Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экспертные мнения

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Умер режиссер Дмитрий Брусникин. Он и его "брусникинцы" навсегда изменили российский театр

10 августа, 13:24 UTC+3 Тараканова Ольга
Дмитрий Брусникин

Дмитрий Брусникин

© Станислав Красильников/ТАСС
Автор
Тараканова Ольга Ольга Тараканова Ольга Тараканова
театральный блогер, руководитель студенческой лаборатории исследований театра при Школе культурологии ВШЭ
Профайл автора

Он незаметно перевернул российское театральное образование, разомкнув герметичное университетское пространство в сторону живых людей. Вырастил одну из самых бодрых актерских команд Москвы — "Мастерскую Брусникина". Готовился перевернуть вверх дном театр "Практика", важнейшую площадку для современной драматургии, где буквально за несколько дней до смерти стал художественным руководителем и куда смог вернуть мощного, но опального после скандала с "Тангейзером" менеджера Бориса Мездрича. Вечером 9 августа Брусникин умер от сердечной недостаточности — вслед за Олегом Табаковым, Михаилом Угаровым и Еленой Греминой.

Закономерность, не совпадение: я узнала о смерти Брусникина по пути на премьеру с актерами из его "Мастерской". Потому что не увидеть его учеников на очередной актуальной премьере почти невозможно. Слово "брусникинцы" стало использоваться в прессе, кажется, чаще, чем слово "Брусникин".

Они играют в спектаклях на лучших экспериментальных площадках от "Практики" до Центра им. Вс. Мейерхольда. Часто — всем курсом Школы-студии МХАТ, который еще до выпуска в 2015 году начал соревноваться с "Седьмой студией" Кирилла Серебренникова за статус самой яркой молодой команды в российском театре. Правда, если Серебренников почти сразу привел своих выпускников в Гоголь-Центр и занимал в основном в собственных спектаклях, то Брусникин консолидировал вокруг студентов модных режиссеров — Максима Диденко ("Чапаев и пустота"), Семена Александровского ("Война еще не началась"), Юрия Муравицкого ("Переворот").

Появляются они и в еще более крупных проектах — поодиночке или группами. В "Ученике" того же Серебренникова, где главную роль религиозного фанатика Вени сыграл "брусникинец" Петр Скворцов. В мучительно прекрасной "Родине", где речи советских партфункционеров и актуальных чиновников озвучивают пятеро актеров из "Мастерской".

"Брусникинцами" обычно называют только два молодых курса, но среди первых наборов не меньше громких имен. Например, Дарья Мороз и Александра Урсуляк, которые определяют актерский образ спектаклей Константина Богомолова и Юрия Бутусова. Или Юрий Квятковский — первопроходец иммерсивного театра в России и режиссер "хип-хоперы" "Копы в огне".

Назвать громкие работы самого Брусникина куда труднее. Да, в 90-е он много появлялся на сцене МХТ: образование у него, собственно, актерское, он выпускник Олега Ефремова. В МХТ эпохи Табакова тоже играл, ярче всего — в этапных спектаклях Виктора Рыжакова, которые перенесли пронзительно-исповедальную драматургию Ивана Вырыпаева из подвалов "Практики" и Театра.doc на большую государственную сцену. Еще снимался в криминальных драмах, некоторые даже режиссировал — и для независимого телевидения рубежа веков ("Петербургские тайны"), и для актуальных федеральных каналов ("Ищейка").

Он сказал в одном из интервью:

Школа[-студия МХАТ] — это основное место моей работы. С одной стороны, это всегда передача опыта. С другой — в какой-то момент за четыре года обучения возможны и конфликты. Но если человек [...] способен декларируемое доказать, то я это только приветствую. [...] На мой взгляд, нужно давать как можно больше свободы в проявлении себя. Только таким образом человек может понять, что он что-то значит Дмитрий Брусникин

Собственно, в выверенной прозрачности, готовности быть скорее медиатором, чем демиургом, и состоял феномен Брусникина. Он всегда подчеркивал, что ценит интенсивность и непосредственность актерского присутствия на сцене больше формальной выточенности режиссерских партитур. Его собственные спектакли от этого часто смотрелись несколько старомодно — качественно, бодро, но как-то излишне просто. Однако Брусникин и не скрывал, что делом жизни считает не режиссуру, а педагогику.

