Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Что привнесет во внешнюю политику Японии новый глава МИД

3 августа, 15:42 UTC+3 Кирилл Агафонов,

3 августа Синдзо Абэ заменил в правительстве 14 министров из 19

Поделиться
Материал из 1 страницы
Новый глава МИД Японии Таро Коно

Новый глава МИД Японии Таро Коно

© AP Photo/Koji Sasahara

Всего пять членов правительства Японии сохранили свои посты во время перестановок в правительстве, благодаря которым премьер-министр Синдзо Абэ надеется спасти рейтинг кабмина, стремительно упавший за последние месяцы.

Пост главы МИД покинул "тяжеловес" с незапятнанной репутацией Фумио Кисида, перешедший на ключевую позицию председателя политического совета правящей Либерально-демократической партии (ЛДП).

Место Кисиды занял Таро Коно. По всей видимости, это решение Абэ связано исключительно с внутриполитической ситуацией в Японии и личным пожеланием Кисиды занять одну из руководящих позиций в ЛДП, чтобы укрепить свое влияние в партии и в перспективе побороться за должность председателя. Ведь ранее Кисида неоднократно заявлял о своих амбициях на премьерский пост.

Таро Коно известен благодаря его отцу Ёхэю Коно - бывшему главе МИД Японии, генсеку кабмина и председателю ЛДП, тем не менее не ставшему премьером. Сам же новоиспеченный министр иностранных дел был главой ведомства по делам административной реформы и председателем комиссии по делам общественной безопасности.

Связи с США и отношение к РФ

Руководитель японской дипломатии в 1985 году закончил Джорджтаунский университет и имеет довольно тесные связи с США. Как рассказал на прошедшей в четверг пресс-конференции Абэ, за свою жизнь Коно много раз посещал США и другие страны, по всему миру за границей у него много друзей. Это, как считают наблюдатели, может помочь министру в выстраивании двусторонних отношений, в первую очередь с США.

Однако, по словам экспертов, едва ли можно вспомнить страницы из его биографии, связанные с Россией. "Насколько я знаю, господин Коно имеет богатый опыт работы в различных областях, но сейчас я не могу припомнить, чтобы у него были какие-нибудь особые связи с Россией", - сказал в беседе с корреспондент ТАСС эксперт Японского института международных проблем Хиронори Фусита. По его мнению, с приходом нового министра иностранных дел больших изменений на российском направлении в японской внешней политике ожидать не стоит.

"Я полагаю, что в дальнейшем политика на российском направлении будет продолжаться, как и раньше, в соответствии с позицией премьер-министра Синдзо Абэ", - добавил Фусита. Ранее эксперт отмечал, что изменения могут произойти скорее при смене администрации, а не из-за внутриполитических проблем действующего правительства Абэ.

На своем личном сайте Коно периодически высказывает позицию по каким-либо вопросам, в том числе касающимся внешней политики. В преддверии визита президента РФ Владимира Путина в декабре прошлого года Коно отметил, что "эта поездка может стать крупной вехой" в отношениях двух стран.

В 2006 году Коно совершил визит в Москву, где принял участие в российско-японском форуме. По его итогам он написал, что "территориальный вопрос препятствует развитию отношений между Японией и РФ". Описывая структуру взаимодействия двух государств, Коно отмечал, что для Японии большое значение имеет доступ к российским природным ресурсам, в то время как Россию интересуют японские технологии.

Он также высказывал мнение, что развитие японско-российских отношений отвечает национальным интересам Японии, а с геополитической точки зрения еще и выгодно для двустороннего взаимодействия Китая с РФ и Китая с Японией. Коно также обращал внимание на тот факт, что экономическое взаимодействие Токио и Москвы развивается, несмотря на территориальные разногласия. Ничего кардинального нового в этих словах с учетом позиции Токио нет.

На корейском направлении

Что касается другого насущного вопроса во внешней политике - ракетно-ядерной программы КНДР, - экспертное сообщество не видит в назначении Коно признаков грядущих изменений, поскольку оно является продолжение внешнеполитического курса администрации Абэ. "С точки зрения его политической позиции, он [Коно] реалист в американском русле, а не "ястреб" или "голубь" в японском русле. И по вопросу Северной Кореи, вероятно, ему хватает гибкости он не охвачен идеологией и аргументами японских "ястребов" или "голубей", - сказал ТАСС японский политолог, эксперт Sasakawa Peace Foundation Цунэо Ватанабэ.

Сам премьер является "ястребом", однако включая в работу таких представителей либерального крыла, как теперь уже бывший министр иностранных дел Фумио Кисида, Абэ соблюдает баланс, говорит политолог. "В этом смысле назначение Коно не является чем-то неестественным", - отметил Ватанабэ.

Вопрос КНДР стал первым, который прокомментировал Коно. "Решительно настроен работать в направлении полного решения проблемы [Северной Кореи]", - заявил он журналистам. По его словам, "защита мира, процветания и безопасности населения - это дипломатия", в этой связи он выразил намерение "работать, чтобы соответствовать [этим требованиям]".

В то же время во внешней политике Коно можно назвать носителем семейной традиции, ведь его отец трижды занимал этот пост. Самым заметным наследием его отца по праву считается историческое заявление 1993 года, в котором он, будучи генеральным секретарем кабинета министров, впервые признал сексуальное насилие японской армии в отношении женщин в годы Второй мировой войны. Это заявление вызвало острую критику в самой Японии.

Однако, как полагает Ватанабэ, Коно "является носителем наследия исторического примирения с Южной Кореей, Китаем и другими странами Азии, заложенного его отцом Ёхэем Коно". Добавить к этому его личные связи в США, в том числе со времен учебы в Джорджтаунском университете, и можно сказать, что у него есть потенциал углубления японской дипломатии, считает эксперт.

Так или иначе, первое испытание на внешнеполитическом направлении нового министра ждет в Маниле, где в ближайшие дни ожидается ряд мероприятий по линии АСЕАН и Восточноазиатского саммита. С точки зрения Токио, встречи на Филиппинах имеют большое значение, поскольку там Япония сможет в очередной раз заявить о своей позиции по ключевым региональным и международным вопросам, в первую очередь по проблеме КНДР, ситуации вокруг Южно-Китайского моря и терроризма.

Корреспонденты ТАСС Кирилл Агафонов, Игорь Беляев, Алексей Заврачаев

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама