Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Легойда: защита священных текстов – это защита прав верующих и их идентичности

16 октября 2015, 12:58 UTC+3
Представитель РПЦ рассказал ТАСС о законопроекте, запрещающем признание экстремистскими священных книг. Документ внес 14 октября на рассмотрение Госдумы президент России Владимир Путин
Материал из 1 страницы
Владимир Легойда

Владимир Легойда

© Николай Галкин/ТАСС, архив

Глава Синодального информационного отдела Московского патриархата Русской православной церкви Владимир Легойда рассказал в интервью ТАСС, зачем России нужен закон о запрете признания экстремистскими материалами текстов Библии, Корана, Танаха, Ганджура и цитат из них.

- Требует ли текст Библии законодательной защиты от признания экстремистским?

- Когда общество силой закона делает текст Библии неприкосновенным – это серьезная заявка на уважение прав и чувств верующих. Подчеркну, что государство, защищая Библию, Коран, Танах и Ганджур, не становится клерикальным, потому что в правовом смысле защищаются не вероучительные книги, а законные интересы тех, для кого они являются непререкаемой частью религиозной идентичности. В практическом плане это избавляет судебную систему от необходимости по требованию не слишком образованных или любящих медийные скандалы людей проверять то, что уже проверено веками религиозной истории человечества.

Разумеется, любой священный текст самодостаточен и абсолютно авторитетен для верующих, независимо от его правового статуса. Мы хорошо помним, как тексты традиционных религий были вне закона в советское время, и это не умаляло их ценности. Однако в этой инициативе мы видим дистанцирование от богоборческого режима, что глубоко символично для современной российской истории.

- Библия на каких языках должна попасть, по Вашему мнению, под действие закона?

- На любых. Библия – самая переводимая книга в мире, на большинстве письменных языков есть устоявшийся «канонический» перевод как минимум некоторых библейских книг. В Нагорной проповеди, например, нет, и не может быть экстремизма: ни в русском переводе, ни в татарском, ни в английском, ни в оригинале. Если, конечно, речь не идет о непрофессиональном переводе, который может иметь прямо противоположный изначальному тексту смысл или быть заведомо тенденциозным.

- Появление какого-либо нового улучшенного, доработанного перевода, например, на русский язык потребует внесения изменений в закон?

- В наши дни мы сталкиваемся с попытками "гуманизировать" Библию, нередко подвергнуть ее либеральной цензуре. Издания такого рода, выходящие в свет под названием "Библия", не должны вводить в заблуждение читателя. С точки зрения Русской Православной Церкви, некоторые переводы вряд ли можно назвать приемлемыми ввиду серьезных неточностей. Кроме того, если в результате вольного изложения появляется книга, в которой экспертам сложно разглядеть традиционный священный текст, то, разумеется, такое издание не должно подпадать по действие обсуждаемого нами закона.

- Не возникнет ли конфликта при использовании защищенных законом цитат из Библии, но в "особой" интерпретации?

- Безусловно, действительно экстремистская литература может содержать в себе те или иные цитаты из священных текстов, и, к сожалению, мы знаем, что такое случается. Но в этом случае экстремистским является не собственно священный текст, а само издание такого рода, то есть контекст, в который он помещен. В таком случае, думаю, в судебном порядке можно будет указать на экстремистское содержание подобной литературы со ссылками исключительно на «оригинальные» ее фрагменты, а не цитирование защищенных внесенным законом священных текстов.

Беседовала Августа Яковлева

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама