Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Россия в социальных сетях: какой ущерб от виртуальной жизни?

22 апреля 2013, 10:30 UTC+3 Зоя Милославская
По данным российских психиатров, около 15 процентов пользователей соцсетей при отсутствии доступа к ним, испытывают синдром отмены
Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Вы когда-нибудь пробовали просидеть в социальной сети сутки? Четверти наших соотечественников это удается: правда, их «результат» разбросан на календарный месяц. Не верите? Пожалуйста, цифры.

Попались в сети?

У 89% россиян есть аккаунты в социальных сетях, о чем свидетельствуют результаты исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения по итогам 2012 года. Здесь сразу вспомним, что в городах у нас живет 74% россиян. Значит, явление не сугубо городское. Идем дальше: 49% владельцев аккаунтов проводят в них от 5 до 10 часов в месяц, а 23% - 20 часов и более. Вот они, сутки сидения в сети.

Американцы, со своей страстью к исследованию всех и вся, изучили и нас, и международный опыт. По подсчетам аналитиков comScore, житель России попадается в сети, в среднем, на 9,6 часа в месяц - примерно по 19,2 минуты в день. С этим показателем в нелегком деле убивания времени нам удалось выбиться на первое место в мире в 2011 году. Правда, в минувшем 2012-м наша страна утратила  лидерство и выпустила вперед Аргентину и Бразилию, упав до третьего места. Аргентинцы и бразильцы оказались упорнее и, в прямом смысле, усидчивее нас: у них по 9,8 и 9,7 часов ежемесячно соответственно. Аналитики  comScore деликатно замечают, что эти «достижения» связаны с менталитетными особенностями народов трех стран. Якобы, мы – россияне, аргентинцы и бразильцы - наиболее общительны. То есть дело вовсе не в тяге к безделию, а в редких качествах души. Дальше места в десятке распределяются следующим образом: после Аргентины, Бразилии и России идут Тайланд, Турция, Израиль, Канада, Перу, Чили и Мексика.

Когда смотришь на эти рейтинги, в голову приходят, как минимум, два основных аспекта проблемы: экономический – каков ущерб для экономики от того, что в рабочее время мы виртуальны, и социальный – каков ущерб для каждого из нас от того, что наша жизнь протекает в искусственном мире.

Что едят тролли

Вы удивитесь, но у виртуальных забав есть вполне реальные цифры потерь. Приведу американские данные, так как мы свои убытки не еще не посчитали. Несмотря на то, что США не вошли в десятку самых активных по посещаемости соцсетей, экономика страны, по подсчетам независимых экспертов, ежегодно теряет около 650 млрд $. Эту цифру «делают» сидящие в Интернете как таковом, пользователи соцсетей и жертвы разных мобильных игрушек. Я уж не говорю о репутационном ущербе для компаний от «уместных» и «остроумных» комментариев их сотрудников в соцсетях. В России, кстати, подобные высказывания online тоже портят немало крови их авторам – высокопоставленным, как правило.

Вы скажете, что у нас во многих крупных компаниях выход в соцсети закрыт. Но ведь наш народ не проведешь: выпрыгивают в паутину через телефоны и планшетники. Есть, конечно, железный аргумент «соцсети помогают обмениваться контактами по работе». Но давайте будем честны сами с собой… Если специфика работы – IT-специалистов, например - предполагает поиск информации в соцсетях, об этом еще можно заикаться, но существуют профессии, в которых это точно не нужно. Например, зачем соцсеть бухгалтеру на рабочем месте? Существует, правда, компромисс: некоторые работодатели оставляют открытыми сугубо профессиональные соцсети, а те ресурсы, где мы самозабвенно лайкаем платьица и собачек, блокируют. Но, оказывается, это тоже не всегда решение проблемы. Очень часто сотрудники компании приходят в IT-отдел с тортом или пивом и просят открыть доступ. Такая тактика иногда срабатывает, и фирма продолжает нести убытки.

