Все новости
Нефть, автомобили и фондовый рынок.
Нефть, автомобили и фондовый рынок.
Нефть, автомобили и фондовый рынок.
Нефть, автомобили и фондовый рынок.
Нефть, автомобили и фондовый рынок.
Пандемия COVID-19

Нефть, автомобили и фондовый рынок. Как пандемия обернулась "потерянным десятилетием"

© EPA-EFE/JUSTIN LANE
Беспрецедентные в современной истории ограничительные меры по всему миру вызвали новый экономический кризис планетарного масштаба

Нефть

Падение спроса на нефть в 2020 году стало рекордным. В апреле, когда под различными ограничениями находились около 4 млрд человек, порядка 60% самолетов были прикованы к земле, а автоперевозки упали на 50%, мировой спрос на нефть рухнул сразу на 29 млн баррелей в сутки.

Даже с учетом последовавшего восстановления спроса по итогам года он снизился на 8,7 млн баррелей в сутки, до 91 млн. Это в разы больше, чем в рецессию 2009 года или во времена мирового нефтяного кризиса 1980-го. Для сравнения: это больше, чем нужно третьему в мире потребителю нефти — Индии.

В 2020 году фиксировались и сильнейшие колебания цен на нефть: если в начале года они доходили до $70 за баррель, то 1 апреля баррель Brent стоил $15. Не последнюю роль в этом, помимо панических настроений на рынке, сыграл распад соглашения ОПЕК+. Хотя его участники скоро заключили новую сделку, 20 апреля впервые в истории котировки майских фьючерсов на американскую марку WTI стали отрицательными.

Летом на фоне массовой отмены ограничений котировки восстановились до $40–45 за баррель Brent, но по итогам года в целом она потеряла 35%, снизившись до $41,96.

Фондовые и валютные рынки

Паника была и на фондовых рынках. Американский индекс S&P 500 к апрелю потерял 34% от пиковых значений середины февраля, британский FTSE 100 упал на 35%, германский DAX — на 39%, японский Nikkei — на 31%, российский индекс Мосбиржи — на 34%. Но эти потери давно отыграны — летняя отмена ограничений и масштабное стимулирование экономики в ведущих странах позволили индексам не просто вернуться в "зеленую зону", но и продолжить ставить исторические рекорды.

На валютных рынках картина немного иная. Начиналось все с распродаж: в первой половине 2020 года, по данным Credit Suisse, канадский доллар потерял к американскому 4,8%, индийская рупия — 5,5%, британский фунт — 6,7%, турецкая лира и российский рубль — по 13%, мексиканское песо — 18%, бразильский реал — 27%. Однако возвращаться к прежним курсам валюты не спешат — слабость по отношению доллару многим выгодна.

Продажи авто

Продажи легковых автомобилей — один из основных показателей потребительских настроений. В Европе в мае они рухнули сразу на 52%, а в целом по итогам года — на рекордные 23,7%, до 9,9 млн машин (данные Европейской ассоциации производителей автомобилей).

На этом фоне Россия, где этот показатель снизился только на 9,1%, даже поднялась с пятого на четвертое место в Европе
Непроданные новые автомобили в логистическом порту Дуйсбурга, Германия AP Photo/Martin Meissner
Описание
Непроданные новые автомобили в логистическом порту Дуйсбурга, Германия
© AP Photo/Martin Meissner

В США продажи авто уменьшились на 15%. Пострадал и рынок Китая, где было продано 19,29 млн легковых машин (спад на 6,8%). Однако общий объем продаж автомобилей там составил 25,31 млн — это лишь на 1,9% меньше уровня предыдущего года.

Меры поддержки

Для преодоления кризиса ведущие страны принимали самые масштабные меры прямой поддержки экономики.

Самыми объемными они стали в США — стоимость анонсированного еще весной пакета помощи достигла $2,3 трлн (11% ВВП)

Германия потратила $189,3 млрд (4,9% ВВП), Китай — 169,7 млрд (1,2% ВВП). В целом страны G20 израсходовали на поддержку своих экономик более $13 трлн — это сопоставимо, например, с суммарным ВВП стран БРИКС. Общий объем антикризисных мер в России в 2020 году оценивается в $65 млрд, или примерно 4,5% ВВП.

Кроме того, центральные банки США, ЕС, Японии и Великобритании за 2020 год провели количественное смягчение, то есть выкупили с рынка государственные и корпоративные бумаги, на $7,8 трлн.

Падение и прогнозы

Среди стран G20 только Китай по итогам года показал экономический рост — он, по оценке МВФ, составил 2,3%, при том что экономика всего мира потеряла 3,5%.

Экономики стран G7 упали на 5,9% (США — на 3,4%), а стран Евросоюза — на 7,2%. Россия где-то посередине — падение ее ВВП в 2020 году оценивается в 3,1%.

Прогнозы на 2021 год благодаря массовой вакцинации и очередным пакетам помощи от правительств выглядят оптимистично: в России рост ВВП может составить 3,1%, в Евросоюзе — 4,2%, в США — 5,1%, считают в МВФ. К 2024 году мировой ВВП может вернуться к значениям, которые фиксировались до пандемии, хотя в итоге и недосчитается примерно $22 трлн.

Потерянное десятилетие

Но эксперты и политики все равно говорят о новом "потерянном десятилетии". Дело в том, что мировая экономика в последние годы и так росла медленнее, чем в начале XXI века: развитые страны — в среднем на 2% в год против 2,4%, развивающиеся — на 5% вместо 7%. Мир и так с трудом преодолевал последствия кризиса 2009 года, а коронавирус не только перечеркнул достигнутое, но и ускорил ряд процессов, ставящих перед человечеством еще более сложные вызовы.

Нефтяные буровые платформы в Техасе, США AP Photo/Eric Gay
Описание
Нефтяные буровые платформы в Техасе, США
© AP Photo/Eric Gay

Несмотря на декларировавшиеся коллективные усилия развитых стран по преодолению кризиса 2009 года, мировая торговля все больше характеризуется протекционизмом. США активно пытались ослабить ВТО, а при президенте Дональде Трампе и вовсе пошли на торговую войну с Китаем.

Низкие темпы экономического роста в мире усилили неравенство как между странами, так и внутри них, а низкие процентные ставки и государственные расходы, усиливая корпорации и повышая стоимость активов, подавляли рост занятости и зарплат.

По оценке Международной организации труда, "коронакризис" поставил под угрозу более 500 млн рабочих мест в мире, и 100 млн из них будут потеряны окончательно. В результате до 120 млн жителей развивающихся стран окажутся в крайней нищете

При этом пандемия ускорила "четвертую промышленную революцию", которая высвобождает еще больше массовых и низкооплачиваемых рабочих мест, а перевод многих взаимодействий в "цифру" ярко подчеркнул неравный доступ к технологиям. Так, по данным ООН, если в Кувейте и ОАЭ 100% жителей имеют доступ к интернету, то в Бангладеш — лишь 12%.

Надежды на восстановление экономики могут растаять уже в 2022 году с прекращением масштабных государственных вливаний. Возможная причина — огромный мировой долг, который из-за беспрецедентного стимулирования вырос на $10 трлн, или 15%.

О том, как пандемия повлияла на другие сферы жизни, читайте здесь

Даниил Шабашов