8 сентября, 13:00Прямая речь
Дмитрий Конов: "Сибур" реализует большинство своих проектов опережающими темпами
© Артем Геодакян/ТАСС

Председатель правления компании "Сибур" в интервью ТАСС на ВЭФ-2017 — о поставках этана, подписании соглашения с "Газпромом" и об инвестициях

Реальный объем поставок "Газпромом" этана на Амурский газохимический комплекс (АГХК) "Сибура" может составить 1,7–1,9 млн тонн в год, при этом оптимальным сроком по определению основных параметров контракта для "Сибура" является третий квартал этого года. Вопрос энергообеспечения АГХК, помимо ранее озвученного "Русгидро", компания прорабатывает с компанией "Газпром энергохолдинг", а в перспективе возможен ввод собственных генераций.

Одновременно, "Сибур" практически полностью освоил кредит Фонда национального благосостояния, предоставленный на крупнейший проект холдинга "Запсибнефтехим", — неизрасходованными остались 15 млрд рублей. Об этом в интервью ТАСС на полях Восточного экономического форума заявил председатель правления компании Дмитрий Конов.

Мы начнем с вопросов про Амурский газохимический комплекс, раз уж мы находимся на востоке нашей страны. Планировалось в августе подписать с "Газпромом" контракт на поставки этана. Было ли это сделано и определены ли параметры сделки? Когда могут быть начаты поставки?

— Мы продолжаем вести переговоры. Для того чтобы мы могли перейти к стадии расширенного базового проекта с последующим принятием окончательных корпоративных решений о перспективах реализации проекта, необходимо понимать основные параметры контракта.

Соответственно, подписание соглашения с "Газпромом" — это необходимый пункт для работы по выбору технологии, партнеров, финансированию и прочим необходимым для реализации проекта аспектам. Мы сейчас уже ведем предварительные переговоры, но официально запустим все процедуры только после подписания контракта.  

Существует еще один важный фактор — необходимый объем сырья для нашего газохимического комплекса у ГПЗ появится в 2024 году, а это означает, что к этому моменту мы должны закончить строительство ГХК. Для реализации проекта к этому сроку нам необходимо принять окончательно проработанное решение в 2018 году. В связи с этим, мы сейчас находимся на важном этапе, когда нам нужно договориться с "Газпромом", чтобы успеть в первоначальные сроки.

А про объемы поставок этана на АГХК? "Газпром переработка Благовещенск" в своих материалах отмечает, что поставки этана на Амурский газохимический комплекс (ГХК) "Сибура" с Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ) "Газпрома" могут составить до 2,5 млн тонн в год. Это так и есть?

— Нужно очень четко разделять объем этана, который они ("Газпром" — прим. ТАСС) могут произвести, и тот объем этана, который мы можем использовать. При любом уменьшении выборки Китаем объема газа пропорционально сокращается объем этана, который будет выделяться на Амурском ГПЗ. Наш потенциальный проект — Амурский ГХК — в случае реализации будет устроен таким образом, что недопоставки этана невозможно потом восполнить. Поэтому объем, который мы можем отбирать, связан с его оптимальным размером мощности. Второй важный фактор: мы не можем позволить себе, чтобы "Газпром" снизил переработку газа и выпуск этана ниже того уровня, на который будет рассчитана мощность Амурского ГПЗ. В связи с этим, объем, который мы будем покупать, скорее всего, составит от 1,7 до 1,9 млн тонн в год. Нам объективно придется так структурировать контракт, когда и если мы договоримся, и именно такая форма будет выгодна "Газпрому".

— Вы сказали, что сейчас вы находитесь в некоем ограниченном временном моменте. А "час икс" у вас когда? Когда все-таки планируется выйти на договоренности по объемам поставок?

— Оптимальный срок для нас по определению основных параметров контракта с "Газпромом" — это третий квартал этого года.

— Я поняла. Тогда по поводу соглашения с "Русгидро" на энергообеспечение АГХК, которое было подписано на полях ПМЭФ. Появились ли другие партнеры по энергообеспечению комплекса, или же можно говорить о том, что этим вопросом займется только "Русгидро"?

— Мы обсуждаем варианты с несколькими партнерами. Россия — страна со многими источниками энергии. Мы также должны помнить о том, что есть источники энергии — сети и стоимость сетей, стоимость энергии и стоимость передачи. И это два фактора, которые нужно принимать во внимание.

— Каким будет предполагаемый объем инвестиций в энергообеспечение комплекса, оценивали?

— Сейчас сложно оценивать инвестиции, могу только сказать, что это не сотни миллиардов рублей, но и не миллионы.

— Вы сказали, что еще с кем-то ведете переговоры. Можете назвать, с кем конкретно? Возможно, это "Газпром энергохолдинг"?

— Да, с ними в том числе. Еще один вариант — наши собственные генерации, которые тоже надо развивать. Но пока все это теоретически.

Следующий вопрос про Индийскую нефтегазовую компанию Reliance Industries Limited. По итогам первого полугодия стало известно, что вы внесли еще 942 млн рублей в уставной капитал вашего совместного предприятия (СП), при этом доля участия "Сибура" в СП не изменилась. Чем обоснована необходимость внесения дополнительных средств в это СП?

— Финансированием реализации проекта, которое ведется за счет средств акционеров и кредитных средств. Пропорция владения не поменялась, бюджет — тоже. Это связано с тем, что мы приближаемся к завершающей стадии проекта, банковские кредиты уже использовали и сейчас обеспечиваем финансирование взносами акционеров в уставный капитал.

— Я правильно понимаю, что тогда и сохраняются планы по запуску производства в следующем году?

— Да.

А какая-то более конкретная дата?

— Мы ориентируемся на вторую половину 2018 года. Причем в Индии еще такая особенность, как сезон дождей. Когда начинается сезон дождей, совершенно невозможно спланировать, как будет идти стройка.

Это как у нас "зимники"?

— Примерно да. У нас на строительной площадке работают 4 тыс. рабочих, в сезон дождей там никого не остается. В этом году, к примеру, работа приостановилась на 2,5 недели из-за непогоды.

— То есть у нас в –50 °C мы работаем, а у них в сезон дождей вообще невозможно?

— У нас зимой в среднем производительность строительного труда падает на 30%. А там, когда проливные дожди, в принципе невозможно работать.

— Даже не представляла себе, на самом деле. Я всегда думала, что мы работаем в самых суровых условиях.

— У всех стран своя специфика. В Саудовской Аравии, кстати, обратная ситуация. Там все время очень жарко и производительность строительного труда временами тоже сильно падает.

Нам нужно все-таки вернуться к вопросу инвестиций. А можно назвать, сколько на данный момент уже инвестировано с каждой стороны в совместное предприятие или общий объем?

— Мы не раскрываем объем инвестиций до окончания реализации проектов. Могу сказать только, сейчас мы видим, что объем требуемых инвестиций ниже, чем в начале.

А можно какой-то процент назвать, сколько удалось сэкономить?

— Это двузначные цифры в процентах.

Поздравляю. А вот то, что касается использования средств Фонда национального благосостояния на "Запсибнефтехим". Предполагалось, что в августе выберете весь объем. Это произошло?

— Мы не отчитываемся по итогам августа, только в середине года — это видно в отчетности.

И, получается, прошло еще два месяца.

— "Сибур" на середину года освоил свыше 90% средств ФНБ, неиспользованными осталось 15 млрд рублей.

— Об этом мы уже в отчетности читали. Но вы же лучше знаете, сколько вы сейчас освоили. Не скажете?

— Мы продолжаем осваивать. Есть категории расходов, на которые можно тратить деньги ФНБ, и те, на которые лучше не тратить. Сейчас та стадия, когда расходы в основном связаны с приходом оборудования, оплачиваемого из средств ECA. А закрытия работ российских подрядчиков пока не происходит. В связи с этим использование денег ФНБ ускорить практически невозможно. Но так как вы нас все время об этом спрашиваете, скажу так: у нас есть четкая задача до конца года полностью освоить кредит ФНБ.

Расскажите, пожалуйста, о кредите от Deutsche Bank.

— Кредит Deutsche Bank — это как раз ECA финансирование. Это именно тот кредит, который мы выбираем, когда оборудование приходит. Есть открытая линия под гарантию Hermes. Соответственно, это финансирование связано с немецким контентным оборудованием и работой инжиниринговой компании. Заемные средства по этой кредитной линии мы выбираем по мере поставок оборудования и услуг от европейских подрядчиков "Запсибнефтехим".

Еще ранее шла речь о заключении нового кредитного соглашения с ВТБ. Предполагалось, что с учетом нового кредитного соглашения общий объем финансирования банком компании может составить до 30 млрд рублей, но в раскрытии этого не было отображено. Принято ли данное решение?

— Это текущая линия, которую открыли в 2016 году, мы в теории можем выбрать до 30 млрд рублей, но пока такой задачи нет. 

— А с кем-то еще ведете переговоры?

— Со всеми и всегда.

Это мой любимый ответ. Ну и, недавно вы ввели после реконструкции Южно-Балыкский, какой у вас следующий проект на очереди? Сколько инвестиций потребуется для модернизации следующих мощностей? На какие показатели планируется выйти после завершения реконструкции? Будете ли корректировать объем инвестпрограммы на этот год?

— Мы планировали объем капитальных вложений в 2017 году на уровне 200 млрд рублей. В первое полугодие мы показали CAPEX в 48,7 млрд рублей, это в основном средства, потраченные на "Запсибнефтехим". Мы не видим необходимости существенно корректировать инвестпрограмму. В рамках реализации большинства своих проектов, в первую очередь "Запсибнефтехима", мы идем опережающими темпами. Причем, скорее всего, нам не придется увеличивать затраты. Более того, наши капитальные вложения рассчитываются в рублях. С учетом разницы текущего курса и того, который мы закладывали, наши капитальные вложения могу быть ниже изначально прогнозируемых.  

На текущий момент большинство мощностей компании, примерно 70%, — это практически полностью обновленные и новые производства на наших исторических площадках. На 15–20% из оставшихся мощностей мы провели различные мероприятия с целью повышения эффективности производств. Если приводить примеры, то у нас есть проект, который можно оценить как продолжение модернизации Южно-Балыкского ГПЗ. Сейчас в районе этого завода ведется строительство установки глубокой очистки ШФЛУ с производительностью до 1,5 млн тонн ШФЛУ в год для сырьевого обеспечения "Запсибнефтехима".

Также из текущих проектов запланировано строительство на тобольской площадке малеинового ангидрида. Он сейчас в России не производится, в то же время решения на его основе востребованы в строительстве, автопроме, сельском хозяйстве и других сферах. В этом году принято решение о реализации проекта строительства нового производства пластификатора общего назначения — диоктилтерефталата на пермской площадке. Этот материал применяется в основном в строительстве.

Вы говорите, что курс рубля оказался выше планируемого. А по цене на нефть у вас какие были ориентиры?

— Очень похоже на то, что у нас есть сейчас. Может быть, чуть ниже.

А в бюджет у вас сколько было заложено? Или, может, на какую цену вы в следующем году ориентируетесь?

— Мы будем ориентироваться на те цифры, которые будет использовать правительство в прогнозе бюджета страны.

 Последние антироссийские санкции, которые США ввели 2 августа, как-то на вас влияют? Занимаетесь ли вы в связи с этим активнее вопросами импортозамещения?