Обидней всего, что собственно на общение и обмен информацией в социальных сетях уходит не так много времени, как на достаточно бессодержательные споры, зачастую переходящие в обычное словоблудие. Интернет, по природе своей, явление авторитарное, а в странах с прерванной культурной традицией - и подавно. Стоит появиться неоднозначному мнению, как «стая единомышленников» бросается рвать на части его носителя, используя аргументы в традиционном русском стиле «сам дурак». Мне лично пространство Рунета часто напоминает выжженное поле с пасущимися стадами троллей. Троллинг, как вы помните, это вид оскорбительного поведения в сети с единственной целью – вызвать у вас эмоцию. Негативную, конечно. Тролли бывают разные: от примитивных до изысканных, но каждый свято соблюдает заповедь «зацепи другого». Они с удовольствием едят наше время.

Под колпаком

Теперь о вреде для нас самих. Сначала объективная сторона. Первое и уже сотни раз повторенное – психологический портрет пользователя, который можно нарисовать по его лайкам. Вывод принадлежит  англичанам - специалистам Microsoft Research Centre и Кембриджского Университета. Для хорошего психолога наши виртуальные предпочтения – бесценный материал. «Наследив» в соцсети, мы позволяем изучать себя с ног до головы. Кому, когда и для чего пригодится эта информация, мы не знаем. Да если б дело было только в лайках… Мы вообще очень беспечны, в отличие от нескольких предыдущих поколений, понимавших суть девиза «Не болтай!» А ведь история имеет свойство повторяться, особенно российская история. Но, конечно, каждый решает сам, показывать ли всему миру скан только что полученной мультивизы в какую-нибудь приличную страну или любоваться ею в кругу семьи. Главное помнить, что в виртуальном пространстве существуют все те же опасности, что и в обычной жизни: кража, ограбление, насилие. И они достаточно легко перепрыгивают из сети в реальный мир.

Теперь о субъективном. Из недавно открытых губительных влияний соцсетей можно вспомнить эксперимент ученых американского университета Юта Велли, показавший, что радостные фотографии друзей в соцсетях портят настроение пользователей, заставляя, думать, что они сами живут хуже. То есть дистабилизируют состояние человека. Есть еще одно субъективное обстоятельство, плавно перемещающееся в сферу деятельности психотерапевтов – привыкание к виртуальной жизни. По данным российских психиатров, около 15% пользователей соцсетей, при отсутствии доступа к ним, испытывают синдром отмены. Причем, некоторые его проявления  -  тревожность, раздражительность - схожи с картиной, наблюдаемой при отмене приема психоактивных веществ.

Синдром беспокойных рук

Начиналось все еще до появления соцсетей, на заре общедоступного Интернета. Понятие «интернет-зависимость» было открыто в 1995 году. Оно означает навязчивое желание пользоваться Всемирной паутиной и болезненную неспособность от нее отключиться. По разным данным, интернет-зависимы в мире около 10% пользователей. Есть страны, в которых проблема признана. В Китае, признавшем ее в 2008-м, работает клиника, где лечат, в том числе, электрошоком. У нас статус интернет-зависимости как психического расстройства формально не установлен, однако психотерапевты достаточно часто имеют дело с такими пациентами. А соответственно, существует масса медицинских исследований.

Интернет-зависимость условно делят на 6 основных типов: веб-сёрфинг – бесцельное блуждание в поисках чего-нибудь; виртуальное общение – соцсети, чаты; игровая зависимость – компьютерные игры; финансовая зависимость – покупки в Интернете, в том числе, ненужные; пристрастие к просмотру фильмов online; и, наконец, киберсексуальная зависимость.

