8 сентября, 11:00Прямая речь
Глава "Газпром экспорта": экспорт газа может вырасти до рекордного уровня
© "Газпром экспорт"

Елена Бурмистрова в интервью ТАСС на ВЭФ-2017 — о перспективах экспорта российского газа в КНР, положении компании на европейском рынке и прогнозах объемов и цен экспорта российского газа

Генеральный директор "Газпром экспорта" Елена Бурмистрова в интервью ТАСС на Восточном экономическом форуме рассказала о перспективах экспорта газа в Китай, положении компании на рынке Европы и прогнозах объемов и цен экспорта российского газа.

— На Восточном экономическом форуме председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер сказал, что благодаря восточным проектам уже в самом ближайшем будущем экспорт газа холдинга превысит 200 миллиардов кубометров. Не могли бы вы оценить перспективы китайского направления? Может ли оно стать для "Газпрома" более важным, чем Европа?

— Для нас важны все наши клиенты. С игроками европейского рынка мы работаем давно, более 40 лет, и нас связывают тесные партнерские отношения.

Сегодня европейский рынок для нас является приоритетным. А китайский рынок — это наше будущее, это новые возможности. И, конечно же, это та точка роста, благодаря которой компания выйдет на рекордные цифры, упомянутые сегодня Алексеем Борисовичем: более 200 миллиардов кубометров экспортируемого газа. Это станет абсолютным рекордом для советской и российской газовой промышленности, для газовой индустрии в целом. 

Что же касается самого Китая, там недавно были опубликованы новые планы по развитию энергетики, в том числе было изменено процентное соотношение компонентов энергобаланса. Доля природного газа до 2030 года включительно будет достаточно интенсивно расти. Поэтому сейчас наши китайские партнеры изучают эти планы и начинают вносить изменения в свой энергобаланс. Таким образом, для нас открывается новая ниша. Безусловно, я надеюсь, что мы сможем интенсифицировать наши переговоры, в том числе, и о будущем "западного маршрута".

— В связи с этим переговоры могут активизироваться?

 — Я это допускаю.

— Уже были какие-то контакты на эту тему?

— Они и не прекращались. Мы контактируем с партнерами постоянно, начиная с 2007 года. Конечно, в 2014 году, перед подписанием контракта по "восточному" маршруту, переговоры ускорились. Контакты технических специалистов идут на регулярной основе. Мы общаемся с нашими коллегами и по коммерческим вопросам, обсуждаем перспективы поставок, в том числе и СПГ (сжиженный природный газ - прим. ТАСС). Поэтому, конечно же, переговоры будут продолжаться.

— А какую-то можно временную перспективу теперь обозначить в связи с тем, что они все-таки приняли эти правила?

— Новые ориентиры для энергетики Китая были опубликованы совсем недавно, поэтому теперь нашим коллегам предстоит большая работа.

Эксперты, которые отвечали за планирование трубопроводных проектов, также оценивали и потребности регионов в газификации, поскольку это связано с колоссальными инвестпрограммами, вынуждены будут переоценить существующий рынок. Сейчас наши партнеры изучают те возможности, которые у них появятся в связи с новыми планами. Я полагаю, что они будут искать новые возможности приобретения дополнительных объемов газа у самых разных поставщиков. Имеется в виду и СПГ, и трубопроводный газ. Но в случае с трубопроводным газом мы как ближайшие соседи имеем естественное географическое преимущество.

— Если продолжать тему трубопроводного газа, Япония неоднократно высказывала свою заинтересованность именно в поставках трубопроводного газа из России. Вы как оцениваете эту их идею? Насколько она в принципе реалистична?

— Безусловно, Япония имеющая совсем небольшие собственные запасы энергоносителей, заинтересована в реализации такого рода проектов. Не секрет, что трубопроводный газ до определенного расстояния конкурентоспособнее СПГ и предлагает большую стабильность поставок, а значит, и большую безопасность снабжения. Сейчас мы с японскими партнерами изучаем технические возможности таких поставок. Пять или десять лет назад, когда впервые поднимался вопрос о строительстве трубопровода в Японию, исследования показали, что существуют определенные риски, связанные с сейсмической активностью. Но технологии не стоят на месте. Посмотрим, что скажут наши японские коллеги.

— Возвращаясь к традиционному для "Газпрома" европейскому рынку. Планировалось, что осенью вы примете решение по очередному аукциону на экспорт газа, есть ли оно?

— Как уже отметил Алексей Борисович Миллер, в этом году мы планируем выйти на объем экспорта газа в Европу вплоть до 190 миллиардов кубометров. Мы не испытываем никаких проблем со сбытом нашего газа, поэтому сегодня в аукционе как средстве дополнительных продаж необходимости нет. Я полагаю, что мы еще пару месяцев будем следить за ситуацией, оценим и наши возможности в отношении транспортных мощностей. Ведь сейчас мы используем все забронированные нами транспортные мощности, активно закачиваем газ в европейские ПХГ (подземные хранилища газа - прим. ТАСС). По итогам мы сможем понять, проведем ли мы в этом году дополнительный аукцион на зимний период, или нет.

— На увеличение прогноза по экспорту газа в Европу, как я понимаю, повлиял и возврат полноценного доступа к газопроводу OPAL. Вы не опасаетесь со стороны европейских партнеров какого-то нового противодействия?

— Со стороны партнеров мы точно ничего не опасаемся. Наши партнеры нас поддерживают. На мой взгляд, уже ни для кого, ни в Берлине, ни в Брюсселе, не секрет, что безопасность поставок обеспечивают, в первую очередь, именно такие газопроводы, как OPAL. К счастью, сейчас здравый смысл возобладал, и в конце июля было принято решение о снятии ограничений на использование этого трубопровода. Сейчас мы бронируем мощности OPAL на суточной основе. И, конечно, это будет большим подспорьем для наших поставок в осенне-зимний период.

— А ежемесячные аукционы когда начнутся?

— Это зависит от процедуры аукциона, которая определена аукционной площадкой. Но теперь, когда сняты ограничения на доступ к мощностям, на мой взгляд, нет препятствий для перехода и к месячному, и к годовому планированию.

Я надеюсь, что польская сторона не будет предпринимать дополнительных шагов по противодействию полной загрузке OPAL до завершения разбирательства. Тем более, что зачастую такие действия работают против тех, кто их инициирует. Совершенно удивительно, когда политические амбиции ставятся во главу угла в коммерческих спорах.

— Еще один важный рынок для "Газпрома" — это Турция, естественно. Как у вас идут переговоры? Вы говорили, что тоже находитесь в постоянном контакте с Botas. Когда можно ждать результатов переговоров?

— Первые слушания запланированы уже на конец сентября. Мы продолжаем переговоры с партнерами и продолжаем попытки найти внесудебное решение. Как показывает опыт, нам это часто удается. Намечен еще ряд встреч с турецкой стороной. Посмотрим, сможем ли мы договориться, или же придется искать решение в арбитраже.

— Поскольку мы уже с вами про обновленный прогноз по экспорту по итогам года поговорили, может быть, вы пересматриваете и прогноз среднеэкспортной цены газа для Европы? Называлось $180 за тысячу кубометров на 2017 год.

— Наш прогноз средней цены уже изменяется в сторону повышения. По сегодняшним оценкам, она может быть в диапазоне $180-190.

— Как красиво будет по итогам года: 190 миллиардов и $190.

— Мы надеемся на это. Но посмотрим, какие еще сюрпризы нам преподнесет погода.

 

Беседовала Евгения Соколова 

Читать далее
Загрузить еще