— Это две разные темы. Вопросами импортозамещения мы и так занимаемся. Значение и возможные последствия санкций, которые введены 2 августа, как я понимаю, еще до конца никто не может понять. Пока эффекта для нас мы не видим. В условиях общей неблагоприятной обстановки и такой, скорее негативной, чем позитивной, динамики и неопределенности стараемся прогнозов не делать.

Согласна с вами. Кстати, вы же здесь, на форуме, подписали соглашение с Агентством по технологическому развитию.

— Да, пока по одному проекту — называется он "малеиновый ангидрид".

Да, я выучила эти слова.

— Если объяснять схематично, то берется бутан и с высоким выделением энергии перерабатывается в малеиновый ангидрид. Это проект интересный по экономике, потому что он дает, как я уже сказал, востребованный в разных сферах малеиновый ангидрид и много энергии. По сути такая малеиново-ангидридовая теплостанция, которая дает очень много пара.

Боже мой! То есть вы теперь немножко энергетикой займетесь?

— Нет, мы просто встроим эту энергию в свои потоки. На самом деле, один из драйверов экономики производства — максимально эффективное использование пара, который мы получаем на заводах. Что касается Агентства технологического развития — это  пилотный проект, который мы, наверное, и без них бы сделали, а они бы и без нас что-нибудь другое придумали. Но интересно поработать совместно, потому что, во-первых, дальше малеиновый ангидрид идет во многие отрасли промышленности, во-вторых, мы используем и иностранную технологию, и часть российской технологии. То есть, интересный кейс как по созданию мощности, так и по развитию переработки полученного продукта.

Вчера стало известно, что остановили на ремонт одну из двух линий по производству полимеров на площадке "Сибура" в Тобольске. Почему это было сделано? Это плановое?

— Мы еще не останавливали на ремонт в этом году "Сибур Тобольск", а сейчас решили остановить.

То есть плановая остановка — ничего сверхъестественного?

— Ничего сверхъестественного. Про "Сибур Тобольск" — там есть разные среды, которые используются, — например катализатор. Мы хотели попробовать проработать до конца года без остановки на ремонт, не теряя на производительности катализатора. Сейчас мы увидели, что падение производительности катализатора оказалось чуть более сильным, чем мы ожидали и приняли решение остановиться на ремонт.

Поняла. Еще вопрос по "Запсибу". Вчера на конференции в Казани директор по развитию бизнеса Renaissanсe Heavy Industries Артур Нигматуллин сообщил, что срок строительства этиленового комплекса "Запсиб-2" может быть сокращен с октября до мая 2019 года, то есть на полгода. Это действительно так?

— У нас нет никакого изменения сроков. Это контрактная работа с подрядчиками, с одним из подрядчиков, для большей его дисциплины.

Спасибо вам! Тогда в завершение вопрос по ситуации в нефтехимии. Как вы сейчас видите ситуацию на рынке?

— Нефтехимия сильно зависит от уровня внутреннего потребления, который в этом году показал положительную динамику по сравнению с прошлым. Я позитивно оцениваю перспективы отрасли. Находясь в цикле замены синтетическими материалами других традиционных материалов, нефтехимия на фоне других отраслей чувствует себя гораздо лучше. Мы наблюдаем рост потребления и расширение сфер применения полимеров, что является ключевым драйвером отрасли. Поэтому когда экономика растет, то нефтехимия растет еще быстрее, когда экономика падает, нефтехимия падает медленнее. И второе: мы видим определенный экономический подъем в этом году по сравнению с предыдущим годом, что отрасли, безусловно, помогает.

А если о мировом рынке говорить?

— На мировом рынке мы ждем введения американских мощностей под конец этого года, а также в 2018–2019 годах. Посмотрим, что будет меняться. Это достаточно существенный и важный фактор.

Беседовали Евгения Соколова, Ирина Мандрыкина 

Читать далее
Загрузить еще