Веб-сёрферов в России, по данным психотерапевта Александра Макарова, порядка 20% от всех имеющих доступ к соцсетям, то есть каждый пятый. Александр не первый год занимается снятием с интернет-иглы жителей больших городов. Он выделяет целый ряд признаков, наводящих на мысль о зависимости: «Первый тревожный сигнал должен прозвучать, когда человек начинает реже переодеваться offline, то есть в жизни, но чаще меняет аватар у себя на страничке. Кстати, Россия лидер по частоте смены аватаров. Также важно обратить внимание на общение. Я, например, видел в Новосибирске, как компания москвичей общалась между собой и у всех были гаджеты. Двое умудрялись даже твитты друг-другу отправлять из-за одного стола. Третий признак - людям не о чем поговорить и они уходят в свои телефоны, сидя рядом, но не общаясь друг с другом. И это, кстати, уже вошло в молодежную субкультуру. То, что 30-летние могут воспринять как обиду – «ты выбираешь не меня, а телефон» - для 20-летних комфортно».

Существуют и другие признаки зависимости от соцсетей. Например, собираясь на отдых, вы обязательно узнаете, есть ли wi-fi в отеле. Вы фотографируете себя всегда и везде, даже вынося мусор, лишь бы добавить снимок в альбом на своей страничке. Вы постоянно проверяете, не прислал ли вам кто-нибудь сообщение, хотя точно знаете, что ящик пуст. В большей степени, это беда мегаполисов с быстрым Интернетом, считают специалисты. Там же, где доступ в сеть дороже и скорость ниже, жизнь еще не успела столь разительно измениться.

Из сети в петлю?

Самый главный враг зависимого – уход от реальности: его жизнь перемещается в телефон, в планшет, в ноутбук, теряя твердую почву живого общения. Психически неустойчивых людей ненормированное пребывание в паутине вполне может привести к обострению или же к мыслям о суициде. По международной статистике, ежегодно около 100 человек в мире кончает жизнь самоубийством вследствие общения в соцсетях. Вспомним, что по данным Всемирной организации здравоохранения каждый год сводят счеты с жизнью около 1 миллиона человек. Получается, что сети «сжирают» 10% из них. Впрочем, и абсолютно здоровый человек тоже рискует, бездумно окунаясь в виртуальный мир.

«На психологию это влияет как впрямую, так и опосредованно, - считает Александр Макаров. - Мы же должны это время откуда-то извлечь. Если у вас есть семья, то несложно догадаться, откуда вы его возьмете. Естественно, семья и работа страдают в первую очередь: у человека начинаются проблемы. Страдает мышление, потому что человек, находящийся в виртуальном мире, теряет связь с так называемой «реальностью offline». Я это иногда называю визуальной медитацией: человек вроде бы что-то делает, но, на самом деле, нет. Поведение людей на улице тоже меняется: нередко можно наблюдать такую картину: два человека дерутся, а еще два это снимают. Или произошла авария, и люди первым делом вынимают телефоны».

Здесь уместно вспомнить случай, который обсуждался в СМИ: жительница Сербии Снежана Павлович попала в психиатрическую больницу с серьезными проблемами после того, как ее пост в Facebook не привлек внимания сетевых друзей. Медики окрестили это расстройство «синдромом Снежаны». На профессиональном языке диагноз звучит как «неудовлетворенность социальной потребности индивидуума в современном мире».

Выход есть, полагают специалисты. Универсальный совет – заменить одну зависимость другой: «подсесть» на здоровый образ жизни, путешествия, прикладное творчество и т.д. Есть меры «точечные»: уехать в отпуск на 2-4 недели без компьютера туда, где нет Интернета. Если такой возможности нет, можно удалять по одной социальной сети раз в неделю, заменяя ее новостными ресурсами, советует Александр Макаров. Если же и это не поможет, стоит подумать о курсе социально-психологической реабилитации или групповой психотерапии. Смело обращайтесь к психологу – проблема известная, вас поймут и помогут. Самостоятельно или с помощью врача очень важно ответить на ключевой вопрос: что для вас заменили соцсети? В чем ваша «неудовлетворенность социальной потребности»? Ведь зависимость – это всегда компенсация чего-либо. Успех очень часто скрыт в честном ответе. 

Зоя Милославская - журналист, теле-радиоведущая. 

Показать еще
Поделиться
В других СМИ
Реклама
Реклама