"Конференция о поэте Высоцком и поэзии вообще", которую я вчера смотрела, закончилась минутой молчания и слезами актерской команды. Но все полтора часа спектакля Анастасия Великородная, Александр Золотовицкий и Анастасия Лебедева существовали в режиме бодрейшей ультравитальности, который и характеризует работу "Мастерской Брусникина".

Иногда такая льющаяся через край энергия молодости даже кажется неловкой — излишне оптимистичной, самоуверенной. Но она же указывает и на живой, часто остро политизированный интерес ко всему вокруг. К интеллектуальным текстам о Высоцком, которые довольно дерзко, показательно иронизируя над авторитетами от Иосифа Бродского до Марии Степановой, представляли семеро "докладчиков" в Еврейском музее. Или к горожанам — от полицейских и бездомных до школьников и художников, монологи которых собирали на улицах во времена расцвета протестного движения для университетского экзамена и неожиданно вырастили в первый хитовый спектакль — "Это тоже я. Вербатим".

Собственно, с превращением вербатима и документального театра в основу актерского образования и связана та тихая революция, которую, как принято считать, совершил Брусникин в Школе-студии. Самый яркий пример здесь — проект "Транссиб", в котором вся "Мастерская" провела почти неделю в поезде до Владивостока и под руководством группы драматургов общалась с попутчиками, собирая материал для спектакля.

Спектакль, говорят, получился спорный: многие собеседники "брусникинцев" превратились из живых и сложных людей в карикатурные типажи русской жизни. Но в целом такой театр кажется случаем, когда репетиционный процесс и предварительное художественное исследование гораздо важнее предъявленного публике результата. Молодые богемные актеры повидали такое, чего не повидали бы никогда.

Тем более что за время учебы студенты Брусникина общались также и с куда более особенными группами. Например, расспрашивали пожилых актеров об их профессиональном прошлом в благотворительном проекте фонда "Артист" и работали в инклюзивной школе "Со-единение" над эскизом "Чайки" с участием людей, у которых нарушены слух и зрение.

Еще одной находкой Брусникина был акцент на важности актерского самопродюсирования, прагматичном подходе, который все еще мало распространен в излишне творческой театральной среде. Он настаивал на том, чтобы актеры не боялись приходить с инициативами на разные площадки, хотя и всегда жалел, что из государственных учреждений по-настоящему открыт для таких предложений только ЦИМ, проектный театр без труппы. В итоге из этой установки родилась серия моноспектаклей, большинство из которых сейчас идут в "Практике" — два года назад "Мастерская" стала резидентом театра.

В "Практике" Брусникина назначили исполняющим обязанности директора в мае этого года. Из новостей стало известно, что тихий Брусникин всерьез способен перевернуть игру в "Практике": 8 августа он переместился на должность худрука, а директором стал Борис Мездрич, тот самый, которого уволили из-за скандально известного "Тангейзера". Три года он не работал в театре и вот — вернулся. А сам Брусникин день пробыл на месте художественного руководителя. Мы никогда больше не узнаем, как они могли бы сработаться.

Подводя театральные итоги — 2017/18, почти все критики называли событием "сезона большой катастрофы" арест Серебренникова и три смерти — Табакова, Угарова, Греминой. Уже тогда было ясно, что важнейшим содержанием наступающего "Года театра" будут не масштабные празднества, а полуподпольный поиск способов существования без надежных опор. Смерть внимательного, спокойного и последовательного Брусникина — потеря очередной из таких опор.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru
Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!