросы показывают, что средствам массовой информации доверяют 52% американцев, заявлениям Трампа — только 37%. Более того, 61% опрошенных считает, что отношение президента к журналистам некорректно, противоположной точки зрения придерживается лишь 35%. 

NYT пишет, что борьба Трампа с журналистами — это игра в одни ворота, причем не в пользу президента. В этом заключается так называемый феномен Trump bump ("пинок от Трампа"): заявления и действия нового главы Белого дома не только консолидируют СМИ, но и заставляют их работать лучше. А читатели и зрители, в свою очередь, поощряют усилия журналистов монетой: например, издание Vanity Fair получило 80 тыс. новых подписчиков после того, как президент раскритиковал его за предвзятую, по его мнению, заметку об одном из ресторанов в Trump Tower. Регистрация на платные подписки в крупнейших американских изданиях, как правило, сопровождается объявлениями в духе: "Агрессивная свободная пресса — это единственное препятствие для злоупотребления властью" или "Мы будем держать новую администрацию подотчетной". Такая тактика работает: по данным The Economist, в последнее время число подписчиков на "традиционные медиа" в Америке только растет. 

Как Трамп будет выходить из этой ситуации, пока неизвестно. В ходе президентской гонки он обещал внести в законодательство поправки, которые позволили бы ему упростить процесс подачи исков против СМИ, публикующих недостоверную информацию. Однако после переезда в Белый дом об этой инициативе ничего слышно не было — вероятно, в силу того, что она потенциально нарушает Первую поправку к Конституции США, гарантирующую свободу слова и прессы. Новая идея президента — запретить журналистам ссылаться на анонимные источники: "Пусть их имя будет указано. Если источник хочет сказать, какой Дональд Трамп плохой человек, пусть скажет мне это в лицо". Наконец, еще одно решение — поощрять лояльные Трампу СМИ, такие как ультраправое издание Breitbart News, бывшим главредом которого был Стив Бэннон. 

The Washington Post и ряд других либеральных медиа проводят параллель между положением дел в администрации Трампа и знаменитым Уотергейтским скандалом, закончившимся отставкой президента страны Ричарда Никсона. 37-й президент США также был недоволен прессой и особенно утечками информации из правительственных источников. Поэтому в аппарате Белого дома была создана группа "сантехников", занимавшихся борьбой со "сливами" о деятельности президентской администрации и ликвидацией последствий таких "сливов". Эти люди были замешаны в прослушке кандидата в президенты от Демократической партии Джорджа Макговерна в вашингтонском комплексе "Уотергейт". Когда об этом стало известно СМИ, журналисты и общественность потребовали отставки главы государства. В итоге Никсон стал единственным президентом, прижизненно досрочно прекратившим исполнение своих обязанностей.

Как писал американский исследователь Самюэль Хантингтон, "Уотергейт" стал примером, когда "органы массовой информации страны бросили вызов и нанесли поражение главе исполнительной власти": "Пресса фактически сыграла ведущую роль в том, что до сих пор не удавалось ни одному отдельно взятому институту, группировке или комбинации институтов в американской истории, — лишить своего поста президента, который был избран менее двух лет назад, добившись поддержки большинства, ставшего одним из самых значительных в американской истории". Чтобы сохранить свой пост, Дональду Трампу необходимо будет извлечь определенные уроки из никсоновской истории — главным образом, о том, что роль и влияние "четвертой власти" в США не стоит недооценивать. 

Артур Громов

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама